Skip to main content

Full text of "Dragotsennye i tsvetnye kamni Rossii, tom 1"

See other formats








ішраіііііи коііиссиіі по пзученокі естественник нронзворительнш снн Рнссин 

Российской Академии Наук. 




ДРАГОЦЕННЫЕ я ЦВЕТНЫЕ 


КАМНИ РОССІ4И 

Реіг.'іЦАЫ 
А. Е. Ферсмана 

при содействии сотрудников отдела драгоценного камня комиссии: Н. И. Влодавец, (опис. 
Петерг. фабрики и абразион. матер.), Р. Б. Россиенская (мраморы), В. В. ІѴІостовенко 
(Екатеринб. фабрика), Ф. П. Б и р б а у м (фирма Фаберже), Е. О. Романовский (деятельность 
Пермикина), П. Н. Столпянский (история Петербургских зданий), Л. Ф. Б а ц е в и ч (архивы), 
В. И. Влодавец (архивы), В. А. Унковская (архивы, осмотры дворцов-музеев), Д. к Ю ф е- 

р о в (архивы), Е. В. Еремина (флюорит). 

Рисунки и чертежи выполнены художницей комиссии Альмой Бонштедт. 


Том I, 




^0^ 




IV . су -г- г 







«Некоторые из камней поставляются выше всякой 
цены и меры богатств человеческих, так что для 
многих людей к высочайшему и совершенному со- 
зерцанию природы довольно единого драгоценного 
камня». 

Плиний (пер. В. Севергина 1819 г.). 


і Монография О драгоценных и цветных камнях России посвящается одной 
из крупных, но мало оцененных или, вернее говоря, забытых производительных 
сил русской природы. Я более, чем кто-либо другой, сознаю огромные недо- 
.•статки выполненной мною работы, неполноту сведений, односторонность и 
узкость освещения, отсутствие красок там, где во всей яркости надо было 
передать внешнюю красоту и внутреннюю гармонию цветного камня. Однако, 
полное отсутствие какой бы то нп было сводки по этому вопросу, за исключе- 
нпем популярной и притом устаревшей я не всегда точной книги Пыляева, 
'-заставило меня не откладывать печатания. 

К цветному и драгоценному камню России п к его использованию можно 
подходить с нескольких точек зрения: чисто минералогической, промышленной, 
худоікественной, исторической. Я делаю попытку осветить этот многогранный 
вопрос со всех указанных выше точек зрения, но особенное внимание посвя- 
: щаю тому, что лежит в основе всех остальных, — п р и р о д е самого камня, его 
свойствам и происхождению. Выдвигая эти вопросы, я исхожу из мысли, что 
; само промышленное, техническое или художественное использование камня 
.является лишь выявлением тех характерных черт и элементов красоты, кото- 
і рыми его наделила природа и которые во всей своей совокупности и во всех 
і, своих деталях являются выражением и отражением геохимических процессов, 
сопутствовавших его образованию. Художественное творчество человека, интуи- 
’тивно схватывающее в своих высоких достижениях характерные черты камня, 
•связывается таким образом с глубокими научными проблемами его исследо- 
вания, п при рассматривании Обработки камня в исторической перспективе 
іневольно вырисовывается эта связь, подчиняющая материалу и его свойствам 
Творческий порыв народного искусства. 

И исходя из этих точек зрения, камень, как один из важнейших мате- 
риалов пр икладного искусства, представляется мне неот'емлемым элементом 
• культурного развития человечества; изучение его во всех стадиях использо- 
;^ания, начиная с природных месторождений и кончая обработкою в художе- 
ственных мастерских, ^является задачею культур но- исторического значения. 


Было бы большою ошибкою смотреть на драгоценный камень, как на!| 
элемент богатства, праздной роскоши, тщеславного самоукрашения; в _ этой роли ■; 
он выступил сравнительно недавно, тогда как в истории культуры его значение ; 
определяется далеко не тою денежною ценностью, -о горую он предо тавлял, а 
,тем обаянием красоты, блеска и яркости красок, тем художественным сонета- ■ 
нием природных свойств и творческого замысла? і^оторое заставило еще на заре ч 
человеческой культуры смотреть на самоцветный камень, как на воплощение | 
богатств и красот природы (Плиний). і 

В архитектуре, скульптуре и разнообразных видах делсоративного искусства, '! 
в народной фантазии сказок и народного эпоса, в поэтических образах изящной | 
литературы — всюду драгоценный камень сыграл свою роль, вдохновляя худож- 1 
ника, давая незаменимый материал архитектору и открывая широкий простор д 
фантазии поэта. і 

Как отражался русский камень на этих сторонах народного творчества, какую і 
роль играл он в русском прхи«іадном искусстве, как ве.дики его богатства, его 
промышленная ценность? Вот ряд вопросов, которые ставит жизнь и на кото - 1 
рые мояіно ответить лишь объективным исследованием самого камня, — его 
свойств, местороягдений и иснользованрія. И сообразно с этою задачею «Драго- 
ценные и цветные камни России» распадаются на четыре самостоятельных тома, 
посвященных отдельным сторонам этого многогранного вопроса: і 

Первый том — посвящен самому камню и, как указано ниже в преди- 
словии к нему, имеет целью дать фактический материал о свойствах и распро-и 
странении в России отдельных его видов. 1 


Второй то м — посвящен характеристике месторождений и происхожде- 1 
нию драгоценных и цветных камнрй и дает картину распространения их в| 
России и тех возмояіностей, которые еще таятся в русской природе, при болееі 
внимательном изучении ее богатств. 'й 

1’ретий то м — охватывает все стороны использования камня, начиная! 
с его добычи, перевозки, продажи и кончая художественною обработкою в ма-Л 
стерских и фабриках. Я 


Наконец, четвертый т о м— распадается на две части: в первой — содер- ) 
жится исторический очерк использования камня в России, биографии некоторых^ 
наиболее выдающихся деятелей в области камня, описание камня в музеях и 
дворцах и т. д.; вторая часть содержит ряд приложений, копии архивных ма^ 
териалов, исправления, дополнения и подробные указатели ко всем четырем , 
томам. 


Таким образом я начинаю с изложения фактического материала, а основные 
выводы, и общие положения откладываю до последних томов. 

Во многих отношениях настоящая работа есть коллективный труд: она , 
вылилась как результат трудов отдела драгоценного камня Ко.миссии и в ней 
отразились идеи, знания и опыт целого ряда близких мне лиц, специалисто» ■ 
и любителей камня. Им моя искренняя благодарность, и0о без их содействия -л 
я не мог бы сделать этой первой попытки дать монографическое описание 
одной из производительных сил страны. 




В технике исполнения самой работы, требовавшей кропотливого просмотра 
огро>гпой литературы, поисков по библиотекам книг, составления выписок и. 




наконец, очень сложной переписки самой рукописи, огромная работа выпала на 
долю ученого сотрудника Геологического Музея Академии Наук А. И. Шес- 
товой, подбиравшей литературу, и корреспонденток Комиссии производитель- 
них сил Е. П. Кесслер и А. И. Сперанской. 

В области шучения и описания самих камней, их свойств и месторождений 
необходимо отметить содействие Р. Б. Россиенской, составившей на осно- 
вании собранных ею многочисленных данных краткий обзор мраморов России, 
Е. В. Ер ем иной, давшей очерк флюорита, и А. Н. Ге й сл ер а, часть ис- 
следования которого над яшмами вошла в первый том. 

При составлении второго и третьего тома мне приходится отметить особенное ' 
участие целого ряда лиц; В. В. Мостовенко (І 1920), бывший директор Ека- 
теринбургской и Петергофской гранильных фабрик, дал незаменимый материал 
своих воспоминаний об этих учреждениях, много ценных деталей удалось полу- 
чить и от А. Л. Гуна и Е. В. Гомилев ского, бывших управляющих Пе- 
тергофско ю фабрикою, и особенною благодарностью я обязан нынешнему ее ди- 
ректору С. А. Т р а н ц е е в у. Не менее ценным для общей картины оказалось 
описание Ф. П. Б и р б а у м о м, старшим мастером и художником фирмы Ф а- 
б е р ж е, камнерезной и ювелирной деятельности этой фирмы; равным образом, 
в эти тома вошли выдержки из детального обзора механического оборудования 
и методов работы на Петергофской фабрике, составленного помощником ее дирек- 
тора Н. И. В и о д а в ц е м. 

Очень крупные архивные изыскания легли в основу настоящего издания: 
вел эту работу целый ряд лиц при тяжелых условиях зимнего времени: инженер 
Л. Ф. Б а ц е в и ч (бывш. Кабинет), В. И. Влодавец (Уделы), Д. В. Ю ф е р о в 
(Уделы), В. А. У н к о в с к а я (Академия Художеств), М. В. Ямбикова (Горный 
департамент). Особою ценностью отличались архивные материалы, выписанные 
из б. Архива Уделов Е. 0. Романовским и касающиеся добычи нефрита и 
лазурита в Прибайкалье. 

При составлении исторической части и изучении музеев и дворцов неза- 
менимое содействие оказали С. Н. Трой ниц кий (директор Эрмитажа), В. Й. 
Талепоровски й (хранитель Павловского дворца-музея), В. К. Макаров 
(хранпте.ігь Гатчинского дворца- музея), а также В. А. У н к о в с к ая, составившая 
ряд описаний камня в дворцах, и П. Н. Столпянский, давший ряд истори- 
ческих справок о дворцах и зданиях старого Петербурга. 

Особую заботу представляло составление схем; чертежей, карт и художе- 
ственное в оспроизведение наиболее выдающихся изделий из камня. В этом ва- 
жном деле приняли участие В. В. Ляпунова с весьма удачным воспроизве- 
дением прибайкальского лазурита, Ф. П. Бирбаум с рядом интересных пе- 
редач яшм, но подавляющее число рисунков выполнено было художницей Ко- 
миссии Производительных сил Альмою Бонштедт, посвятившею себя 
специально иллюстрационной стороне издания. 

Таковы те многочисленные спещіалисты и сотрудники Отдела драгоценного 
камня комисси и, которые приняли участие в выполнении этой работы. Только 
благодаря их содействию удалось в полтора года закончить и подготовить к 
печати свыше 80 печатных листов текста и изготовить несколько сот ориги- 
нальных иллюстраций, чертежей и карт. 


Сдавая первый том в набор и одновременно работая над окончанием че* 
твертого, я прекрасно понимаю, что еще большой промежуток времени отде- 
ляет выход в свет последних страниц, и много затруднений, может быть и не- ’ 
преодолимых препятствий, оягидает впереди воспроизведение рисунков и карт. ■ 
Желание художественно передать красоту русского драгоценного и цвет-, 
ного камня наталкивается на ряд необоримых затруднений, и выполнение его . 
приходится отложить до того времени, когда по условиям печатания можно , 
будет в переработанной и дополненной форме второго издания вновь вернуться 
к описанию драгоценных и цветных камней России, как одного из забытых бо- 
гатств русской природы и русского народа. 




Январь 1921 года. 









Предисловие к первому тому. 

Настоящий том посвящен дета,ііьной характеристике отдельных минеральных 
видов, используемых и могущих быть использованными гранильною и камнеобде- 
лывающею промышленностью России. Сюда вошел основной материал для характе- 
ристики всего настоящего и будущего этих отраслей русской художественной 
промышленности и, потому, я счел нужным при характеристике каждого вида 
останавливаться на выяснении тех мер, которые должны быть приняты для усиления 
его использования. 

Порядок изложения приноромен к широко распространенному труду М, В а и е г’а 
«Ейеізіеіпкиіісіе» (1909); для удобства нахождения справок в конце первого тома 
помещено подробное оглавление, а в конце последнего будут приложены детальные 
указатели, которые должны облегчить пользование настоящею частью, может быть 
несколько затрудненное искусственным порядком изложения материала. 

В описание совершенно не вошли характеристики таких минеральных тел 
как; варисцит, лазулит, аксинит, андалузит, цоизит, гарниерит, бенитоит, пренит, 
томсонит, натролит, каламин, галмей, элеолит, гаюин, молдавит, гиперстен, 
диопсид, сподумен с его разновидностями и некоторые другие. Одних я не 
касался ввиду их редкости или невзрачности в русских месторождениях, других 
потому, что они являются совершенно неизвестными до сих пор в России. Равным 
образом исключены из рассмотрения такие вещества, как перламутр, коралл и 
жемчуг, не входящие в непосредственные задачи минералогического изучения, а 
отчасти и мрамор ввиду того, что последнему предположено посвятить специальную 
монографию (совместно с Р. Россиенской). 

По сравнению с другими сводками по драгоценным и цветным камням, мною 
включены некоторые вещества, обычно не описываемые в аналогичных изданиях, 
а именно: агальматолит, змеевик, офиокальцит, сепиолит, известковый шпат (с его 
разновидностями), каменная соль, графит и, наконец, некоторые другие более 
редкие минеральные тела, специально используемые в нашем отечестве. Б общеіМ, 
при исключите.іьном богатстве России цветными камнями (т. е. по преимуществу 
материалом не ограночного, а поделочного характера) при дальнейшем изложении 
особенное внимание отведено именно этой группе минеральных тел, и, потому, 
напр., главы о яшме, нефрите, лазурите и т. д. изложены с гораздо большею 
детальностью, чем, напр., главы об алмазе, корунде или опале. 




10 


:;;^ ;-,,;^-.ѵ ,ч;л^ <:?:.;.^‘.^’:ч 

:,ѵ V'- ■• '■• ". .' .'• .' V .ѵ 

-і.. . , -, ч. 


Ш'" 


Щ;;,- 


Кі-і'- . 


При описании каждого минерального вида я в общем придерживаюсь такого 
порядка: за общей характеристикой следует краткое изложение вопроса об исполь- 
зовании камня в исторической перспективе вплоть до современного момента, затем ' 
описание камня русского в его главнейших месторождениях. Менее важные место- 
рождения обычно помепщются мною в сжатом виде в конце каждой главы, перед 
литературой, которая, в случае обилия приводимых сносок, располагается в хро- 
нологическом порядке, иногда разбиваясь для удобства на группы по отдельным . 
месторождениям. При составлении списка литературы, для некоторых более 
ваяшых тел я стремился к исчерпывающим данным, причем незаменимую помощь 
в этом деле мне оказал карточный указатель литературы В. И. Верна д- 
ского, ныне продолжаемый мною. Книги, по каким либо причинам мною не 
просмотренные, отмечены звездочкой, порядковые номера в списках служат для 
цитат, приводимых в квадратных скобках в тексте. В описание отдельных мине- 
ралов я вложил ряд своих собственных наблюдений и заметок, сделанных в 
течение многочисленных поездок и экспедиций последних 10 лет~в Крым, на Урал, 
Алтай, в Забайкалье и Монголию. Самое описание внешних признаков и параге- 
незиса минералов составлено на основании изучения богато подобранного научного 
материала Минералогического и Геологического Музея Академии Наук, карточные 
каталоги которого дали возможность составить сводки главнейших месторождений 
каждого ископаемого. 

Я должен, однако, добавить, что при описании отдельных тел я не следовал 
слепо только что изложенному плану, но, желая иногда дать более цельную кар- 
тину, видоизменял ее, оттеняя те или иные более важные стороны вопроса. . 

























А л м а 3 "). 

Россия не может похвалиться своими месторождениями алмазов: алмаз в России 
встречен в слишком ничтожных количествах, чтобы говорить о нем, как о драго- 
ценном камне практического значения *) **). Однако, чисто научное значение его так 
велико, что приходится пожалеть, что немногие десятки кристаллов, бывшие в ру- 
ках гр. ІІолье и Шуваловых, были в значительной части подвергнуты огранке, 
и не были сохранены для науки. Нельзя также не обратить внимания на то, что 
проблема происхождения алмаза в наших трех районах, где он известен (Урал, 
Лапландия и Енисейская губ.), не только не разрешена, но даже и не по- 
ставлена, и что не было сколько нибудь серьезных попыток практически подойти 
к нашим главным Уральским месторождениям и попытаться рядом специальных 
исследований изучить их природу и возможную связь с теми или иными 
породами. До тех пор, пока этот вопрос не будет научно решен, должен оста- 
ваться открытым и вопрос чисто практического характера, так как алмазы при 
большинстве горных работ могут оставаться незамеченными, даже при внима- 
тельной и технически совершенной промывке золотоносных песков. В этом отно- 
шении поучительным является указание на то, что в ряде районов Бразилии 
алмазы были найдены на вашгердах только тогда, когда нашлись рабочие, спе- 
циально обративпіие на них внимание. Поэтому весьма важным является ука- 
зание Мельникова, что на вашгердах сносится кварц и будет сноситься 
также и алмаз, если не дать надлежащей (не слишком большой) скорости 
струе воды, а скорость эта может быть определена лишь путем опыта, потому 
что обыкновенно в головке вашгерда остаются лишь удельно-тяжелые элементы, 
т. е. золото с магнитным железняком и даже корунд, все же более легкое уно- 
сится про'чь. Поэтому следует искать алмазы не промывкой на вашгердах, где они 
могут легко сноситься, но сортировкой песков на грохотах и просматривать в 
отдельности разные номера отсевок. 

Во всяком случае серьезное изучение вопроса о русских алмазах является 
необходимым. Оно неоднократно ставилось на очередь, назначались награды за 
находки алмазов, для ознакомления рабочих с алмазом были в 1838 и в 1895 г.г. 

*) При изучении старой литературы надо осторожно относиться к наименованию «алмазі, так 
как это слово часто прилагалось к бесцветным, прозрачным, блестящим камням или кристаллам. Так, 
горные хрустали или топазы Урала и Сибири в начале XIX века именовались «сибирским илы 
уральским алмазом», 

*’") Всего найдено в России менее ЗОО кристаллов. 







'7^"л' -.Т^'-ѵ.-’^*- ■■. 


ІѴ-Зі 


ш 


I -іЧ ^ ' 

I ШЖ\ у 










12 


разосланы кристаллики этого минерала по Уральским горным заводам, в 1898 г. 
был приглашен П. П. Шуваловым большой специалист алмазного дела француз- 
ский инженер Бутан, автор крупной монографии по алмазу, но настоящих спе- 
циальных работ в этом направлении не производилось. Интересный документ 
Бутана находится, благодаря любезности инженера К. В. Маркова, у меня на 
руках, и впредь до появления его полностью (см. том ІТ*ый) привожу несколько 
выдержек из отчета этого специалиста, касающихся самого главного русского 
месторождения — Ерестовоздвиженских промыслов на Урале: надо при этом иметь 
ввиду, что Бутан тщетно пытался сам найти кристаллики алмаза и вообще 
высказывался против посылки сюда какой либо большой разведывательной геологи- 
ческой партии, думая, что для таких поисковых работ надо еще предварительно 
собрать сведения и в точности в течение некоторого времени учитывать все условия 
новых находок; вместе с тем он совершенно справедливо указывал, что нельзя 
ставить себе задачей отыскать новые алмазоносные пески или их коренные породы, 
так как такого рода находки, по его мнению, могут делаться лишь случайно. Вот 
что пишет Бутан по этому вопросу: 

«Оставляя в стороне вопрос об открытии алмазов в коренном месторождении 
(на Ерестовоздвиженских промыслах), как вопрос слишком темный для того, чтобы 
предвидеть, хоть приблизительно, его решение, и который можно будет рассмотреть 
снова после, если какой нибудь специальный факт явится на лицо, я думаю, что 
следовало бы в.зяться более настойчивым образом, если возможно, за условия раз- 
работки песков в Ерестовоздвиженских россыпях и подвергать от времени до вре- 
мени тщательному осмотру золотоносные пески, добываемые в этой местности. 

Относительно первого пункта, если в будущем алмазы будут найдены, я 
думаю, что следует строго наказать, чтобы немедленно были отмечены с точностью 
в журнале, специально для этой цели заведенном, число и вес найденных алмазов, 
место с которого происходили пески, содержащие их, также глубина, на которой 
пески взяты и необходимо отложить в сторону два или три кубические фута песков 
с надписью, как обрасчнк. Быть может со временем составленный таким образом 
маленький музей, если его продолжать, доставит ценные указания. 

Во вторых — для серьезного исследования песков, если их много, надо завести про- 
стой и недорогой прибор, состоящий главным образом из небольшого сортировочного 
барабана и грохота, употребляемого на Гарце, оба примерно с тремя отделениями, 
что, кажется, достаточно. Этот прибор должен действовать аедующим образом: 

Промыв предварительно песок на обыкновенных местных промывных станках 
и пропустив его через решето с более или менее мелкой сеткой, смотря по на- 
добности, чтобы отделить более крупные камни, его пропускают через сортировочньш 
барабан, которого каждое отделение соответствует одному отделению грохота. В 
послледний можно положить на сетку обыкновенной дроби, если бы не достаточно 
было железной руды, находящейся в этом песке, для составления довольно тяжелой 
подстилки. 





Под действием частых ударов поршня прибора, кварц и сланец перейдут в 
верхнюю часть его и будут выброшены через верхний край, тогда как железная 
руда останется на дне, на сите. Алмаз с удельным весом 3,5, между удельным 
весом кварца и сланца с одной стороны и удельным весом железной руды с дру- 
гой, останется в средней части, которую от времени до времени нужно собирать 
и перебирать в ручную. Такая разборка гравия, приведенного таким образом к 
малому количеству вещества, превосходно промытого и сортированного, будет очень 
легкой. Надо только позаботиться перебирать гравий на гладком столе, расстилая 
песок тонким слоем, посредством маленькой жестяной линейки, когда он еще в 
мокром состоянии. 

Этот прибор позволит исследовать от времени до времени пять или шесть 
тонн песков, которые будут заслуживать внимания, с местным персоналом слу- 
жащих, т. е., делая ничтожную затрату только на рабочую силу. 

Если 'случилось бы сделать таким образом какое-нибудь открытие, необходимо 
тогда исследовать этот вопрос снова, попросить инженеров заметить интересные 
места и сохранить все необходимые данные для его исследования. Но в данный 
момент это все, что мне кажется полезным и уместным>. 

Таковы те справедливые пожелания, которые высказаны были Бутаном и 
приведение в исполнение которых является действительно необходимым для выясне- 
ния происхождения русских алмазов в различных местах их находок. 

На основании этих данных Биссерское заводоуправление на Урале наметило 
такой план работ, которому, однако, не было суждено осуществиться: «как только 
рабочий отыщет алмаз (что случается несколько раз втечение года) завести 
такой порядок, чтобы место нахождения алмаза было с точностью намечено, как'^ 
в натуре, так и на плане. Немедленно лее приступить (на особом Гарцовском 
станке) к промывке прилегающих песков, причем отложить и хранить при конторе 
от 2 до 3 фунтов этих песков, из непосредственно сопровождавших найденный 
алмаз. За открытие алмаза (с точным указанием его места нахождения) назначить 
достаточную премию. 

Завести систематические разведки золотых россыпей, организовав их на 
следующих основаниях. 

Назначить постоянную артель разведчиков, в числе не более 6 человек, под 
начальством сметливого штейгера, возложив на нее производство разведок, пробитие 
шурфов и пр. в местах, указанных местным горным инженером; учредить за ними 
строгий контроль, вести в Промысловой Конторе правильную ведомость всем 
произведенным ими работам, нанося их по номерам на плане (возможно большего 
масштаба); вместе с тем собрать обрасчики всех добытых песков, храня их под 
номерами, соответствующими номерам ведомости и плана» (Архив Заводоуправл. 
гр. Шуваловых). 

Нельзя отрицать рациональности этих предположений и в будущем следовало бы 
принять их за основу при всякой новой находке этого камня. Однако, прежде всего 



для разрешения вопроса необходимо поставить ряд чисто научных геолого-мине- 
ралогических изысканий, кои должны быть намечены и проведены во всех извест- 
ных нам алмазоносных районах России. 


Распространение алмазов на Урале. 

Перехожу к краткому описанию отдельных находок алмаза в России, касаясь 
но преимуществу нашего главнейшего месторождения — Ерестовоздвиженских про- 
мыслов в Биссерской Даче на западном склоне Урала. Что же касается до других, 
весьма многочисленных указываемых в литературе месторождений алмаза на Урале, 
то надо иметь в виду, что единичность многих находок заставляет вообще говоря 
осторожно относиться ко многим указаниям: так одни из кристаллов были найдены 
не іп Бііи, а в партии «хризолитов>, привезенных с промыслов, другие находки 
сделаны были при условиях, возбуждающих сомнения; неоднократно можно было 
думать, что «находка» алмаза могла быть вызвана желанием выгодно продать 
какую-либо россыпь. Даже к совершенно несомненному Биссерскому месторождению 
многие относились очень долго скептически, а Кокшаров в своих воспоминаниях, 
напечатанных в Русской Старине (1890, II, стр. 20), детально излагал свои 
основания сомневаться в этом месторождении. 

Во всяком случае алмазы в России сделались известными лишь в первой 
половине XIX века, и трудно согласиться с К и н г о м и Б л ю м н е р о м, вычитавшими 
у старых авторов, что русский (скифский) алмаз был известен древним грекам. 
При несомненном смешении у греческих писателей горного хрусталя и других про- 
зрачных видов драгоценных камней с алмазом было бы слишком большой 
натяжкой считать, что именно настоящий аоа|ла; Уральских гор был известен 
в древности па юге России. 


I. Западный склон Урала. 

1) . Ересто Воздвиженский прииск графа П. Шувалова 
(б. графини Полье, графини Бутеро-Радоли) по р. Полуденке, притоку р. Койвы 
в Биссерской даче, Пермской губ., Пермск. уезда, в 25 в. к В. от Биссерского 
зав. Россыпь леяшт в 1 50 саж. на правом берегу Полуденки около церкви, частью- 
по течению р. Поперечной. 

2) . Адольфовский прииск того же владельца по ручью Адольфова 
.юга, притоку р. Полуденки, в 1% в. к зап. от' Ерестовоздвиженского прииска. 
См. схематическую карточку рис. 1, стр. 15. 

Первая находка алмазов была сде.іана летом 1829 г. и вся история его 
открытия в связи с некоторыми предсказаниями, сделанными независимо друг от 



друга с одной стороны М. Энгельгардтом, с другой А. Гумбольдтом, 
выяснена и описана весьма подробно. Самая находка первых алмазов была сделана 
совершенно случайно вне связи с этими предсказаниями и лишь совпадая с ними 
по времени, причем, невидимому, заслуга самой находки принадлежит мальчику 
Павлу Попову, работавшему при вашгерде, а честь точного определения камня, 
принятого сначала за «топаз», — приезжавшему на промысел Фрейбергскоиу мине- 
ралогу Шмидту. 

Для обследования этой находки, вызвавшей в Петербурге сенсацию, был 
командирован горный офицер Карпов и дерптский проф. М. Энгельгардт, 
удостоверившие правильность ее, причем второй, согласно с мнением Шмидта, 
материнской породой алмазов признал черный доломит, подстилавший россыпи. 

Геологическое строение этой местности и строение самих россыпей изучено 
' довольно детально 2 е г г е п е г’ом [15]. 

Первые находки камней были 
связаны с Адольфовым логом— не- 
большой, большею частью сухой до- 
линкой, длиною в 380 саж., тяну- 1 
іцейся с Ю.-В. на С.-8. и дости- і 
, гающей в нижней части ширины 
40 саж. Сама россыпь, мощностью 
не свыше ІѴг — 2 арш. в этом месте 
лежит под слоем арш. чернозема 
и состоит из обломков горного хру- 
сталя, халцедона, бурого железняка, \ 
в огромных количествах в псевдо- | 
морфозах — кубах по пириту, серного | 
колчедана, гематита, апатита, магее- | 

';-тііта, золота, редкой платийы, мно- | 

• гочисленных кусков доломита, квар- | 
цита II тальково-хлоритового сланца. 

Общее содержание железистых мине- 
ралов было так велико, что К а р п о 
руды. Подстилается россыпь массой черного доломитового песку, мощностью от 2 до 
5 арш., лежащего непосредственно на самоді доломите. 

Доломит, с которым столь часто связывалось происхождение алмазов, пере- 
слаивается с тальковохлоритовыми сланцами и слюдистыми песчаниками, назы- 
вавшимися раньше игаколумитом. Общее простирание пород приблизительно ме- 
ридиональное; Адольфов лог и речка Поперечная связаны по своему протяжению, 
повидимоиу, с этим направлением поставленных на голову пород. Сам доломит 
прорезан жилами гидротермального типа . с Кристалами бурого шпата, кварца и не- 



сравнивал россыпь с пластами железной 


большими шарообразными виючениями радиально-лучистого графита. Последняя | 
находка^ сделанная мною в 1914 г., является интересной, но единичной и до сих 1 
пор еще не изучена. ^ 


Кроме главного местонахождения в Адольфовом логу алмазы попадались и 
по рч. Поперечной, впадающей в Полуденку слева, немного ниже самого селения, | 
и, наконец, на краю селения в 200 — 300 саж. от церкви, где золотоносные пески | 


достигали мощности до 7 — 9 футов и содержали огромные обломки и друзь 



кварца. Количество найденных здесь кристаллов алмаза не превышало 25. 

Во всех этих отдельных местах, тесно связанных между собой генетически 




и по типу россыпей, всего было найдено немного более 200 кристаллов. Вели- | 



Форма кристаллов очень напоминала алмазы Бразилии, благодаря сильной окру- | 
гленности граней. В общем кристаллы отличались большой прозрачностью, изредка | 
желтоватым оттенком и черными углистыми включениями. і 


ііхѵѵуѵлх V/ X і Ѵ-/ІЛ1ѴѴ/ІТІ лл аті ісх х ол и ѵ' х іи і. і. л хтіла • 

Происхождение алмазов в этом небольшом замкнутом районе остается зага- 
дочным. Необходимо отметить, что алмазы встречались лишь в указанных выше 


пунктах, притом исключительно в золотоносных песках, богатых бурым железня- ( 
ком. Ни 2 е г г е п е г, многолетний управляющий промыслами, на посетивший их Ѵ 
пнжен. Бутан, ни я, обследовавший россыпи в, 1914 г., пе даем каких-либо ' 
более определенных данных, и приходится соглашаться с выводами Бутана, что 
и углистый . доломит, и итаколумит, и зеленокаменные породы этого района могут 
с одинаковою вероятностью считаться материнской породой. Незначительность 
области распространения и сильная выработка самих песков многочисленными • 
дудками заставляют согласиться с мнением Бутана, что пока еще нет доста- 
точных оснований для работ больших разведочных партий. 


3) В книге Барбот-де - Марии [71] отмечается в Биссерском районе 
еще «третья алмазо-содержащая россыпь — Георгиевская,— она находится у 
дер. Северной, лежащей в 12 в. к юго-востоку от сел. Ерестовоздвижеиских про- 
мыслов и в 3 в. от ст. Европейской Уральской ж. д. Россыпь лежит на правом 
увале р. Тйскос (приток р. Еойвы) на 8 — 12 саж. выше уровня реки и покоится 
на доломите. Два алмаза здесь найдены в пятидесятых годах, а два в 1900 г.». 
Нигде в литературе сведений об этой россыпи не имеется, и, потому, я оставляю 
это указание под сомнением, тем более, что во время моего осмотра Биссерских 
промыслов в 1914 г. местные жііте.іи и администрация ничего об этом место- . 
рождении не упоминалп. 

4) Харитоно-Компанейс'кий прииск купца Ы. Иванова, по ,; 
рч. Данковке, левому притоку реки Серебряной, в казенной Серебрянской даче і 
Гороблагодатского округа. Пермской губ., Еунгурского уезда, в 70 в. от Ересто- 
Воздвиженских промыслов. 




Еданственный алмаз (Уг карата) был найден на этом прииске 7-го августа 
1887 г. старателем Петром Лядовым, о чем, на основании официального 
извещения начальника Уральских заводов, П. В. Еремеев доложил Минера- 
логическому Обществу. О дальнейших находках здесь алмазов известий не имеется. 

5) Ключевский прииск купца Расторгуева, Пермской губ. и уез’да, 
в 38 в. к. Ю.-З. от Ерестовоздвигкенского прииска гр. П. Шувалова, по р. Серебряной, 
Серебрянской дачи (в 40 в. от предыдущего на С.-В.). 

Единственный алмаз был найден здесь 9 февраля 1876 г. 

6) О л ь г и н с к и й прииск, Серебрянской дачи. 

Указание на это месторождение отмечается только Л е б е д е в ы м, который 
безуспешно искал их на прииске. Указание неясное и никем не подтвержденное 
Точное положение прииска мне неизвестно. 

И. Восточный склон Урала. 

7) Н и к о л а е-С в я т и т е л ь с к и й прииск, бывш. Я. Бурдакова и К® 
по речке Журавлику, притоку р. Пса, Гороблагодатского округа, Пермской губ., 
Верхотурского уезда, в 12 в. к С.-В. от горы Качканар. 

Алмаз был найден здесь в 1884 г. В. Бурдаковым, который, сняв его 
с вашгерда, принял сперва за кварц (вес кар.). 

Настоящее определение было сделано П. В. Е р е м е е в ы м, который и опи- 
сал его кристаллографически. Известий о дальнейших находках здесь алмаза не 
имеется, но Бордаков предполагал, что алмазов гораздо больше, чем их на- 
ходят. ' 

8) Казенный К у ш а й с с к и й прииск по рч. Кушайке, Гороблагодатского 
округа. Пермской губ. Верхотурского уе.зда, 25 в. от Кушвы, в 40 в. от централь- 
ного хребта (р. Кушайка, лев. приток Салды; истоки в 12 в. на С.-В. от Кушвы). 
Единственный алмаз был найден здесь в конце 1838 г. и являлся первым алма- 
зом, найденным на казенных землях. Бесцветный, сильно блестящий кристалл в 
’/іе каратов — в глине с обломками диабаза, сиенита, горного хрусталя ' и сердо- 
лика. Россыпь лежала на зеленокаменной породе. 

9) С л а д к 0 -Г о с т и н ы й н р и и с к А. Шориной в Верхнетуринской даче, 
Пермской губ.. Верхотурского уезда. 

Единственный алмаз был найден здесь в феврале 1885 г., весом в ка- 
рата. Прозрачный, бесцветный, сложных комбинаций, «без обтертых ребер>. 

10) П р и и с к Д. М е д ж е р а, Пермской губ. Екатеринбургского окр. 14 в. к. 
В. от г. Екатеринбурга но Сибирскому тракту, в % в. от тракта. 

В 1831 г. здесь были найдены два маленьких алмаза. Первое указание у 
Я. Зембницкого. Более алмазов здесь не найдено, Один криета.іл весом в 

кар. 

11) Жостовской прииск Поклевского-Козелл в Монетной 
даче, Пермской губ., Екатеринбургск. уезда. 


в 1891 г. здесь был найден один очень маленький кристалл кар.)* 

который хранителем музея Ур. О-ва Люб. Естеств. в Екатеринбурге Д. И. Лоб а- 
новым определен был как алмаз с очень сильно округлыми гранями. 

12) П л а т и н о в ы е и «хризолитовые» прииски по реке 
Бобровке, Нижне-Тагильского округа, Пермской губ., Берхотурского уезда. 

В конце 90-х годов среди партии демантоидов открыто было несколько 
алмазов, из которых три переданы в музей Уральского О-ва Любителей Естество- 
знания. Цвет одного из них желтоватый. Н. К. Высоцкий склонен связывать ' 
происхождение этих алмазов с ду^нитовыми породами. Надо иметь в виду, что все \ 
красталлы найдены в партиях «хризолитов», уже присланных в Екатеринбург. ? 

13) Старательский прииск Цапы близ дер. Колташей в Невьянской ) 
даче наел. Яковлева и Рукавишниковых, ІІермсв. губ., Екатеринбурге!;, округа. і 

Один кристалл бесцветный с желтоватым оттенком хранится в Екатеринбурге і 
(®І8 карата). 

Сюда же относится, и ряд других указаний на р. Поло ж и х у, подробно описай- ■ 
ных у В. Мамонтова, у которого заимствую часть нижеследующаго описания. - 

Б 1895 г. кристалл алмаза, весом в 1‘;8 кар., был снят с вашгерда при 
промывке песков россыпи речки ІТоложихи, правого притока р. Режа, Пермской 
губ.. Екатеринбургского округа, в даче Невьянского завода, в от деревни ) 

Еолташи, Черемисской вол., крестьянином этой деревни Данилой Зверевым. ^ 
Это был четвертый по счету алмаз, найденный им, по его словам, в песках по о 
речке Иоложихе, которые он с начала восьмидесятых годов промывал для добычи 
рубинов и сапфиров. Всего ему известно, по его рассказам 1920 года, около , 
10 кристаллов из россыпей р. Но лож и хи. 

Первый алмаз был найден нм в 1879 г. и вскоре потерян, второй— в | 
1880 г. и до последнего времени находился у владельца известной минералоги- . 
ческой ко.мекции Д. П. Шорина в Нижнетагильске третий он нашел в ^ 
1894 г. и, наконец, в 1895 г. — четвертый. В 1904 г. два кристаллика из 
Колташей видел В. Воробьев у священника отца Ивана в селе Черемисском. ^ 
Таким образом, находка алмаза в этой россыпи не может быть названа случайной, | 
как это вполне применимо к тем месторождениям, где были известны лишь еди- 
ничные случаи нахождения этого редкого минерала. 

Само месторождение находится верстах в 40 к С.-В. от станции Невьянск, Горно- 
заводской линии. Близ дер. Ео.тши вверх по течению реки Режа видны выходы 
темного, крутопадающего кристаллического (доломитизированного) известняка. 
Постелью россыпи, или, вернее, ручья Положихн служат те же известняки почти 
в контакте со змеевиками; далее на восток выходит — гранит. Выше по течению 
этого ручья выходит х.іоритовый сланец, большие куски которого, почти совсем 
неокатанные, все время попадаются в песках россыпи. Сама россыпь носит 

Интересный рассказ о находке этого алмаза имеется в очерке Д, Сибиряк а: «Слмоцветы». 

В газете €Голос> за 1882 г. ужо отмечались находки алмазов у Колташей. 











19 


ііеправпльный характер; пласт песка часто меняет свою мощность, местами пре- 
рывается п имеет все признаки отложения горной речки. Мамонтов просил 
Данилу Зверева промыть при себе часть песка, и было промыто три тачки — 
около 50 пуд. песка, причем при внимательном осмотре с вашгерда были сняты 
многочисленные кварцевые, лимонитовые и пиритовые гальки, несколько псевдо- 
морфоз бурого железняка по пириту, несколько мелких оливинов, обломки топаза, 
один красный корунд, совершенно мутный, с плохо образованными плоскостями и 
непригодный для измерений, и много кусков известняка, хлоритового сланца 
к т. п. По промывке получился типичный черный шлих с массой кристалликов 
магнитного железняка, а также с кристалликами красного граната, циркона, с 
зернышками оливина (? А, Ф.) и с незначительным количеством мелкого золота. 

14) Прииск б л. дер. Кипр и ной, в Невьяпской даче наел. Яковлева и 
Рукавишниковых, в 5 вер. от с. Аятского, Пермск. губ., Екатеринбургск. округа. 

В 1891 г. здесь был найден один алмаз, весом ‘І 2 карата, снятый с ваш- 
герда вместе с цирконом, венисой и рубинами. По вполне справедливому мнению 
А. К р а с н о п о л ь с к о г о, это месторождение доляшо быть отнесено к преды- 
дущему. 

II!. Южный Урал. 

15) Ильтабановский прииск ген.-лейт; Жемчужникова и К°, Успенская 
россыпь, ба. рудника Успенского, Оренбургск. губ., Верхнеуральского уезда. 

В июле 1839 г. горн. пнж. И. Редикорцев донес о находке здесь кри- 
сталла алмаза, весом в ’ід карата. Известий о последующих находках здесь 
алмазов не встречается, но П ы л я е в утверждает, что кристалл был подброшен 
для продажи приисков. 

16) В и к т о р о в с к и й прииск А. ІІрибылова по речке Каменке, левому 
притоку р. Санарки, Оренбургской губ., Троицкого уезда. 

Более или менее достоверные сведения о находках здесь алмазов сводятся к 
следующему: первый кристалл алмаза был приобретен в 1892 г. зо.тотопромыгален- 
ником П р и б ы л о в ы м от своего старателя, нашедшего его при промывке верховика 
на Викторовском прииске Козминых (№ прииска 137), (а не на ІО.]ьевском 
как это бы.іо сказано в докладе П. В. Еремеева), расположенном в области 
распространения гранита здесь жб на северном склоне речки Каменки. Вес его — 
’із карата. Кристалл бесцветен и со всех сторон отчетливо образован сильно 
блестящими, выпуклыми плоскостями. 

17) Один из приисков Кочкарской системы, Оренбургск. губ. 

Один алмаз был найден здесь рабочим башкиром летом 1893 года, от 

которого и был приобретен студентом Горного Института Линдером, доста- 
вившим его для определения И. В. Еремеев у. Прозрачен, вес около ®І 5 кар. 
желтоватого цвета. 

2 * 


‘г, 


'Я. I 




IV. Приуралье. 

18) К р а с н о у ф и м с к и й уезд, Пермской губ. ІПамабипской волости,,, 
р, Красноборка, первый лог от устья. 

Доставлен в 1912 г. в Геологический Музей Академии Наук через Мнне- 
рачіогическую контору Л. Крыжановокого. Происхождение сомнителі.пое. Двойник 
но октаедру, слабо сплющенный по тригопалыюй оси. 

Происхождение Уральских алмазов. 

Все вышеприведенные места нахождения алмазов на Урале нанесены мною 
на карточку месторождений цветных н драгоценных камней Урала, причем, однако, 
ряд значков поставчіен был условно, так как мне неизвестно точное положеппс 
указываемых в литературе приисков *). И частности это касается СладкогоСтинного 
прииска в Еушвинском (Гороблагодатск.) округе, и особенно Успенской п ІІльта- 
бановской россыпей на Южном Урале: последнее место мною отмечено в районе 
верховий Лика (Урала) около дер. Ильтабановой, но мне известно, что главная 
часть приисков ген. Жемчужникова была южнее 'Верхнеуральска по р. Кіг.нілу. 
Месторождение 18 на карту не могло быть нанесено. 

Как бы то ни было, если даже допустіпт. некоторые неточности в располо- 
жении некоторых точек, то все же можно подметить несколько общих законностей. 
Все точки, за іісключение.м весьма сомнительной — Красноуфіімской, расположены 
тремя группами: северной — Гороблагодатской-Бнссерской, средней — Верхисетской и 
южной — в районе Еочкарских россьпіей. Обе последних определенно приурочены к 
вост'бчным склонам, первая — не столько к западному склону, сколько к Централь- 
ному Уральскому хребету. В сунщости более определенно намечаются только две 
первые группы, тогда как южная пока носит лишь случайный характер и не 
нозвочіяет , делать никаких выводов. 

Северная, наиболее богатая группа приурочена к россыпям золота, с со- 
держанием платины. Для выяснения ее генезиса нам не хватает точных данных, 
ІЮ все же можно отметить, что она связана с близостью дунитовых (олнвшювых) 
массивов или диабазовых покровов. Как будто бы эта связь с зсленока.менными 
породами намечается здесь совершенно определенно, однако, должна быть отме- 
чена еще вторая характерная черта для части этой группы — связь с черными 
доломитами, служащими постелью как для бнсСерских месторождений, так н для 
серебрянских. Может лн эта связь иметь генетическое значение, сказать трудно, 
но нельзя не отметить, что сравнительно важная область алмазных находок по 
р. Положихе тоже связана с доломитовыми породами, как лонсем россыни. 

Для второй области — Верхисетской— мы имеем гораздо меньше данных, но 
общий характер главного района у Колташсй скорее говорит за связь не столько 


*) Карта по техническим соображениям может быть при.іол:ена лишь ко второму тому, где она 
й.члюстрирует главу о камнях Урала. 









21 — 


1 :. 


леііосредственно с кислыми породами, сколько с контактом их с известняками и 
зеленокаменнымп, что мы видим по обилию корунда и зернышек оливина (если 
только определение последнего минерала Мамонтов ы м правильно). 

Все это вместе взятое ие дает никаких^ указаний в пользу поисков генети- 
ческой связи алмазоіі с гранитными пегматитами, как это пытался для Индии 
доказаті. С 1і а р е г, а скорее заставляет искать материнскую породу в тех зелепо- 
камениых и олпвииовых массивах, которые не толыю в Африке, но а в Северной 
Америке и в Австралии являются первоисточником алмазов. 

Во всяком случае та связь с итаколумнтами, которая так поддерживалась в 
первые годы их открытия, вряд ли заслуживает внимания, да и вообще сходство 
с Бразильскими месторождениями мне кажется несколько искусственным. 

Алмазы в Русской Лапландии *. 

Ма,іепышс кристаллики алмаза открыты были Велэном в 1891 году среди 
песков, привезенных географом Раб о с реки Паз (Пасвпг). По описанию В елэ па 
они находились вместе с гранатом, цирконом, амфиболом, главкофаном, дистеном, 
корундом, рутилом и некоторыми другими минералами. Это открытие произвело 
целую сенсацию в России и вызвало командировку па реку Раз (Пасвик) 
М. Мельников а, который детально обследовал пограничный с Норвегией район, 
ожидая установи ть связь алмазопосііых песков с гранитными пегматитами. Его поиски 
оказались безуспешішми, несмотря на то, что розовые пески, богатые альмандином, 
были им найдены в ряде мест; хотя эти пески и отличались несколько по своему 
минералогическому составу от описанных В е л э и о м, тем ие менее подтверждали 
распространение альмапдгшовых песков. В этом же районе позднее (в 1913 г.) 
работал С. К о п р а д п, который в своем доьмаде в Мипера-логическом Обществе 
познакомил со своими исследованиями того же района. В противоположность 
мнению В е л э и а и М е л ь и и к о в а, искавших связи алмазов с пегматитами 
и таким образом шедших ио далеко ие проверенному пути Ч а и е р а, К о и р а д п 
в этом районе обратил внимание па ряд выходов оливішовых пород, состав и. 
строение которых оказались довольно сходными с кимберлитом Южной Африки. 
Хотя ему тоже нс удалось найти и следов или признаков алмазов, тем ве менее 
его догадки весьма остроумны и заставляют именно в этом паиравлешш вести 
дальнейшие изследования. 

Необходимо, однако, иметь в виду, что алмазы оказались нсіаючителыіо в 

*) Дза Севера считаю вужным привести интересную выписку из дол Горн. Департамента 
(3-ьс отд. 1-ый стол, Л8 18. 1823 г.), которая с исторической точки зрения заслуживает внимания: 
<по каменистому берегу Двины близ Орлецов, в Пиниловекой (?) волости, говорит предание, :іа 
несколько десятков, лет перед сим, найден' был большой величины алмаз; почему, во время царство- 
-вания императрицы Анны Иоановны и был преставлен к сим берегам караул, дабы пдававшие по 
Двине на судах ие брали валяющиеся там каменья. Ломоносов в своей Металлургии говорит, чтд 
■'Я находит спосэбным Ор.іецкие горы к содержанию алмазов>. 



одной партии привезенных Рабо песков, а в остальных обнаружены не были. 
Принимая во внимание неособенную аккуратность этикетировки многочисленных 
образцов, привезенных Рабо из своих путешествий, можно опасаться, не про- 
изошло ли здесь ошибки и не попали ли алмазы в его пески совершенно случайно. 

Во всяком случае этот вопрос большого научного интереса до сих пор ? 

керазрешеи и несомненно сможет получить более определенное разрешение лишь ; 

в случае очені) деталыіых_геологических и минералогических исследований всего І 

пограничного района. і| 

л 

Алмазы Енисейской тайги. 


Только в 1898 г. сделались известными алмазы по притоку Енисея р. Мель- 
ничной и по Точильному ключу, впадающему в Б. Пит недалеко от впадения 
его в Енисей. Первый кристалл был найден в Николаевском прииске но первой 
речке, позднее здесь-же, в Александровском и Еонстантиновском приисках, были 
найдены еще кристаллы. По Точильному ключу был найден один кристалл весом 
Ѵі карата, в Покровском прииске. Верховья обоих рек сходятся и потому обе 
находки принадлежат к одному и тому-же району *). 

Для кристаллов этих россыпей интересно отсутствие округления ребер. 

Обе вышепоименованные реки лежат приблизительно на расстоянии 25 верст 
одна от другой и текут на всем протяжении в области песчаников и конгло- 
мератов. Коренные породы (сиениты и сиенито-гнейсы) лежат севернее этого 
района рек. Повидимому, с ними предположительно связывал Л. Я ч е в с к и й 
происхождение алмазов, тогда как А. Мейстер отмечал присутствие к северу 
от верховья р. Мельничной оливиновых пород, залегающих среди гранита. 

Точной картины генезиса здесь не имеется, да и не может быть составлено 
при случайности и отрывочности имеющихся отдельных сведений. 


■і'і 

' '!■ • 

Заключение. ' 


Мы видели таким образом, что проблема о русских алмазах еще нс решена и 
что впереди огромная исследовательская работа над изучением местороященнй 
этого камня. Может быть несколько легкомысленно придавать веру древним пи- 


сателям, подчеркивавшим обилие алмазов в районе Понта, ибо под алмазом в те ■ 
времена подразумевались разные прозрачные бесцветные камни, но все-же знамена- | 
тельно, что Плиний и другие писатели, а также критики последнего времени | 
Кіп§ и Війтпег**) отнеслись с некоторым доверием к этим указаниям. 


*) Геологическую карту района см. В. Обручев. Геолог, очерк золотой, обд. Сибиіш. 1915, 
II (2) стр. 72, карта № 3. 

**) Вііітпег. ТесЬпоІ. и. Тегтіпоіобіе б. (^е^ѵв^Ье. 1884. III. 232. С. Кіи^. Хаіиг. ЫзЮгу 
оГ ргес. зіопез. 1865. 31, 417. 



Выяснение вопроса о происхождении русских алмазов не безнадежно, но надо 
поднять его во всей широте и сложности тех проблем, которые ставятся система- 
тическим изучением наших Уральских россыней. 

В заключение, в виду большой важности и необходимости специального кри- 
сталлографического изучения русских алмазов, привожу известный мне список 
собраний, в которых находится этот минерал. Этот список несомненно весьма 
неполон, тем не менее он может служить некоторою основою для специальных 
работ над этим минералом. 

1. Минералогический Музей Академии Наук. 

1 Крестовоздвиженских промыслов (-Ѵбі кар.). 

2 р. Бобровки Тагильской. 

1 р. Красноборки Красноуфимского уезда, Пермской губернии. 

5 кристаллов Крестовоздв. (временно от инженера Е. Б. Марков а). 

2. М у 3 е й Г о р н о го И н с т II т у т а. 

1 Пльевского (очевидно ІОльевского) прииска на ІО^кном Урале (^^ карата). Ом. место- 
рождение До 16. 

1 из Кочкарских россыпей, {% карата). 

1 Харптоново-Еомнаыейских приисков (Ѵю карата), светлозеленый кристалл. 

1 Евдокимовскйх приисков (где это?), 

2 Биссерских (^ н % карата). ( 

5. ВысшиеЖенскиеЕурсывПетрограде. 

1 Биссерскип. • • 

4. Московский Университет. 

1 Колташи. 

5. Коллекция Д. П. Солоыирского в Екатеринбурге (ныне Уральский Горн. Институт). 

' 3 Уральских кристалла. 

6. К а ганский Университет. 

1 кристалл из Колтагпей на Среднем Урале. 

7. Музей Уральского Общества в Екатеринбурге. 

1 из Жостовского прииска. 

3—р. Бобровки. 

8. БерлинскийУниверсптет. 

10 Биссерских р:ристаллов. 

9. Страссбургский Университет. 

5 кристаллов Биссерских. 


ЛИТЕРАТУРА. 

/ 1. М. Энгельгардт. Надежды на открытие алмазов на Урале. Зоигпаі йе 81. РеІегзЬопг^ 

1826. № 118. 

2. Гр. По лье. Зоигпаі йе 81;. РёіегзЪсиг^. № 135, 9 ноября 1829 г. (краткое первое известие). 

3. М. Еп^еІЬагйі. Оіе Ьа^егзГаиеп (1. Оіатапіеп ат ІТгаІ. Вл§а. 1830 (приложена хими- 
ческая часть Г ѳ^б е л я) . 

4. Г. Карпов. Горн. Журн. СПБ. 1831. И, кн. ІУ. 44, 45 (Биссерское месторождение'. 

5. М. Энгельгардт. Горн. Журн. 1831. ІІ, кн. УІ. 368 (Биссерское месторождение). 

6. Я. 3 е м б н и ц к и Гі. О месторождениях алмазов в России. СПБ. 1831 (см. 1842 год). 

7. С. йе С а и с г і п. Виііеі;, зос. ^ёоіо^. Егансе. 1833. ІУ. 101 (краткая история открытия). 

8. О. К о 8 е. Кеізе п. 4. Пгаі. I. 1837. 359—374, 473. П. 1842. 457. 

9. Горя. Лчурн. 1838. ІУ. 447 (Гороблагодатский округ по р. Кушайке). 






10. М. Ра го 1. Хоіісе з. 1. (Ііашаоіз (Іе І’ОигаІ. Мет. Аса(і. Рёіѳгзѣ. IV, III. 1838. 21 (описание 
Биссерск. включений). 

И. Сг.г. V. Яеітегзеп. Еѳізе п. ІІгаІ и. Кігбізепзіерре іп (іеп ^аЬ^еп 1833, 1835, 1842. 

II. 199. 

12. Ре ДНК орд ев. Горн. Лчурп. 1839. III. 457 (Верхнеуральскпй район). 

13. Г. ІЦуровскЕЙ. Уральский хребет. Москва. 1841. 308. 

13а. Я. Зембницкий. О местонахождениях алмазов в России. Труды Минералог. Общ. СПБ. 
1842. I (см. 1831 год). 

14. Мурчи сон. Геология России. Перевод Озерского. Горн. Лхурн. 1848. Ш. 23. 

15. 2 е г г е п е г. 2еі1;. б. (Іеиі. ^еоі. ОезеІІзсЬ. 1849. I. 482 (с картою Бассерского района). 

16. 2еггеііѳг Егбкипбе 4. бопѵѳгп. Регт. Ьеірг. 1851. 215-222 (история открытия). 

17. Дорошин. Гори. Жури. 1858. IV. 397 -—400. (список русских алмазов). 

18. Миклашевский. Горн. Журн. 1861. 1. 80- -83 (Санарка). 

19. Н. Ко к шатров. ВиП. Асасі. РёіегзЪ. (2). 6. 1863. 415 (предсказание находки алмаза в 
Кочкарских россыпях). 

20. С. \Ѵ. К і п 2- Хаіпг. Ызіогу оГ ргес. Зіопез. 1865. 31, 417. 

21. Кокшаров. Мат. мин. России. V. 1866. 386—396 (полная сводка старой литературы). 

См. то же Горн. Лѵурн. 1871. II. 73. ' 

22. Зап. Минералог. Общ. 1866. I. 294 (запрос владельцам Крѳстово.здвиженских промыслов). 

23. Еремеев. Зап. Минералог. Общ. 1871. ТІ. 359-360 (ошибочное определение алмаза в 

ксантофиллЕте). ' 

24. Еремеев. Зап. Минералог. Общ. 1872. УИ. 346, 347. Проток, (в ксантофилл.— ошибка). 

25. А. Кпор. Кеио8 ^аЬ^ЬисЬ Г. Міпега1о§іѳ. 1872. 785 (выяснение ошибки находки Шишим- 
кпх алмазов). 

26. С. Ко нт ке ВИЧ. Горн. Журн. 1880. II.- 367 (і;еологич. изслед. Биссерского района). 

^ 27. Еремеев. Зап. Минерал. Общ. 1884. IX. 366 (форма биссерских крист.). 

28. И. Ощенков. Еще об алмазах на Урале. «Пермск. Губ. Ведомости*. 1882. № 1, стр. 2. 

29. И. Ощенков. Зап. Уральск. Общ. Естествоиспыт. 1883. УІІ. 87 (кто открыл алмаз на 
Урале?). 

30. (А. Карпинский;. Очерк месторождений полезных ископаемых России. 1881. 82 (список 
находок^. 

31. Горн. Журн. 1885. I. 509 (нгаходка алмаза в Верхнетуринской даче). 

32. Еремеев. Зап. Минерал о Общ. 1890. XXVI. 447 (Серебрянская). 

* 33. Д. Л (о б а н о в). О нахождении алмазов на Урале. «Екатеринбургская Неделя». 1891 
8. 24 февраля. Зап. Ур. Общ. Ест. Екатеринбург. 1861—1894. ХШ. 117 (у дер. Киприной). 

34. Еремеев. Зап. Минералог. Общ. XXVII. 1891. 398 (кристалл, описание алмазов 
Биссера). 

35. Еремеев. Зап. Минералог. Общ. ХХУІІ. 1891. 380, 381 (общие сведения). 

36. С Ь. Уеіаіп. 5иг Іез заЫез ^іашапііГёгез, геснеіПіз р. М. СЬ. КаЬоІ бапз Іа Гаропіе 
гпззе (ѵаііёе бе Разѵі^.). Сотрі. Кепб. Асаб. Р. СХП. 1891. 112. 

37. А. Е. N о г б ѳ п 8 к і о 1 б. Оеоіо^. Ебгеп. 8іоско1ш Ебгкапбі. XIII. 1891. ' 297 (алмазы в 
долине Пасвиг). 

38. М. Мельников. «Заметки по розыску алмазов на реке Паз в Принорвежской Лаплан- 
дии». Горн. Журн. 1892. I. 447. 

39. Еремеев. Зап. Минералог. Общ. XXX. 1893. 472—474 (Южный Урал). 

*40. Алмаз и ого месторождения на Урале. «ГІормскяс Губзрнские Вэщмости». 1894. Ноябрь 

*41. Д. Лобанов. Уральские алмазы. «Урал». 1895. Л® 5 «Пермские Губернские Ведомости^ 
1897. № 8. 

42. «Алмаз и его месторождения на Урале». «Правительственный Вестник». .Лз 6. 1895 (взято 
из «Пермских Губернских Ведомостей»). 

43. Еремеев. Зап. Минералог. Общ. 1895. XXXIII. ІІрот. 45. То же в Црот. Пзв. Акад. 
Наук. 1895 (Ш). У. Ы. (Каменка). 

44. Деловой корреспондент. Екатеринбург. 1895. № 43. Среда, 15 февраля (Невьянская дача), 

45. Еремеев. Зап. Минералог. Общ. ХХХІУ. 1896. Проток. 59, 60 (нах. крист, нов. формы). 

46. Бурдаков и Гендриков. Зап. Уральского Общ. Люб. Ест. 1896. XI У. 16. 

47. Карножицкий. Зап. Минералог. Общ. 1896. XXXIV. 121 (Колташи). 

48. М. И. Пыля ев. Драгоценные камаи. СПБ. 1896 (сводка свѳдекий, стр. 140—143). 




— 25 — 


4У. Лысвенское горнозаводское имение Пермской губ. гр. Шувалова. Пермь. 1896. 1 — 107 
Нахождение). 

50. М. И. Пыля ев (о^1евидно). Русские алмазы и изумруды. «Новое Время>. 21 июія 
1895 г. 

51. Д. Лобанов. <Урал>. 1897. № 5. Уральские алмазы (новые находки). 

■^52. Штейнфельд. Еще о месторождениях алмаза па Урале. «Урал». 1897. Л® 32. 

В. Я. К вопросу о месторождениях алмаза на Урале. «Урал». 1397. № 26. 

54. II. Б о к л е в с к и и. Горное дело на выставке в Нпжнеи-Новгороде. СПБ. 1897. 52 (Биссер — 
п Тагил). 

55. Е. Боиіап. Докладная записка о нахождении алмазов на Урале. Из архива гр. Шува- 
ловых. Рукопись. 1898. 

56. Еремеев. ІІзв. Акад. Наук. 1898. IX. Стр. 10 Проток. ХШ (Енисейская тайга). 

57. С. Ф. Глинка. Зап. Мин. Общ. 1898. Проток. Стр, 75 (нахожд, в Енисейской тайге). 

58. Д. Л о б а н о в. Каталог музея Уральского Общ. Люб. Ест. 1898. XX. 175 (по р. Бобровке). 

59. В. Мамонтов. ВиПеГ 50с. Хаіиг. Мозсои. 1899, Прот. стр. 105 (по р. Положихѳ на 
Среднем Урале). 

60. Ячевскйй. Об алмазах Енисейского округа. Зап. Мин. Общ. 1899. ХХХУІ, вып. 2 
Прот. стр. 42—43. 

*бі. Еремеев. Зап. Мин. Общ. 1899. ХХХУІ. 34. 43 (крист, опис.). 

62. Н. К. Высоцкий. Труды Геолог. Комит. 1900. XIII. 196 (Сачарская система). 

'*'63. Н. Штейнфельд. Еще об Уральских алмазах. «Новое Время». 19СЮ. .Л® 8834 (по 
о ложихе на Среднем Урале). 

64. Я ч е в с к и й. Геолог, изслед. золотоносн. обл. Сибири. Енисейский район. 1900. I. 30, 
(описи пие Енисейской тайги). 

65. В. Мамонтов. ВиПеГ зос. Х'аійгаі. Мозсои. 1902. 16. 319—328 (сводка об Урале). 

06. Реутовский. Полезные ископаемые Сибири. 1902. 276 (Енисейская тайга). 

67. Ы е с т е, р о в с к и й. О нахождении алмазов на Крестовоздвпженской даче н? Урале. Днев- 
ник Первого Всероссийского Съезда деятелей по практической геологии п разе. делу. 1903. № 8. 
Стр. 50 (пожелание разведки). 1908. Стр: 425. 

68. А. Мей с тер. Сборник памяти Мушкетова. СПБ. 1904. 101 (Енисейская тайга). 

69. Б. Мамонтов. Об алмаза^ Сибири. «Горн, и Золотопром. Изв.». 1904. 167. 

70. Солодов. Алмазы на Урале. «Вестник Золотопромышленности». 1905. Л- 5. Стр. 129. 

71. Е. Б а р б о т • д е *• М а р н и. Урал и его богатства. 1910. 165 (сводка). 

72. В ы с о ц к п й. Месторождения платины на Урале. Труды Геолог. Комит. 1913. ЬХІІ. 280 
(ІІс, Бобров ка). 

73. А. Ферсман. Из записной кнпжки по осмотру Биссерских месторождений. 1914 (не 
напечатано). 

74. В. Вернадский. Опытн. опис. минерал. 1914. I. 573 (сводка). 

75. А. Гумбольдт. Центральная Азия. Предисловие Анучин а. 1915. I. Стр. 111 (изло- 
жение Анучиным истории находки алмазов). 

76. О. Д о б р о X о т о в. Урал Северный, Средний и Южный. Петроград. 1917. Стр. 107 (место- 
рождение Георгиевской россьши). 


'.(‘•Г 

ф 




Рис. 2. 


Огранка алмаза «Великий Могол», 
излюбленная для аметистов и дымча- 
тых топазов в Екатерининское и от- 
части Александровское время. 



Корунд (сапфир, рубин, алмазный шпат). 

(С приложением замечаний о русском наждаке). 

Сапфир и рубин являлись одним из наиболее дорогих драгоценных камней прош- 
лого, и русские исторические описания неоднократно говорят о богатстве яхонтами 
русского двора, нарядов князей и бояр. Ярко окрашенные разновидности, особенно 
красные камни, в арабской литературе носили название якута (ягута) и, очевидно, 
от этого слова и произошло столь употребительное в древней Руси название 
< яхонта». То же обозначение ягута встречаем мы на персидском и грузинском 
языках. 

Яхонты необыкновенно ценились на Руси и вместе с достоканамп (изумру- 
дами и хризолитами) и лалами (вероятно, альмандином п шпинелью Средней Азии 
или Цейлона) попадали на юг России через Византию при помощи греческих купцов 
пли через Гешт при посредстве армянских и персидских торговцев. Русские 
месторождения этих самоцветных камней, повидимому, до начала XVIII века, 
были совершенно неизвестны и, потому, вся масса цветного камня, которая 
составляла блеск и славу русского двора, была <заморского», «индийского» 
происхождения. В русской торговой книге XVI века указываются даже правила 
покупки яхонта: «камень яхонт червчат, и.ш синь, или чал, смотри, чтобы вода 
была чиста ... А коли попадет великий камень яхонт червчат. хоть и 
дорог — купи, только в ласткино яйцо, пригодился бы государю царю, и 
выдавайте тот 100 рубл. и более, а у цены неу стойте; синие яхонты (значит 
сапфиры) золотник купят кои на голубе в 2 рубля, синий цвет кой светел; зо- 
лотник купят в 4 рубля . . . , а кой яхонт синь добре, тот купят в две цены 
ниже же. весом, а были бы чисты, нам сквозь видети». 

Как из вышеприведенного описания, так и из старой литературы, в том 
числе арабской*), мы видим, что под именем якута подразумевались различные 
разновидности корунда, но особенно красные сорта его. Однако, при отсутствии 


*) «Знатоки говорят, что якут есть зрачок копей и царь камней. Он имеет четыре главные цвета: 
красный, желтый, голубой и белый. У каждого из цветов сих много оттенков и изменений; но преиму- 
щественнейше из них по частоте, блеску и равномерной шафраноцветности (Ъеаегтануе) есть то 
которое имеет красный гранатояблочный цвет». Из арабской рукописи вероятно XIV века. См. Труды 
Минер. Общ. 1842. II, 35. Перевод арабской рукописи АЬи-АЪйиІаІі МиЬаштеб (с доиояненнямп и 
примечанием акад. Ф р е н а). 






методов различения камней, под именем красного якута или бехермана об^едишшсь- 
различные красные драгоценные камни, т. е. главным образом гранаты (в старой 
литературе карбункул), шпинель (лал) и собственно яхонт-рубин. 

Красный корунд или рубин, составляющий славу Сиама и Бирмы, в 
России ідзвестен очень мало и, если не говорить о месторождениях «лала» в Турке- 
стане, где он, ііовидимому, сопутствует красным октаэдрам благородной шпинели, 
и о тех очень редких кристаллах рубина, которые попадаются в разных речках 
СреднеіЧ) и Южного Урала, то в сущности пришлось бы совершенно исключить 
его из описания русских камней. 

Немногим больше указаний дает благородный сапфир. 

Как драгоценный камень в России он встречается лишь случайно, в каче- 
стве отдельных находок, не играющих никакой роли на рынке драгоценных камней 
Урала. Однако, необходимо иметь в виду, что сапфир, являясь лишь более чистой 
и густоокрашенной разностью обыкновенного серовато-синего корунда, легко может 
быть встречен при дальнейшем изучении полосы корунда и корундовых пород 
восточного склона Урала. Не исключена возможность, что в районе Полевской 
дачи или в Кыштымском и Миасском округах корундовые породы при дальнейших 
исследованиях встретятся в тех ценных разностях, кои могут іт.меть практическое 
значение. . 

Таким образом ни рубин, пи сапфир в России до сих пор не были известны 
в сколько нибудь красиво окрашенных разностях, и Екатеринбургский рынок лишь 
в очень небольшой степени изредка гранил эти камни; так спорадически к куста- 
рям попадали партии камней с р. Положихи, Шайтанки, Корнилова лога, россыпей 
К’амепкн на ІО. Урале; в период открытия Фирсовского местороясдения немного 
гранился неоднородный зоиарно-окрашенный и неособенно красивый сапфир и со- 
вершенно единичны были камни красного трещиноватого рубина Сапаркн, полу- 
чающего нрн огранке благодаря трещинкам некоторый шелковистый отлив 

Урал. 

Ііак выше указано, месторождения Урала весьма многочисленны: многие из 
них очень богаты корундом, хотя и не дают разностей, годных для огранки. 
Эти месторождения тянутся о севера на юг вдоль восточного склона Урала и 
частью являются вторичными, частью — первичными. С первыми мы но премуществу 
встречаемся в золотоносных россыпях, приуроченных к течению рек, где камни 
попадаются в виде окатанных галек. Это главным образом месторождения Сред- 
него Урала (Корнилов лог, Шайтанка, ІІоложиха и т. д.), в меньшей стененк 
Южного (Барзовка в Кыштымском округе. Санарка и т. д.). Гораздо интереснее 
в научном отношении, но менее заслуживающими внимания с практической точки 

■'') О драгоценных рубинах и сапфирах русского двора и частных лиц см. М. Пыляева[1], а 
также М. Мельников. Путевод. по Музеуму Горн. Пнет. 1898. 66—67. 



;>рення являются месторождения коренные; они несомненно принадлежат к нескольким 
различным генетическим тынам и, потому, нельзя не пожалеть, что до сих пор 
не явились предметом специального монографического описания. 

Б одних случаях месторо/кдения сопровождаются калиевыми полевыми шпа- 
тами и приурочены к процессам мигматического или магматического происхождения, 
■связанным, однако, с поглощением и переработкой гранитной магмой богатых глино- 
земом пород. Этот тип своеобразных контактных пегматитов совершенно опреде- 
ленно намечается в дер. Бызовой па Среднем Урале, г. Никольской в Кыштым- 
ском округе и Ильменских горах на Южном Урале. 

Другого типа месторождения связаны с роговообманковыми сланцами, тальками, 
хлоритами, т. е. но преимуществу с метаморфической свитой пород; в этих слу- 
чаях они нередко сопровождаются турмалином и основными кальциевыми полевыми 
шпатами, приобретают характер сплоніного корунда или наждака, или же корун- 
довой породы— кыштымита, а но форме залегания могут быть сведены к линзам, 
пластовым штокам, или настоящим лсилам. * • 

Этот очень интересный генетически тип недостаточно изучен, чтобы можно 
■было дать ему определенное геохимическое объяснение, но, новидимому, обра- 
зование этих своеобразных скоплений долзкно , быть тоже связано с магматической 
перегруппировкой осадочной свиты при процессах дипамометаморфического ха- 
рактера— таковы месторождения дер. Линовки, Полевского завода, часть Кыштым- 
•скйх месторождений. Интересно отметить, что в этом случае весі.ма часто уста- 
навливается связь этих месторож'дений со скоплениями известняков с одной стороны 
и основными магнезиальными породами с другой. 

Совершенно особняком стоит месторождение рубина в хромовой слюдке Са- 
карского района, но, к сожалению, об этом типе мы имеем лишь совершенно еди- 
ничные случайные сведения. 

^ 1 . Самое северное месторождение — К о р н и л о в Лог у дер. Корниловой в 1 0 в. 

иа юг от Мурзіінкн, впадающий слева в реку Шнловку (Верхотурского уезда, 
Пермской губ.). 

В конце 70 годов (1877) обратило внимание месторождение цветных камней 
в Корнііловом Логу, которое бьшо нзвестно местным крестьянам еще с начала 
XVIII столетия, добывавшим здесь «тоиаз» иа склонах крутого оврага, тянущагося 
до самой р. Шиловки, правого притока Амбарки; крестьяне иа удачу закладыва.і]и 
ямы н добывали «желтяк» — глыбы желтого дымчатого кварца, среди которого 
при промывке иногда попадались и галечкп рубина и сапфира. После находки 
девочкой в 1858 г. довольно крупного сапфира, здесь под руководством директоров 
гранильной фабрики сначала Вейд а, потом М и к л а ш е в с к о г о начались более 
систематические попеки, причем в галечнике нашли только 4 рубина и 1 сапфир 
среди обломков разрушенного гранита (кварца, полевого шпата, шерла п граната). 
Позднее отдельными лицами (напр. в 1863 году Труновым) делались попытки 
добычи, но без результатов, подтвердивнше, что вообще месторождение вряд лн 





заслуживает особого интереса в будущем. Корунд попадался годным для огранки, 
иногда в чистых п довольно ярких тонах сапфира и рубина. 

Это месторождение может служить показателем редкости в России благородных, 
разностей корунда; так кусочек сапфира, найденный в 1858 г., был огранен и 
представлен Александру II, как особая ценность. 

2. Дер. Бызова (па границе Екатеринб. и Верхотурск. у. Режевской дачи и 
Невьянского горн, округов) в 12 в. на север от села Черемисского, па правок 
берегу Амбарки. 

Месторождение красного корунда лежит в 100 саж. от деревни на восток- 
и вскрыто большим разрезом, работавшимся в начале 1900 г. Работа велась 
небольшой компанией, обобравшей местных крестьян и вывезшей небольшое коли- 
чество камней, годных для обработки. В общем качество камней оказалось столь 
низким, что вызвало необходимость прекращения работ (вел работы местный 
крестьянин Степ. Сем. Титов). Месторождение вытянуто в меридиональном на- 
правлении и вскрыто разносом глубиною в 9 саж., но нижняя часть оказалась, 
быстро залитой водой. 

С научной точки зрения месторождение заслуживает полного вппманпя к 
приурочено к разрушенной полевошпатовой лпіле связаной с пегматитом и остат- 
ками известково-глинистых пород, контактно превращенных в гранатоэшідотовую 
породу. Рядом с главной жилой имеетея еще ряд небольших жил, неразведанных. 
Кристаллы корунда темно-красного цвета в виде удлиненных веретенообразных тел 
до 2 Ѵ 2 сайт, длины, мутных, пенравпльно образованных и содержащих много- 
включений. По указанию К а р и о ж и ц к о г о иногда встречались головки кристаллов, 
годные для огранки, об этом говорили мне и местные крестьяне, по-прежиему 
ошибочно считающие (1918), что их рубины представляют огро.\іную ценность. 

3. Дер. Ко л та ши (Екатерпыбурск. у.. Пермской губ.) в Невьянском горн, 
округе в 10 в. на юг от с. Черемисского. Здесь в россыпях по реке Положпхе уже давно, 
добывались маленькие гальки различных цветных кампей, среди которых наиболее 
обычными и цепными являлись гальки корунда самых разнообразных одженков, цветов 
и строения. Наиболее обычными яв.ііяются: густосинпе, синеватокравные, фио.іе- 
товосиние (восточный аметист) и реже красные или сипечерные. Цвет обычно 
весьма неоднородный; иногда попадаются галечки, окрашенные различно- 
в разных концах (один конец розовый, • другой синий). Величина редко свыше 
3 — 4 м.м. (Ѵз карата). По чистоте некоторые не уступают лучшим камням 
востока. Местное население очень бережно и толково относится к этим камням ж 
исподволь занималось их добычей, как небольшим подсобным промыслом (особенно- 
Д а пило Звере в). С генетической точки зрения район представляет несомненный 
интерес (особенно в виду находок алмаза), так как верховья Полоікихи лежат 
в области гранитов, а среднее и нижнее течение среди сланцев и доломита, подсти- 
лающего россыпь с самоцветами. В. Воробьев в 1904 г. отмечал обилие- 
здесь «гиацинтов» (гранатов) и находку очень красивых камней —рубинов до 


2'/, каратов, что составляло огромную ценность. Им кроме того указывалось, что 
«по всем речкам и логам вокруг Черемисской (но тракту Невьянск-Липовское) и 
Еолташей и, наконец, даже прямо среди взятой на пашне глины, оказываются 
рубины, сапфиры, кварцы, только хороших мало. Хороши только Колташинские». 
(Из записной книжки В. Воробьева 1904 г.). 

4. Другие месторождения Среднего Урала. 

Кроме вышеприведенных главнейших месторождений коруидов Среднего Урала 
известен еще ряд пунктов, где отмечалось нахождение тех пли иных разновидно- 
стей этого минерала; 

а) пор. Шайтанке, около самой деревни того :ке наименования, иногда при 
промывке песков попадались маленькие окатыша красного рубина, годные для 
огранки. По словам Д. Зверева пи добывались гальки рубина в песках по 
р. Серебряной, впадающей в Реж ниже ПІайтаикп. 

б) в россыпях Быньговского завода на северо-восток от Невьянска отме- 
чался корунд в про.зрачпых гальках красного цвета (образец Музея Горного 
Института). 

/ в) по указаниям местных жителей (Трофим Папфилыч, 1913 г.) в окре- 
стностях дер. Сарапулкп (в 10 в. на юг - от Мурзинки) добывался для кол- 
лекционных целей синий корунд в нолевошпатовой породе,’ весьма напоминавшей 
породы Ильменских гор. Более точное указание — «1 в. на восток от деревни 
за лесом». 

г) галька рубина по р. Тагил, близ Нижне-Тагильского завода (Башков, 1916). 

д) в наносах около дер. Бызовой синий корунд маленькими окатышами. 

е) у дер. Фирсовой (в 3' — 4 верстах па сев. от села Липовского) в 1 908 г. 
разрабатывалась жила синего полосатого корунда, дававшего очень красивые 
вставки и нацело выработанного в большом разрезе. Жила проходила в разруніен- 
пых актинолитовых, хлоритовых и тремолитовых сланцах, нрорезанных гранитной 
ншлой с кварцевыми апофизами. Несмотря на тщательные поиски новых жил встре- 
чено не было. Камни гранились в Екатеринбурге, величина кусков полосатого блестя- 
щего корунда достига.іа 8 сайт, (под именем «корунд из Воронинской ямы> — по 
.фамилии ее владельца) [54]. 

5. На юг от Екатеринбурга. Косой Брод (в 9 в. от Полевского 
на север). 

В хлоритовом сланце в контакте с ломкой мрамора Г. Розе первый отметил 
пеправильное скопление сипего, непрозрачного корунда с турмалином. Место- 
рождение не разведано, но дли огранки имевшийся материал не годился. По 
описанию Розе, у Со л о мирского был один кристалл сапфира с ясным асте- 
ризмом. 

Долгое время это месторождение оставалось единственным известным в бли- 
жайших окрестностях Екатеринбурга, пока в 1916 и 1917 г.г. М. КлерО'М це 
было изучено другое довольно богатое месторождение в 269 кварт. Нижне-Исетской 



дачи, залегавшее в форме большого гнезда на контакте между тадьководоломит-о 
выми и хлоритовыми сланцами. Корундовая масса представляла сапфировосероватое 
зернистое вещество, не дававшее, однако, тех разностей, которые' могут иметь 
значение для огранки. 

6. По реке Каменке (на Южном Урале). 

В знаменитых Кочкарских золотоносных россыпях Южного Урала (Оренбургск. 
губ. Троицкого уезда) как по течению широких степных долин Каменки, так и в 
пологом водоразделе между ней и Санаркой при промывке золота нередко попадаются 
отдельные гальки и кристаллики корунда. Корунд, найденный здесь впервые в 1855 г., 
встречается в весьма разнообразных видах и разных типов, однако, с практиче- 
ской точки зрения значения не имеет и лишь случайные кусочки могут идти в 
огранку (особенно находки ,в Каменно-Александровском, Еленинском и Преображен- 
ском приисках]. Встрѣчается он в виде галек неправильной формы, реже в форме 
хорошо образованных кристаллов до 2 сант. величиной (повидимому разных гене- 
тических типов). 

Цвет: прозрачно-бесцветный, светло-розовый, красный, желтый, синий, серо- 
вато-сіший, серый и бронзового тона с типичным отблеском алмазного шпата. 
Обычно неравномерное или зонарное окрашивание: синее с белым, розовое с фио- 
летово-синим, Розовые разности переходят в мутные и трещиноватые рубины, 
достигающие величины в І'Д сант. п только в исключительных случаях позво- 
ляющие выгранить небольшие камни. Обычно рубины сильно окатаны, но носят 
еще следы кристаллических граней. Общий характер кристаллов разнообразен: 
таблитчатый, пирамидальный, призматический. Наравне с рубином изредка попа- 
даются и совершенно темные сапфиры индигово-синего цвета. Особого внимания 
заслуживает светлый буроватозеленый корунд по р. Черной, впадающей справа 
в реку Уй. 

Вообще корунд характеризуется в Санарских россыпях зонарностыо иля не- 
однородностью с перемежаемостью индигово-синих и бесцветных полос, что заста- 
вляет его сопоставить со столь же неоднородными корундами р. Положихи. 

В этих же россыпях, по указанию Пыляева (І903, 307) встречались 
отливающие сапфиры (зарЫг сііаіоуапі) па подобие кошачьего глаза (из группы 
алмазного шпата). Камни эти не отличались качеством, и вставки из них в 5 ка- 
ратов цеии,тись не свыше 50' рублей. 

В 191,5 году как будто бы найдено было коренное месторождение трещи- 
новатого корунда, заслуживающее полного внимания с научной точки зрения. 
Красный трещиноватый рубин залегал вместе с хромовой слюдой типа фуксита 'и 
подобно известным камням Сев. Каролины мог бы, несмотря на свою трещинова- 
тость, граниться вместе с ней в виде так называемой «рубиновой матки >. К 
сожалению, точное место коренной находки осталось секретом владельца. 

В настоящее время с прекращением (почти полным) разработки золотоносных 
.россыпей этого района, вряд .іи можно говорить о них с практической точки зрения. 






іІГ^ 

■‘'гда':!®**" 

КІІУШ^'Ж: 

■ ■ ■■ 




тФт 


ІЩФ- 

\--* : '■ ■■ '. ■ гі.,'. 



7. Кыштымскйй горн, округ. 

Многочислеиеые месторождения этого округа заслуживают большого внимания 
с практической точки зрения, но пока не для целей ограночного дела. В виду 
этого я ограничусь лишь кратким изложеиием имеющихся сведений и для желаіоищх 
более детально познакомиті.ся с весьма большой литературой по этому району, 

отсылаю • к сводке источников, 


Рис. 3. 

Схематическая карта месторождений корунда в 
Кыштымском горном округе. 


которую Я ПО возйояаюстя ста- 
рался сделать полной, не огра- 
ничиваясь лишь ссылками ‘ в 
указаниями, имеющими отно- 
шение к ограночному ' делу. ' ’ 

Первое открытое Кыштымских 
месторождений относится к ' 
1823 году, когда были оукрыты - . 
валуны этого камня -по течению 
р. Барзовки ііроф. Фуксом. ,.і 
С 1828 г., т. е. с года откры- 
тия корунда и, в Ильменских .‘і; 
горах, начинается ряд богатей- 
ишх находок, особенно в 1834 г., 
когда открыто было коренное 
местороікдеіше крупных кристал- ^ 
лов спиеватосерого цвета весом | 
до 30 фунтов в сопровождении || 
обломков алмазного шпата. 1> | 
том н:с году впервые был найден | 
корунд и в Каслинской даче, |і 
а в самой россынн — знаменитая 
глыба в 60 пуд., подаренная 
владельцами Кыштымского за- 
вода Горному ИнстЕтуіу. В 
позднейших исследованиях стало 
выяЪіяться большое разнооб- 
разие генетических типов и 
обилие запасов серосиних сплош- 
ных пли кристаллических ко- 
рундов. 




Главнейшие месторождения, известные здесь и нанесенные на прилагаемую 
схематическую карточку, следующие: 

1. Гора Никольская на сев. от Борзовских россыпей. Б пегматитовых ^ 
жилах восточного склона в корундовом сиените. 1' 
















" 1 ^ 


33 — 


2. В миасскитах г. Борзовочной, почти у самой вершины горы на запад- 
ном склоне ее в незначительных количествах. 

3. Около озера Булдым в Каслинской даче — находка валуна серосинего 
корунда А. Карпинским. 

4. Корундовая порода найдена была Д. Н и к о л а е в ы м по старой Ям- 
ской дороге из Кыштыма в Уфу, педоезжая 100 саж. до Лысой сопки. Это 
месторождение, несправедливо оспариваемое А р ш и н о в ы м, лежит на с.-в. берегу 
озера Сугомак, и представляет выход типичного кыштымита. 

5. На Собачьей горе в 1871 г. Карпинским был найден большой 
обломок корундовой породы. Специальные поиски и обследование этих гор указали, 
что вероятно этот обломок был занесен сюда или из Барзовки, пли же из^ не- 
давно открытого месторояідения в 8 — 10 в. на юг от Собачьих гор в том же 
продолжении Ильменского хребта. 

6 . В 4^/4 версты от Каслинского завода по Маукскому тракту на запад. 
Месторождение составляет нродолнюние копей Барзовки и залегает в полевошпатовой 
породе среди гнейсов. 

7. Невидимому, одним из самых богатых месторождений являются корун- 
довые скопления около Течинского завода, у протока р. Течи из озера Иртяпг 
в озеро Кизильташ. Сначала здесь были находимы на пашне только обломки 
синеватого корунда, пока в 1916 г. Н и к о л а е в у не удалось найти коренного 
месторождения. Ряд богатейших месторождений был здесь открыт в 1916 — 1917г.г. 
М. Е л е р о м, который обнарулсил запасы чистого корунда до Ѵз миллиона 
пудов, залегающего четырьмя возвышенными островками среди поставленных на 
голову мраморов. По чистоте материала, доступности его выработки и запасам 
эти месторождения заслуживают самого большого практического впимания. На 
материале этих месторождений предполагалось поставить фабрику наждачных 
кругов в Чебаркуле. Сортов ограночных здесь не встречалось. 

8 . Барзовка. Одно из месторонсдений «заслуживающее особого впимания и 
лучше других изученное, как самим Еыштымским горным округом, так и Артил- 
лерийским Ведомством для нужд русской алюминиевой промышленности [8,64]. 
Отсюда в различное время добывался корупд для нужд Екатеринбургской гра- 
нильной фабрики и Златоустовского завода; так в 1828 г., получали наждак 
толченый и промывной из каменных глыб, собираемых по россыпям Барзовки». 
*В следующем 1829 г. Амосов с успехом применял соймонит для полировки 

клинков белого оружья в Златоусте. Позднее неоднократно корунд вози.тся в 
Златоуст. 

Барзовские россыпи расположены в 10—12 в. на сев. от Кыштыма и в 
них с 30-х годов прошлого столетия были . известны большие глыбы корунда в 
белой разрушенной породе, достигавшие 60 пудов весом. Коренное месторождение 
было открыто в 1834 — 1838 г.г. к сев. от Борзовки, где были встречены две 
жилы от ІѴ 2 до 3-х арш. |мощновти в гранитогнейсе. В поверхностной части 

285—3 






по описанию Щуровского кристаллы корунда были мелки, темного цвета и 
мало прозрачны; с постепепным углублением они сделались крупнее, прозрачне 
п более светлого синего цвета. Коренное месторождение лежит в верховье речки 
на плоской возвыніепности, покрытой черноземной почвой и мелким лесом. Серая 
порода с корундом до сих пор в коренном месторождении не встречена, но запасы 
ее в россыпи определяются заводоуправлением свыше 50 тыс. пуд. Мощность 
залежи около 0,6 саж. При разведках в 1897 и 1898 г.г. было добыто 5000 пуд. 
корунда, поступавшего по 2 р. за пуд с доставкой в г. Екатеринбург. 

Первое сколько нибудь детальное описание этих месторождений было дапо 
Николаевым в его статье, появившейся в печати в 1918 г, [64] и опи- 
сывающей разведки 19 месторождений на сев. от течения Барзовки. Для харак- 
теристики значительности процессов образования корунда можно указать, что 
глыбы его в местор. Л? 12 достигали 1000 пуд. весом. 

Как выше отмечено, в вышеуказанных месторождениях по преимуществу 
встречается лишь сипе-серый корунд, но иногда с ним попадаются камни, годные 
д.!ія огранки. Это необходимо особенно отметить относительно пегматитовых жил 
на восточной стороне г. Никольской, где, по словам Николаева, был найден 
крупный, до 1 дюйма, кристалл сапфира, а также изредка по самой реке Бар- 
зовке в коренных месторождениях. Может быть с практической точки зрения больше 
внимания заслуживает алмазный шпат, коренные месторождения которого, вероятно, 
должны быть отнесены к горе Никольской, но который, судя по обломкам в рос- 
сыпях, мог бы идти в огранку кабошоном (особенно находки по Мочалину логу, 
впадающему в Барзовку). 

Конечно, при значительности корундовых месторозсдений Кыштымского округа 
не исключено, особенно в контактах с известняками, нахождение месторождений 
и ценных для огранки камней; и невольно по этому поводу приходится вспомнить 
слова Соколова, сказанные в 1824 г. по поводу именно этих местороладений: 
«почему же мы не можем иметь надежды, что синие и красные яхонты (сапфиры 
и рубины) откроются когда нибудь и в ледяной Сибири. Отчаиваться в этом 
могут только те, которые уверены, что климат имеет влияние на образование 
камней и металлов, и что изящные из них могут только существовать под па- 
лящим солнцем экватора» [10]. 

Необходимо иметь ввиду, что измельченная корундовая порода— барзовит — 
как таковая употребляется в качестве абразионного материала в камнерезном деле.' 
Так и Екатеринбургская, и Петергофская гранильные фабрики широко исполі)30вали 
этот материал для грубой обточки крупных предметов, при чем им натравли- 
вались терки при приготовлении больших чаш и ваз. Расход Петергофской 
фабрики ежегодно достигал 12 пудов. 

8. Ильменские горы. 

Несомненно, что наравне с Кыштымским горным округом особое значение 
по значительности месторождений корунда имеет район Ильменских гор. Еще ■ 




« 1828 года привлекали внимание кони корундовых пород в этой области, 
и неоднократно, начиная с тридцатых годов и кончая периодом последней 
войны, корунд добывался здесь для надобностей Екатеринбургских гранильных 
фабрик и особенно Златоустовского казенного завода. Для огранки камни добы- 
вались здесь по поручению Екат. Гр. фабрики Портнягиным в 1836, 1837 годах, 
и, хотя отдельные находки были недурны, но все же работы были остановлены 
ввиду нахождения лишь маленьких камней — искр. 

Корунд здесь обычно встречается в полевошпатовой породе в виде отдельных 
-кристаллов, лишь в исключительных случаях достигающих 3 дециметров длины, 
отличающихся буроватыми сероватосиними, зеленоватосиними, реже чисто синими 
тонами. Вообще в виду непрозрачности и трещиноватости, он лишь в редких 
«лучаях ше.!і в огранку, и во всяком случае -в ювелирном деле внимания никакого 
ие заслуживает. Несколько больше значения мог бы иметь этот район для добычи 
шлифовального материала, однако сравнение его с другими корундовыми областями 
'(например, Канадой или Кыштымом) не позволяет признавать за ним особенного 
горнотехнического значения. Однако, нельзя не отметить, что правильной оценке 
«го мешает отсутствие точных сведений о залегании и мощности жил, о среднем 
«содержании в них корунда, о характере изменения жил по простиранию или в 
глубину и т. д. 

В подавляющем большинстве месторождений Ильменских гор, корунд приу- 
рочен к слюдистополевошпатовым пегматитам, проходящим в гранитогнейсах и 
сиенитах, но близко связанных как по месту, так и своему происхождению с 
областью миасскитовых пород главного хребта Ильменской горы. Только копь 
№ 68 Бар5от-де-Марни составляет некоторое исключение. 

Все многочисленные копи и главные копушки отмечены на карте в работе 
Белянкина [60], к которой и относятся нижеприводимые номера*. Копи 
группируются главным образом в два больших района, из которых первый тя- 
нется на большом протяжении вдоль западного склона главного хребета, преиму- 
щественно на юг от дер. Селяпкиной, в 7 — 14 верстах от ст. Миасс Самаро- 
Златоустовской жел. дор.; второй район связан с копя.ми за рекой Няшевкой и 
отстоит от ст. ѢІиасс на 5 — б верст, но с гораздо худшими путями сообщения, 
чем первый. 

Несомненно, что главное внимание с практической точки зрения должно быть 
обращено на первый район, где, вероятно, попутно при добыче шлифовального 
материала сможет исподволь отбираться и второсортный ограночный или поделоч- 
ный материал. 

а) Севернее дер. Селянкияой, против дер. Еоробковской — копи корунда в 
1 версте на восток от моста через р. Миасс. 


■) Схематизированная копия карты Белянкина .будет приложена ко второму тому, при 
главе об Ильменских горах. 


3 * 



б) На вершине Ильменской горы против р. Черной — старые копи корунда^ 
также старые ямы на западном склоне — на меридиане южной оконечности озера 
Ишкуля (на карту Ильменских гор не попали). 

в) Район копей на юг от дер. Селянкиной; пластовые жилы непостоянной 
мощности среди гранито-гнейсов, сиенитов; корунды сероватосиние, обычно пла- 
стинчатого строения. Разработок и старых ям очень много, многие из них рабо- 
тались начиная с 1830 г. (особенно в 1832 г. для нужд Златоуста), но работа 
велась бессистемно, беспорядочно, до 7 аршин в глубину. Иногда при добыче 
попадались кристаллы, годные для огранки, но в большинстве случаев работы цвет- 
ных партий были неудачны (напр. в 1833 г.). 

г) Копи за р; Няшевкой (на карте Б е л я н к и н а №№ 29, 30, 31,33). 
Несколько отдельных копей Стрижова, одно время работавшихся для размола 
и промывки шлифовального материала для Златоуста и Екатеринбурга. В этом же 
районе в россыпи отмечались камни, годные для вставок* 

д) В 2—3 верстах севернее этого района по р. Топкой — в 15 саж. от 
дороги старая копь (Л5 25 на карте). 

е) Копь Барбота-де- Марии №68, в 50 саж. вт Криолитовой, педалеке 
от линии жел. дор. Корунд занимает среднюю часть неправильной жилы и отличается 
исключительным для Ильменских гор— синим, васильково-сапфировым цветом. 

ж) Копь в горе на запад от озера Таткуль, в 25 верстах на север от 
ст. Миасс. Открыта в 1895 г. В 100 — 150 саж. от дороги. Корунд в форме 
больших удлиненных кристаллов до 3 дюймов длины в полевошпатовом пегматите. 
Цвет красивый светло-голубой до сапфирового. Годны иногда для вставок. 

Другие районы России. 

Кроме вышеописанных месторождений Урала, корунд нам известен в ряде 
других мест России, не говоря о распространении его в качестве микроскопиче- 
ской составной части в некоторых породах (напр., в породах Белого моря, Коль- 
ского полуострова и т. д.). Однако, в обпщм большинство имеющихся указаний 
или случайно, и.ш не заслуживают доверия. Были частные указания на гальки 
рубина и сапфира на Кавказском побережье Черного моря, оказавшиеся ошибоч- 
ными *). В старых минералогиях приводились указания на нахождения корунда- 
наждака в Даурии между дер. Зуевской и Арсентьевской, по р. Зуевке, впадающей 
в Селенгу, в верховьях р. Верхней-Тунгузки близь Рудинского острога, но эти 
два указания остались до сих пор совершенно непроверенными. Известно лишь 
нахождение в качестве минералогической редкости кристаллика красновато-бурого 
корунда в контактных породах Еругобайкальекой жел. дор. (указание Б. Коленко), 

•) Ср. указание на рубины Черноморской губ. Сочинского отдеіа, в 30 верстах от Сочи, вместе 
с гранатом. Матер. Геол. Кавказа (III). 1910. 9. Тифлис. 275. 


а также присутствие кристаллов корунда в шлихах Новотроицких приисков Нер- 
чииского уезда Забайкальской области и в некоторых других шлихах Забайкалья. 

В Феноскандии отмечалось нахождение корунда на острове Эмменкайо, в 
жирхшпйле Еарис-Лойо и в гранитных жилах Гельсингфорса. В Умптекском мас- 
сиве Кольского полуострова Архангельской губ. К а т з а у отмечает присутствие 
корунда в иньецированном гнейсе. Вместе с алмазом отмечались гальки корунда 
в долине Пасвига в Русской Лапландии. 

Более интересным и заслуживающим некоторого внимания является вопрос о 
нахождении рубинов в Туркестане. Так Пыля ев в своей книге о драгоценных 
камнях отмечает рубины у Афганской границы около Еуиши, но это указание 
остается совершенно голословным и неподтвержденным. Весьма часто отмечаются 
без более точных указаний гальки или криста.іілы красного корунда из Ферганы и 
т. д. В Ташкенте туземцами нередко продаются красные камни местного происхо- 
ждения. Точных сведений об этом не имеется, но несомненно, что большая часть 
поступающих на рынок камней должна быть отнесена к <рубин-балласу», т. е. 
к красной благородной шпинели, которая добывалась в Шугнане, в знаменитых 
-«рубиновых копях>. В главе о шпинели (стр. 43) мною даны подробные сведения 
пб этих копях и приведена главнейшая литература. Несомненно, что аналогично 
другим контактным месторождениям шпинели, совместно с ней встречается и рубин, 
который замещает шпинель в частях известняков или мергелей, более бедных маг- 
незией. Кристаллы рубина из этих месторождений были описаны вместе с шпи- 
нелью Еремеевым [29] и характеризовались вообще малою прозрачностью и 
тонами от бледнорозового до карминокрасного. Конечно, не исключено в Средней 
Азии открытие и других месторождений этих красных камней, но до сих пор ко 
всем указаниям на рубины Памира, Тибета и Тянь-Шаня приходится относиться 
-осторожно. Во всяком случае, как отмечено ниже при описании месторождений 
благородной шпинели, посещение этих мест являлось бы весьма важной минерало- 
гической задачей. 

Наконец, последнее указание на рубины в России относится к золотоносным 
пескам Енисейской губ. по р. Аяхту (района Б. Пита), где в шлихах вместе с 
аолотом, кварцем, шерлом и некоторыми радиоактивными соединениями среди много- 
численных галек альмандина отмечались гальки рубина несовсем чистой воды. 
•Любопытно, что по описанию Латкина в 1867 г. [24] эти гальки попадались 
лишь в прожилках, пересекавших пласты наносов, что наводит на мысль о том, 
что россыпи носили характер элювиального разрушения грацитов. ' 

В последней своей экспедиции в этот район П, Драверту не удалось, 
однако, выяснить этого вопроса *). 


*) Очень мал» вѳролтными являются указания инженера Померанцева на находку рубиново- 
альмандиновых россыпей в 35 верстах от дер. Манзурки в Иркутской губ. Эти россыпи будто бы 
хорошо известны местному населению и зовутся россыпями ссамоцвегаыі камешков». Вероятно, речь 
ждет о гранатах. 


- 38 


ш 






Еорунд и наждак в качестве абразионных материалов. 


Корунд и его неоднородные (механически или химически) разности (наждак) 
имеют еще ряд технических примеиенрій *), которые заставляют эксплоатировать. 
некоторые месторождения помимо задач ограночной промышленности. Широкое 
применение простого корунда и наждака, как абразионного материала делает иа 
него пока незаменимый и огромной важности продукт для всей камнерезной к 
камнедобывающей промышленности и, потому, на нем необходимо несколько оста- 
новиться. 

В противоположность корунду месторождения наждака в России менее значи- 
тельны, хотя степень их изученности настолько мала, что трудно дать по этому 
вопросу совершенно определенный ответ. Во всяком случае, кроме отдельных ука- 
заний, вряд ли заслуживающих доверия, на нахождение наждака в Фергане н в 
Забайкалье, приходится практически говорить только о месторождениях Урала. Пв 
указанию Зверева и его наблюдениям в 1887 г., уральский наждак по своей 
неоднородности не всегда пригоден для тонких работ и сверления и нуждается в. 
обогащении и отделении от более легких частиц; однако В. И. Л и п и н (устное: 
сообщ. в 1917 г.), считает его прекрасным и употребляет при огранке самоцветов,, 
по измельчении в простой кухонной ступке без всякого отмучивания. 

Первые указания на нахождение наждака па Урале относятся еще к 180 5 -ому 
году, а в 1817 г. академиком Захаровым был произведен первый аналиа 
этого камня [74]. В протоколах Минералогического Общества за 1830 год мы 
находим указания директора Екатеринбургской гранильной фабрики на новое 
открытие нового месторождения наждака среди мраморов в 6 верстах от Горно- 
шитской мраморной гранильни около дер. Косой Брод. Испытание образцов привело- 
к весьма хорошим результатам и Петергофская гранильная фабрика, наравне с 
Екатеринбургской (тратившей в то время до 1000 пуд в год), стала сначала 
широко пользоваться этим продуктом, по мнению Вёрта превосходящим по- 
качествам заграничный. Вскоре, однако, выяснилось, что по своей цене после 
промывки он не мог конкуррировать с лучшим греческим наждаком. Более широко 
был оценен уральский наждак лишь в 1855 г., когда в Коммерческой Газете 
было помещено следующее об‘явление: <В даче Ссысертских горных заводов открыт 
ныне наждак. По химическому анализу и практическому испытанию этот наждак 
не уступает английскому. Г.г. желающие получать Ссысертский наждак пригла- 
шаются обращаться с требованиями к Управляющему этими заводами. Цена па 
наждак ниже английсжого и зависит от получаемого количества>. 

Таким образом на Среднем Ура.ііе наметилось довольно богатое месторож- 


*) Необходимо обратить внимание на широкое применение непрозрачного корунда: малснькио к 
нечистой окраски камни широко ждут в качестве подставок для осей в часах и точных приборах^ 
Впрочем в последнее время их с полным успехом заменяет искусственный корунд. (В 1904 г. в штате; 
Монтане было добито для этой дели 800 тыс. каратов на сумму 25.000 рублей). 








дение, лежащее на участке, принадлежащем Нижнеисетской даче, среди земель 
Сысертского завода — в 5 верстах на северо-восток от Косого Брода и в 8 верстах 
от нынешней железнодорожной станции Мраморской * **) ); кроме того наждак добы- 
вался в ряде ям, окружающих сами Гориошитские мраморные ломки, где извлекался 
частью из зеленоватого хлоритового сланца, в котором он был заключен неправиль- 
ными скоплениями, частью из самого мрамора. Никаких разведок и точных опи- 
саний этих месторождений не имеется, по несомненно, что Кособродское заслу- 
живает полного внимания. Работы, начиная с 1830 г., велись кустарно и 
хищнически. В 1915 — 1916 г., в виду «голода» в шлифовальных материалах и 
нежелания горного управления или самому поставить, или допустить других к до- 
быче наждака около Косого Брода, минерал добывался тайком по ночам и выво- 
зился целыми подводами в Екатеринбург. 

Кроме двух упомянутых месторождений настоящего наждака, нами выше было 
отмечено месторождение корунда в 269 кварт. Нижнеисетской дачи, открытое в 
1916 г. Ел ер ом. По своему качеству это месторождение должно быть прирав- 
нено к наждаку, и во всяком случае целью его эксплоатации намечалось исполь- 
зование, как абразионного материала. 

Такое же по преимуществу абразионное значение имеют многочисленные 
месторождення Южного Урала, как в Кыштымском горном округе, так и в Иль- 
менских горах. Огромные нужды в шлифовальных материалах наших металлурги- 
ческих заводов (особенно Златоустовского, Каслинского, Ижевского, Пермского и 
друг.) вызывали необходимость в разработке местных корундов, что неоднократно 
намечалось, но ни разу не ставилось в том большом масштабе, который мог бы 
сделать это дело коммерчески выгодным (таковы, напр., небольшие работы инже- 
нера Калугина в Ильменских горах, давшие в1916и1917 г.г. по 1.200 пудов 
корунда, при себестоимости свыше 50 рублей за пуд). 

Впервые использование корунда Кыштымского месторождения было произведено 
Аносовым в 1829 году, который подробно описывает способ его толчения и 
очистки от посторонних примесей, причем излагает его достоинства и недостатки 
по сравнению с иностранным наждаком [68]. 

Но с тех пор до настоящего времени дело не получило развития “). А между 
тем об этом приходится пожалеть; хотя успехи искусственных абразионных мате- 
риалов с каждым годом оттесняют на второй план корунд и его разновидности, 
тем не менее исключительное богатство и чистота материала открытых в последнее 

*) в делах Екатеринбургской фабрики сохранился план отвода «Каковинского рудника». Из него 
МЫ видим, что ямы лежали в сильно поредевшем сосновом и березовом лесу, на левой стороне безы- 
мянного іаюча на восток от дороги из Полѳвского завода на Сысертский завод. (См. архив Пет. Гр. 
фабрики. 1913. № 34. Отчет Гомилевского). 

**) Петергофская фабрика ежегодно тратила в последние годы 8—10 пудов наждака, предпочитая 
покупать через фирму С т р у к а заграничный материал более однородный и, грустно сознаться^ 
более дешевый. Это же невыгодное соотношение цен было и раньше. Так в 1831 году присланный 
с Урала в Петергоф Каковиным наждак обходился с доставкой до 10 р. за пуд, тогда как загра- 
ничный «отличной доброты» стоил 6 рублей. 






время месторождений заставляют верить в возможность его конкурренции с алун- 
думом и другими американскими искусственными продуктами. 

В 1917 г., в связи с открытием новых и богатейших месторождений корунда 
в Кыштымском округе, наметилась организация в Чебаркуле (между Златоустом и 
Челябинском) специальной фабрики для изготовления наждачных и корундовых 
кругов, но события не позволили этому осушествиться. 

Совершенно особый интерес представляют находки плотного наждака розова- 
того цвета в Киргизских степях, в Каркаралинском уезде (точное местонахождение, 
к сожалению, не известно). Эта порода в настоящее время исследована С. Ф. Г л и п- 
к о ю, который отмечает связь ее с контактными процессами и накоплением гли- 
нистой массы типа колыб-таша, устанавливает присутствие корундовой породы 
синеватого цвета с мельчайшими кристалликами синего или розового корунда и 
алунитом. Как самый парагенезис, так и общий характер минералов настолько 
необычны, что представляется особенно желательным выяснение этого интересного 
месторождения. 


ЛИТЕРАТУРА. 

(См. также лвтер. о шпинели стр. 47). 

Общие сведения. 

1. М. П ы л я ѳ в. Драгоценные камни. СПБ. 1896. 299. 

2. М. Байе г. Е(іеІ8Іешкип(Іе. Ьеірг. 1909. 329—372. 

3. Ыаепіё. Пѳг Зтіг^і^ѳі и. зеіпе Іікіизігіе. Шел. (НагНеЬепз). 1910. 

4. (т. МеггіП. Шптеіаіі. тіпѳгаіз. N. У. 1910. 73—88. 

5. \Ѵ. С. Р Ь а 1 е п. АЪгазіѵѳ Маіегіаіз. Міпегаі. Еезоигсез Ііпіі. 8і. Сіеоі. Зигѵоу. 1911. II. 834. 

6. Пе-Баапау. Без діівз шбІаІИГёгез. Рагіз. II. 1913. 243. 

7. В. Ват те г. Віе Кпіх Ьагеп Міпегаі. 8іпи^. 1913. I. 231—259. 

8. Н. П у ш и н, Э. Д и т л ѳ р и М. М а к с и м е н к о. Журн. Русс. Ф. X. Общ. Петроград, 
ХЬУІ. 1914. 1347 (извлечение глинозема и мет. алюминия из барзовита). 

9. А. Е. Багіо \ѵ. Ее согіікіоп, ^ізетепі, (іізІгіЬпІіоп, ехрІоНаПоп еі пзадез, тет. 57. Сапасіа- 
Оиата. 1917 (полная сводка). 


О корунде в России. 

10. Д. Соколов. О корунде. Указатель открытий. 1824. I. 42. 

11. Н. Щеглов. Некоторые подробности о Российском корунде. Указ, открытий. 1824. I. 
531—533 (открытие по Барзовке). 

12. Аносов. Горн. Журн, 1829. II. 132 (Барзовка). 

13. И. Менге. Минералог, наблюдения на Уральских горах. Труды Минерал. Общ. 1830. I- 
249 (Кыштымский горный округ). 

14. Лисенко. Горн. Журн. 1834. I. 162 (Ильменские горы). 

15. Г. Розе. Описание вновь открытых минер. Горн. Лъурн. 1840, I. 383 (барзовит). 

16. Г. Щ у р о в с к и й. Уральский хребет в фязикогеограф. отношении. Москва. 1841. 226—228 
(мест. Барзовки). 

17. О. Козе. Кеізе п. Е Пгаі. 1812. II. 466 (см. также II. 76; II, 152; I, 151. 256. Корунды Урала). 

18. N. КокзсЬаго^. Маіег. Міпег. Киззіапсіз. 1853. I, 23 (корунды Урала, кристаллогр. 
списание). 

19. Барбот-де-Марни. Горн. Журн. 1855. II. 80 (Санарскне россыпи). 

20. ВагЪеапІ-сіе-Магпу. ѴегЬапШ. Міпегаіо^* безеіізсіі. 1856. 199 (Санарские россыпи). 

21. Сапфир в Уральских горах. Горн. Журн. 1858. Ш. 383 (Корнилов Лог). 



!22, Горн. Журн. 1858. III. 383 (Корнилов Лог). 

23. Миклашевский. Горн. Журн. 1861. I. 81 (Санарка). 

24. В. Лат к пн. Горн. Журн. 1867. I. 504 (в россыпях Аяхта— Енисейской губ.). 

25. ’ Н е ф € д ь е в. Зап. Мин. Общ. 1871. УІ. 441 (история изучения корундов Урала). 

26. А. Карпинский. Труды СПБ. Общ. Естествожспыт. 1874. У. (вып. 2). Стр. ХЫХ. 

' 27. Г, Л е б е д е в. Зап. Мин. Общ. 1877. XII. 287 (краткое сообщение о Корниловой Логе) 

28. Р о м а н о в с к и й. Туркестан. 1878. I. 40 (Туркестан). 

29. П. Еремеев. Зан. Мин. Общ. 1878. XIII. 426 (Туркестан). 

30. Г. Лебедев. Несколько слов о Корниловом Логе. Зап. Мин. Общ. 1878. 1—5 (история 
добычи в Корниловом Логе). 

31. П. Еремеев. Кристаллы корунда Ильменских гор. Зап. Мин. Общ. 1879. ХІУ. 227. 

32. М. Вайе г. Хенез ЗаЬгЬпсЬ Г. Міиегаіо^іе. 1896. II. 230 (Бадахшан, Бирма); 1880. II. 65 
74 (Кыштымский горный округ). 

33. М. Мельников. Ильменские минеральные копи. Горн. Журн. 1882. . I. 100, 120 (корунд 
Ильменских гор). 

34. Зайцев. Труды Общества Естествоиспыт. Каз. Увив. 1883. ХШ. 16, 34 (Кыштымский 
^округ). 

35. А. Карпинский. Геолог, исследования на Урале. Изв. Геолог. Комит. 1883. II. 200 
(Кыштымский округ). 

' 36. П. Еремеев. Горн. ЛСурн. 1887. III. 285 - 287 (Санарские россыпи). 

37. А. Л е ш и П. Е р е м е е в. О крист, красного корунда из дер. Колташи. Зап. Мин. Общ. 
І893. XXX. 476—479 (неверное указание). 

38. Ц. Еремеев. Два новых месторождения красного корунда на Урале. Горн. Журн. 1894. 
Ш. 326-328. 

: 39. А. Н. К а р н о ж и ц к и й. Бызовск. корунд, копи. Зап. Мин. Общ. 1895. ХХХ1У. 119—127 

мест, рубина близ. дер. Бызовой на Среднем Урале). 

] 40, П. Еремеев. Кристаллы корунда из дер. Бызовой. Зап. Мин. Общ. 1896. ХХХІУ. 62—63. 

41. И. Морозевич. Геолог, наблюдения вдоль Екатеринб. Челябинской жел. дор. Изв. 
Геолог. Комит. 1897. ХУІ. 127. 

; 42. А. А г 2 г п и і. Віе МіпегаІ^гпЬѳп Ь. Кизза. Сгшбе без ёхсигз. бн соп^гёз вёоіо^. 1897. 

8рЬ. ІУ. 20. 

С 43. I. Морозевич. Опыты над образованием минералов в магме. Варшава. 1897. 90, 213 

і' (о корунде Барзовки). 

' 44. Н. Высоцкий. Труды Геолог. Комит. 1900. ХШ. Стр. 196. (Санарские россыпи). ^ 

: 45. Л. И. Р а с т о р г у е в а Кыштыыские горные заводы. СПБ. 1900. 71 (описание разведок 

- на Барзовке). 

46. П. Сущи некий. Нѳкотор. минер, наблюд. 1900. Труды СПБ. Общ. Ест. XXIX, вып. 5 
--стр. 33. (копи Таткуля Ильмепских гор). 

47. Д. Николаев. Труды Геолог. Комит. 1902. XIX. № 2. 121 (Кыштымский округ). 

48. А. Карпинский. Зап. Мин. Общ. 1902, XXXIX. Прот. 58—59 (Кыштымский округ). 

49. П. С у щи н с к и й. Геологические наблюдения в Каслинской даче Кыштымского округа. 
Мат. Геологии России. 1904. ХХП. 

50. М. Зѳгдеііиз. От КгузоЬегуІІ оей когипб. ОеІѵегзісЫ. Гіпзка ѵеіепзк. Зое. ЕбгсЬапбІ. 
ІІеІзіпеБ 1907. I. № 9. р. 6 (в граните Гельсингфорса). 

51. А. Николаев. Месторождение корунда в Кыштымском горном округе. Изв. Геолог. 
Комит, 1^07. XXVI. 190. 

52. (А. Николаев). Труды Геолог. Музея Академии Наук. 1907. 1. 18 (находки место- 
, рождений Кыштымского округа). 

53. Е. Федоров. Зап. Горн. Инст. 1908. I. 203 (кр. Санаркн и Ноложихи). 

' 54. В. К р ы ж а н о в с к и 2. Отчет Геолог. Музея Академии Наук. Труды Музея. 1909. 12 

І (д. Фирсова на Среднем Урале). 

I 55. Барбот-де-Марни. Урал и его богатства. Екатеринбург, 1910. 176 (описание корун- 

§ дов Ильменских гор). 

I 56. Д. Белянкин. О кыштымите. Изв. Политех. Инст. 1910. ХШ. 90. 

1. 57. А. Н и к о л а ѳ в. К минералогии Кыштымского горного округа. Труды Геолог. Музея 

К Академии Наук. 1912. VI. 192—193. 





58. А. Шрейбер. Рубино-альмандиновые россыпн. Горн. Золотонром. Изв. 1912. 171 (Иркут- 
ская губ.?). 

59. А. Е. Ф е р с м ан. Неопубликов. наблюд. экскурсии 1913 — 1915 г.г. (Средний Урал, 
Селянкино). 

60. Д. Белянкин. Петрограф, карта Ильменских гор. Труды Рад. Эксп. Академии Наук 
Петроград. 1915. Л*® 3 (месторождения на карте копей корунда в Ильменских горах). 

61. А. Е, Ферсман. Корунд, копи близ дер. Бызовой. Труды Геол. Музея Академии Наук 
1916. УШ. 172. 

62. М. Клер. Месторождение корунда в Нпжее-Исетской даче. Уральский техник. 1917. 7. 

63. В. Аршинов. Рудный Вестник. Москва. 1917. 116—119 (сводка). 

64. А. Николаев. Очерк месторождений кыштымита в Кыштымском горном округе. Зап^ 
Мин. Общ. 1918. Ы. 139 (с литературой). 

65. К. Фохт. Руды алюминия. «Сборник Ест. Пропзвод. Сил Росснп:^. IV. 32. 1919. 

Дополнительная литература, касающаяся наждака в России. 

66. Даллас. Путешествие по разным провинциям Российского государства. 1788. ІИ 
365 (Даурия?). 

67. В. С е в е р г и п. Словарь Минералогический. 1807. И. 140. 

63. Аносов. Горн. Журн. 1829. I. 132—136. 

69. Како\ѵіп. ЗсЬгіИеп Міпегаі. ОезеІІзсЬ. 8рѣ. 1830. I (I). 54. 

70. Сг. Козе. Кеізе п. (і. Дгаі. 1842. I. 248 (Мраморское). 

71. ^ Горн. Лгурн. 1855 (выдержки из Коммерческой газеты № 35). 

72. А. Белов. Промышл. цветных камней на Урале. Промыгал. Листок. 1858. Л? 38. Стр. 151 
(Иолевской наждак). 

73. Еремеев. Заметки о некоторых месторождениях Уральского мрамора и налсдака. Горн.. 
Журн. 1859. № 6. 613. 

74. Сухомлинов. История Российской Академии. 1874. I. 30. 

75. М. Клер. Уральский Техник. 1917. I (месторождения Кыштымского округа). 

76. В. В. Аршинов. Горные породы и минералы для шлифования. Рудный Вестник. 1917.. 
115-119. 

77. А. Николаев. Зап. Мин. Общ. 1918. Ы. 144 (примеч.). 

78. А. Ферсман. Абразионные материалы. Хим.-Технич. Справочник. 1919. СПБ. Стр. 3, 15в 

79. Архив Уделов, Екатеринбургской и Петерг. гран, фабрик. (Дела 1830 и 1831 годов) *). 

% 


Корунд ІО. Урала по 
Н. Кокшарову. 


Рис. 4. 



*) Летом 1920 г. мне удалось собрать на Урале ряд новых данных о находке, а в архиве 
Екатеринбургской гранильной фабрики отыскать детальпыѳ описания копей и разведок. См. дополпениж. 
в ІѴ-ом томе. 





Из различных сортов шнипели в качестве драгоценного камня имеют значение 
лишь красные, розовые или фиолетовые разности. Особенно ценным является так 
называемый рубиы-балэ или балас-шпинель темно-розового цвета с сильным бле- 
ском и весьма красивой игрой при огранке. Октаэдры этого минерала в довольно 
больших количествах встречаются в ряде мест Азии, особенно в Китае, Бирме, 
на острове Цейлоне и в Афганистане, и их часто можно видеть в мешечках у 
торговцев камнями Востока. Через Туркестан этот камень издавна проникал в 
Россию, и весьма вероятно, что под именем л а л а чаще всего разумелась именно 
шпинель и реже разновидности граната и еще реже рубин. 

, В России с точностью неизвестно ни одно месторождение драгоценной шпи- 
нели *), однако, обилие ее на рынках в Ташкенте и Еоканде и распространенность в 
старых коллекциях с этикетками «из Ферганы > делают весьма вероятным сущест- 
вование здесь ряда месторождений этого красивого, по сравнительно недорогого камня. 
Весьма вероятно, что знаменитые «рубиновые копи» близ мест. Таран в Шугнане 
должны быть отнесены по преимуществу к красной шпинели, которой, однако, 
повидимому сопутствует, но в значительно меньшем количестве, рубин. Эти так 
называемые па картах «рубиновые копи» лежат в Шугнане близ мест. Гаран, 
на русской территории на правом берегу Пянджа в 80 в. на юг от Хорога и 
38 в. от Бар-Пянджа. Обыкновенно, ошибочно эти копи называют Бадахшан- 
скими. Еще Марко-Поло в XIII веке писал о них: «в той области (Бадах- 
шане-Балахшане) водятся драгоценные камни балаши; красивые и дорогие камни; 
родятся они в горных скалах. Народ, скажу вам, вырывает большие пещеры и 
глубоко вниз спускается, так точно, как это делают, когда копают серебряную 
РУДУ) роют пещеры в горе Шигхинан (Шушан) и добывают там балаши по цар- 
скому приказу для самого царя; под страхом смерти никто не смеет ходить к 
той горе и добывать камни для себя, а кто вывезет камни из царства, тот тоже 
поплатится за это и головою, и добром. Посылает их царь со своими людьми 
другим царям, и князьям, и знатным людям, одним как дань, другим по дружбе; 


*) Любопытно отметЕть, что в 1851 г. Пермикин нашел, судя по его описаниям, розовую 
шпинель с ховдроднтом по р. Талой у берегов Байкала. Образец этого минерала имеется в Музеуме^ 
Горного Института. 





продает он их на золото и серебро, и делает так царь потому, что балаши очень 
дороги и ленны». 

В этих интересных описаниях не может не поразить слово балаши, которое 
очевидно и дало позднее происхождение названию благородной шпинели — балас, 
рубин-балэ (Ьаіаіз); в свою очередь слово балаш очевидно происходит от той или 
иной транскрипции Бадахшана, Не менее характерно сообщение К л а в и х о 
(1403 — 1406), дающего сведения об этих копях со слов Балахского владе- 
теля: «каждый день отламывают кусок скалы, чтобы искать рубины и, когда на- 
ходят руду, то умеют отделять их очень чисто; берут камень, в котором они 
находятся, и понемногу обламьшают кругом долотом, пока не останется наружу 
самый «рубин» и, потом, отделывают его на точильных камнях» [10]. 

Позднее эти знаменитые копи неоднократно посещались исследователями, но 
к сожалению, все путешественники приводили очень краткую характеристику и не 
могли дать полной картины этих интереснейших мест Средней Азии. 

Экспедиция Б ю р н е с а первая сообщила ряд любопытнейших сведений, указав 
нахоясдение рубинов в известняке, выяснила, что добыча может производиться только 
зимой, так как часть копей подведена под р. Пяндж, и что по соседству в из- 
вестняках же на берегу той же реки в прежнее время добывалась вывозившаяся 
в Китай и добывавшаяся огненным путем лапись-лазурь (это не совсем точно, 
сѵі. далее). Эти данные подтвердил и Михайлов (1849 г.), который совер- 
шенно определенно говорит, что он нашел шпинель в доломите; однако, при докладе 
в Минералогическом Обществе выяснилось, что кроме шпинели в его коллекции 
были и рубины. После Михайлова эту область посетил Минаев (1879 г.), 
так описывающий старые кони: «некогда они были источником значительного бо- 
гатства для бадахшапских владык, но в настоящее время, невидимому почти исто- 
щены. Теперь в копях работают около тридцати человек под наблюдением солдат 
балкского губернатора Мухамед-Алум-Хана, и добытое отсылается Кабульскому 
эмиру. Выше копей находится небольшая деревня Еох-и-Лал «рубиновая гора». 

Наконец, последние сведения мы имеем в работах Серебренникова, 
Андреева и Половцова. 

По словам А. Серебренникова [6] эти копи и теперь существуют «в вахан- 
ских горах», южнее места слияния рек Шах-Дарьи и Гунша; автор далее 
полагал, что при более правильной постановке добычи в этих «копях руби- 
нов», они окажутся заслуживаюпщми той репутации, которая установилась за 
ними, как за богатейшими. По словам М. С. Андреева и А. А. Половцова [7] 
этих копей теперь больше нет и только в одном селении, Бороне, «туземцы 
достоверно знают, что из пепщры, выдающейся высоко на склоне горы, добывались 
рубины еще в XIX в.; с этим местом связана легенда про дракона, который 
стережет хранящиеся в нещере драгоценные камни». 






Перед войной 1914 г. не- 
которые офицеры Хорог- 
ского отряда спускались в 
глубокие шахты и пыта- 
лись поставить добычу, по 
в виду опасности обвалов 
это предприятие пришлось 
бросить. 

Бывший начальник Па- 
мирского отряда генер. 
Г. А. Ш п и л ь к о сообщает 
в своей рукописи (в Ком. 
произв. сил России) следую- 
щие подробности о послед- 
них разведках этих копей: 
< местные старожилы по- 
мнят еще времена прежних 
владетелей Памира — беков, 
когда производилась разра- 
ботка шахт, помнят, как 
часто в этих шахтах на- 
ходили камни редкой вели- 
чины и ценности; пи ма- 
шин, ни совершенных ин- 
струментов тогда не было, 
равно как совсем не было 
и сведуюпщх в минера- 
логии людей; труд людской 
был дешевый, а жизнь ра- 
бочего ценилась не дороже 
жизни барана; поэтому ни- 
каких мер для безопасности 
работ не предпринималось. 

Разработка велась нера- 
ционально: шахта велась 
одним узким ходом, без 
боковых ответвлений, и 
без креплений. — В 1913 г. 
Памир посетил русский 
офицер Топорнин, инте- 
ресовавшийся геологией 






I 

і 


Г 

[ 



и 













■Г 



Памира; он посетил Кухи-ляль, спускался с несколькими рабочими — таджиками 
в шахту, прошел саженей 60, собрал в шахте несколько цветных камней, по • 
никаких работ не производил из опасения, что работы могут вызвать обрушение 
камней: углубляться дальше в шахту Топорнин пе решался также и потому, 
что— как сказано— ход пе имел крепи н шахта, видимо, давно никем не посещалась, 
да и рабочие отказались спускаться ниже, боясь быть задавленными камнями. — 

В профиле шахта не имела правильного очертания и представляла скорее узкий ' 
подземный ход, имеющий местами наклонное, горизонтальное или почти верти- 
кальное направление, что, очевидно, находилось в тесной зависимости от распо- 
ложения трещин в горе, облегчавших проведение шахты». 

Все вышеприведенные указания касаются, невидимому, одного совершенно 
определенного места, копей в Шугнане, и их историческая роль не подлежит 
таким образом никакому сомнению. Иного характера другие указания, приводимые 
у Семенова [8], которые говорят о копях в стране Хат.іане и Запади. Дар- 
вазе, в районе современного Куляба. Ниже я привожу дословную выдержку из 
работы Семенова, но лично считал бы правильнее и это весьма интересное 
описание отнести к вышеописанным рубиновым копям Шугнана: 

«Во время первых аббасидов (по Хаидулле Казвини около времени возник- 
новения ислама) в горах Хатлана случилось сильное землетрясение; под влиянием 
его некоторые горы раскололись и обнаружили лалы; некоторые камни были 
величиною с зерно, разыскиваемые птицами, другие были болыпе, или меньше. 
Когда женщины той страны увидели эти красные камни, то они решили, что из 
них может быть хорошая краска для окрашивания цветных тканей для одежды. 

Но когда растолкли лалы и хотели окрасить материи, то никакого толку от этого 
разумеется пе вышло, пока этих камней не увидели те, кто понимал вообще 
толк в драгоценных камнях. Лалы были отданы ювелирам, чтобы отделить их 
от некоторых горных пород, с которыми они были соединены. Но после этой 
обработки встречалось затруднение, как их полировать, ибо все известные способы, : 
применявшиеся в этом отношении к лалам, пе дали никаких результатов. Наконец, 
попробовали применить барапджа, сорт золотистого марказита, благодаря чему ■ 
явилась возможность получить отличную полировку лала. А так как в первое 
время находили камни большей величины и блеска, чем рубины, то спрос на : 
лалы увеличился, и рубины упали в цепе; с течением-же времеии, когда по опыту 
убедились, что лалы по устойчивости окраски и тяжеловесности во многом усту- 
пают рубинам, цены последних опять поднялись, а стоимость лалов уменьшилась. ; 

Большие лалы попадаются весом до шестидесяти семи мискалей *). Лалы ;• 
бывают различной окраски: красные, желтые и зеленые; последние очень папо- ^ 
минают изумруды, но гораздо прозрачнее и лучше блестят. Лучшие лалы известны ; 
под именем и и аз и (пиаз — название рубиновых рудников в Хатлане); за ними | 


') Мнскаль равен 1 зол. 35 долей, т. е. камни попадаются до 1 фунта весом. 



47 — 




«ледуют тамрика, похожие окраской на цвет финика, потом уннаби— цвета 
грудной ягоды, баками, похожие цветом на фереамбуковое дерево и, наконец, 
лкгаб, грязно-красной окраски. Последнего сорта лалы — наихудшие. 

Стоимость лала больше пяти мискалей весом, равномерной безукоризненной 
окраски и чистоты совершенно невозможно определить». 

Еакие-же выводы мы можем сделать из всех этих интересных сведений? 
Прежде всего мы можем установить, что под именем лала подразумевались красные 
•камни довольно различной минералогической природы; однако, главным образом — 
шпинель и во вторую очередь гранат и рубин. Хотя еще со времен Марко Поло 
рубиновые и лаловые кони приурочивались к Бадахшану, правильнее относить 
все эти указания к русскому Шугиану; вероятнее всего, сам Бадахшан являлся 
местом сбыта камня и путь из Персии к копям рубина лежал через Бадахшан 
ж р. Пяндж. Может быть кроме этих копей имеются еще и другие месторождения, 
например, ниже по Пянджу в области древней страны Хатлана*) и в других 
местах Горной Бухары, однако эти предположения основываются только на неясных 
исторических источниках и требуют подтверждения. 

В рубиновых копях «Кох-и-Лал» красные камни должны быть отнесены 
преимущественно к шпинели, которая, повидимому, частично сопровождается рубином. 
Месторождение приурочено к известнякам (или доломитам) и по своему контактному 
характеру, повидимому, может быть сближено с Цейлоном и Бирмой. 

Во всяком случае эти месторождения заслуживают большого внимания и 
- весьма желательным явилось бы исследование их специалистами— минералогами. 

Единственное минералогическое исследование самой Туркестанской шпинели мы 
имеемвппсьме П. Еремеева, сообщенном Романовскому [4,11]. Еремеев 
исследовал партию красных кристаллов, приобретенных на базаре одного из Туркестан- 
ских городов и носивших ясные следы окатывания. Большая часть кристаллов 
должна была быть отнесена к благородной шпинели разных тонов — от карминово- 
красного до розового цвета. Тут-же встреча.іась и бесцветная шпинель, желтая, 
оранжевая, фиолетовая и изумрудно-зеленая (последняя очень редко), и несколько 
кристаллов рубина. Судя по округлым зернам кварца и полевого шпата, нахо- 
дившимся вместе с описанными камнями, Еремеев признал вероятным, что их 
происхождение связано с россыпями. 


Литература о «Рубиновых копях» Шугнана. 

1. Путешествие Марко Поло. Перевод Минаева. СПБ. 1902. 64. 

2. Вигпез. Тгатеіз іоіо ВикЬага- 1830. (Русский пѳрев. 1849. стр. 292—294). 

3. Михайлов. Зап. Гѳогр. Общ. 1849. Ш. 183. 


*) См. карту стр. 45. 






— 48 — 

гоологии Туркестана. 1878. I. 38. (кристаллогр. описанвгс^ 


( 4. Г. Р о ма я о в с к и й. Матер. 

Е р е м е ѳ в а). 

5. Минаев. Сведения о странах верх. Лму-Дарьи. СПБ. 1879, 48. 

6. А. Серебренников. Ежегодник Ферганской области. I. 137. 

7. М. Андреев и А. Половцов. Сборник Музея Антроп. Академии Наук, 1911, IX. 37^ 

8. А. Семенов. Мир ислама. 1912. I. ЗОО. 

9. М. Ване г. Е^еЫеіпкипсіѳ. 1909, стр. 372—377. 

10. Дневник путешест. ко двору Тимура в Самарканд (Клавнхо— 1403— 1406). Пер. П. И. 
Срезневского. 1881. стр. 

11. П. Еремеев. Зап. Мин. Общ. 1878. XIII. 425. (кристаллогр. опис.). 

12. П. П. Семенов. История Р. Геогр. Общ. 1896. II. 784 (нут. А. Э. Ре геля 1882 г). 








Хризоберилл (александрит, цимофан). 

Хризоберилл является весьма редким драгоценным камнем, некоторые разности 
которого ценятся исключительно высоко и считаются камнями первого порядка. 
Он известен в нескольких видоизменениях, имеющих весьма различную ценность. 
Первый вид— травянозеленый пли оливковозелепый хризоберилл является наиболее 
обычным видоизменением, цвет которого колеблется от почти бесцветного до голубо- 
ватозоленого. Вторую разновидность представляют камни с шелковистым отливом и с тем 
приятным золотистоя-елтым тоном, который характерен для хризобери.іла-цимофана 
Цейлона и Индии. Некоторые камни этого типа заслужили уже мировую славу и 
их значение не подлежит сомнению. Наконец, треті)Ю разновидность представляет 
содержанцій хром александрит, открытый в Сретенских копях на Урале в 1833 году 
и названный Н. Н о р д е н ні и л ь д о м в честь Александра второго. По образному 
выражению талантливого рассказа Лескова, в нем <зе.’іецое утро и кровавый 
вечер >, так как его зеленая окраска при дневном освещении сменяется при искус- 
ственном, особенно при электричестве, фиолетовой или малиновой*). Впрочем, 
иногда и при сильном солнечном свете в нем появляются малиновосиние и фио- 
летовозеленые отблески. 

В России известны и первая, и третья разновидности, причем первая встре- 
чается сравнительно редко и носит скорее минералогический характер, тогда как 
александрит является по существу русским камнем, имеющим несомненное рыноч- 
ное значение и заслуживающим в будущем большего внимания, чем до сих пор 
ому отводилось **). 

Александрит мало известен как на русском рынке, так и особенно на запад- 
но-европейском. Причиной этого ^является исключительная редкость чистых, не- 
трещиноватых участков в его кристаллах, из которых изредка удается выколотить 
чистщй кусочек в 1 карат. Несмотря на то, что начиная с 1833 года па Изум- 
рудных копях было добыто (по оффицальной статистике) свыше 5 пудов этого 
камня, тем не менее ограненные александриты и сейчас являются редкостью и 
иногда даже совершенно неизвестны ювелирам. В период усиленных добыч, особенно 
с 1839 года, лучшие камни были увезены заграницу, а позднее на александрит 

Нам известен еще второй минерал с этими же свойствами: это сарапит (хромовый диаспор) 
найденный мною в ]914 году в Саранском руднике Пашийской дачи на границе с Биссѳрсквм окру- 
гом. В слабой степени это явление известно у некоторых светлозеленых и синеватых корундов и у 
хромовых турмалинов. 

Мода на ношение его в перстне была особонио распространена в 80-х годах, после смерти 
Александра второго. 


обращали мало внимания или на копях даяіе боялись его, так как господствовало 
убеждение (и, невидимому, довольно правильное), что появление в копи александрита 
является неблагоприятным для нахождения хороших изумрудов. 

Между тем, в южной части главной изумрудной полосы александриты встре- 
чаются в количествах весьма значительных. Здесь самые крупные находки были 
сделаны в Красноболотском прииске*) на глубине трех сажен в 1839 году, 
о чем тогдашний директор р]катерипбургской гранильной фабрики В е й ц немедленно 
уведомил гр. Перовского. Находка этого камня произвела сильное впечатление 
на круги ученых, группировавшихся вокруг Минералогического Общества, и в пер- 
вом томе Трудов названного общества мы находим великолепно исполненные в красках 
таблицы этого камня при разном освещении. 

Хорошие камни попадаются и севернее в Троицком прииске, где они заклю- 
чались в каолине, иногда в Люблинском — в прекрасных тройниках, и в Мариин- 
ском (вместе с фенакитами и полевым шпатом в синем слюдяном сланце— зеленовато- 
бурые кристаллы). Особенно любопытно нахождение светлозеленого хризоберилла 
и александрита в Троицкой яме, где небольшие кристаллики вместе с светлосерым 
апатитом попадались как в слюдяном сланце, так и в каолинизированных пегма- 
титовых жилах. Бобщем, однако, во всех северных приисках александритов мало, 
и главные массы его были найдены в знаменитом Красноболотском прииске на 
правом берегу р. Б. Рефть и в ничтожных количествах в близ лежащем Остров- 
ском прииске. Бот как описывает Г р е в й и г к этот прииск: «добытые здесь 
изумруды были малы и некрасивы, но зато нашли здесь прекрасные хризобериллы 
и дифаниты. Оба эти минерала, встречались близ поверхности слюдяного сланца 
в ряде тонких прожилок, немного глубже гнездами, в которых хризоберилл был 
плотного вида и пногда светложелтого цвета. На 3 саженях глубины попадались 
известные большие кристаллы хризоберилла или настоящего александрита, т. е. 
хромистый хризоберилл. Главной вмещающей породой здесь был крупнолистоватый 
слюдяной сланец, состоящий из листочков черной, зеленей и красповатобурой слюды 
и местами переходящий в сланец хлоритовый>. 

Іѵрасноболотский прииск разрабатывался в 30 — 40 годах, затем в виду 
отсутствия изумруда был заброшен и вновь несколько работался в конце 70 годов 
при концессии Поклевског о-К о з е л л. В последние годы, когда Изумрудные 
Копи арендовались французской компанией, этот прииск был совершенно заброшен 
и как отстоявший на 17 верст от конторы (Троицкого прииска) сделался центром 
работ «хитников>, добывавших здесь тайком ценные изумруды и александриты и 
сплавлявших их в Екатеринбург. 

За период с 1831 года по 1862 г. добыто было хризобериллов 2 п. 17 ф. 
ІбѴ* зол., из коих по оффициальной статистике огранено было 135 камней и 
искр. Позднее, в период работ П о к л е в с к о г о - К о з е л л (около 1878 — 


‘) Слі. карту Изумрудных’ копей во втором томе. 




— 51 — 


1882 года) было добыто еще 2\/2 иуда; о позднейших добычах данных не имеется, 
но вряд ли они были значительны, так как с тех пор Красноболотский прииск 
оказался заброшенным. 

Александриты Изумрудных копей вообще характеризуются густым темно- 
зеленым цветом с ярковыраженным и хорошо заметным плеохроизмом. Кристаллы 
обычно являются красивыми тройниками, сростками, которые иногда приобретают 
шестисторонний пластинчатый характер и носят на Урале название «пешек». 
Единичные кристаллы пли двойники весьма редки. Грани обыкновенно блестящи, 
шри чем нередко на обнщй пластинчатой грани наблюдается красивая штриховка 
по направлениям шестилучевой звезды. 

Тройники александрита достигают иногда огромных размеров, до 9 сантим, 
в диаметре, но самый знаменитый сросток кристаллов александрита хранится ныие 



Сростки кристаллов алеіссандрита. 

В Минералогическом Музее Академии Наук и нринадлелсал раньше П. К о ч у б е ю. 
Эта группа, превосходно изображенная в 1У томе минералогии Кокшарова, со- 
стоит нз 22 больших превосходно образованных тройников, частью покрытых 
слюдяным сланцем. Весит этот штуф 13 ф. 13 золотников, имея в длину около 
25 сантим., при 14 сантим, высоты. 

При огранке удается получать камни лишь очень незначительной величины 
не свыше 5 каратов, да п больше 1 карата — камни редки. Цен определенных на 
камень не существует, благодаря его редкости; но в 1910 — 1914г.г. платили за 
карат хорошего камня ЗОО іі больше рублей До последнего времени Уральский 

"') Д е п ,и С О в-У р а л ь с к и и в 1902 г. писал: „правильные кристаллы, хотя и не обладающие 
прозрачпоетью, годной для шлифовки, все лш ценятся довольно высоко. Одналіды в 1898 г. я приобрел 
кристалл александрита редкой величины, Ѵз фунта весом, за 535 рублей. Несмотря на то, что он не 
обладал прозрачностью, годной для шлифовки, надо считать, что цена эта была не дорогая. Прозрачные 
александриты, обладающие сильным изменением цветов при перемене освещения, ценятся очень дорого. 
Мною был продан один из лучших александритов, почти совершенно . чистый, весом в іѴа карата 
•за 400 рублей». 





александрит не имел сонерников, и лишь в 1908 году в Европу попали партии,- 
превосходного цейлонского камня, соединявшего густоту тона александрита с ири- 
зацией цимофана. Насколько это цейлонское месторождение богато, сведений не 
имеется. 

В противоположность александриту, зеленый хризоберилл имеет огра- 
ниченное распространение в России и только отдельные образцы его изредка идут в. 
огранку. Как выше указано, хризоберилл встречается иногда вместе с александритом 
в Изумрудных копях. Вторым местом его находок являются россыпи Санаркв, 
где изредка попадаются красивые кристаллические гальки зеленовато-желтого или 
даже ярко-желтого хризоберилла на Павловском прииске 210) по р. Сапарке и 
в приисках на водоразделе р. Каменки и Санарки. Отсюда, как большую редкость, 
Кокшаров описал кристаллики хризоберилла бесцветного или слабо-синеватогО' 
тона; единичны находки здесь и настоящего александрита, особенно по реке Санарке. 

Наконец, в качестве третьего местонахождения травяно- зеленого хризобе- 
рилла надо отметить гранитные жилы (пегматитовые и аплитовые) города І^едь- 
сингфорса, в которых при прокладке некоторых улиц были найдены зеленые 
пластинки тройных сростков этого минерала. 

Настоящий иризирующий хризоберилл в России пе был встречен, но надо иметь 
ввиду, что за него иногда выдается весьма похожий иризирующий зеленый турмалик 
из долины р. Ургучаи в Забайкалье, дающий весьма красивые вставки. 

Литература. 

1. Г. Роз с. Горн. Ліурн. 1840. I. 387. 

2. Авдеев. Горн. Ліурп. 1842. III. 384 (анализ александрита). 

3. 'О. Козе. Ееізе п. (1. ІІгаІ. 1842. И. 379. 

4. Зсіігійеп МіпегаІ-СІезеІІзсЬ. I. 1842. Р. 116—129 (описание находки, кристалл.). 

5. Шубин. Разложение хризоберилла. Горн. Л^ури. 1843. I. 293 (анализ адександр.). 

6. К. ОиГгепоу. Ьез за^1е8 сі. 1. СаІіГогпіе... Ашіаі б. Мінев. 1849. XVI. 121 (хризоб. ііг 
р,оссып. Урала). 

7. Наісііп^ег, Ро^^епб. Аішаіеп. 1849. ЬХХУІІ. 228 (оптические явления). 

8. Г р е в п н г к. Уральские изумр. копи. СПБ. 1854. 16- 

9. ВагЬеаиІ (іе Машу. УегЬапбІ. Міп. Оѳзеіізсіі. 8рЬ. 1856. 200 (хризоб. из россын. 
Санаркп). 

10. N. К о к зс Ь а г о \ѵ. Маіег. Міп. Киззіапсіз. 1862—1883; ІУ, 54; У, 133; VI, 225; X. 238. 

11. Миклашевский. Изумр. копи. Горн. Лгурн. 1862. III. Стр. 10, 24, 50, 51. 

12. С. Кіеіп. ПеЪег гиззізсЬе СІігузоЬѳгіІІ - 2ѵрі11іп^е. Хеиез ЗаІігЪнсІі. Г. Міпег. 1869. 548^ 
крибт аллогр.). 

13. С. Кіеіп. Хеиез ^аЬ^ЬисЬ 1. Міпег. 1879. 479 (кристаллогр.). 

14. Р. ДѴіік. Гіпзка Міпегаізашш. МіпегаІкаЬ. БЫг. ііП. капп. Гіпі. 1888. 15 (хризоб. в 
Гельсингфорсе). 

15. Пыляев. Драгоц. камни. 1896. 76. 

16. П. 3 е м я т ч е н с к и й. Изумруд и берпіл Уральск. Изумруд. Копей. Труды СПБ. Общ. 
Естествоисп. 1900. XXIX. 1. 

17. П. Драверт. Прот. Каз. Общ. Ест. 1903. № 215 (парагенезис Изумр. Коп.). 

18. М. 8 ег де И из. СЬгузоЬ. осЬ когипй. НеІзіпдГогздгапіІеп. ОГѵегз. Еіпзка Ѵеіепзк. зос. 
ЕогЬапбІ. 1907. № 9. 1. 

19. И. Ваиег. Ебеізіѳіпкипбе. 1909. 377 (сводка). 

*20. Оирагс е1 ЗаѣоЕ Виіі. зос. тіпег. Егапсе. 1911. ХХХІУ. 139. 

21. Е. Го м н л е в 6 к ВТ й. Горн. Журж. 1914. I. 140 (общ. ошв. кон. к варагеивзме). 



Берилл (аквамарин). 

Один из нажнейшпх драгоценных камней, красивый но своему разнообразию 
синеватых, зеленых и желтых тонов, но несколько холодный и не искрящийся. 
Этот благородный минерал прекрасных мягких оттенков несомненно заслуживает 
в России особого внимания, и недаром в конце ХТШ века «сибирский аквамарин» 
считался одним аз ценнейших камней Европы, подробно описывался в разных 
научных и популярных изданиях, а его кристаллами гордились частные собрания 

В России берилл в разнообразных видах своих встречается в ряде отдельных 
пунктов, и его кристаллы дортигаіот иногда значительной величины *), превосходя 
даже знаменитые аквамарины Бразилии. 

Литература' о русских бериллах огромна и в ней разобраться нелегко по 
многим причинам; особенно сложна старая литература, в которой вообще трудно 
выбрать действительно правильные указания на драгоценные камни, так как, наир, 
под именем «шерла» нередко подразумевались и бериллы, и турмалины, и роговые 
обманки. Так, очевидно, указания Л а к с м а н а на изумруды р. Слюдянки в При- 
байкалье должны быть отнесены к знаменитым голубовато-зеленым апатитам. Неясно 
указание того же автора ** ***) ) на ломки слюды по р. Бирюсе, «где выламываются 
и прекрасные шерловые колонны хризолитового цвета и черные турмалиновой породы». 
Весьма вероятно, что речь шла в данном случае о берилле, аналогично другим 
тождественным месторождениям этого камня в слюдяных пегматитовых жилах Кан- 
ского уезда. Такие толкования весьма вероятны, но все же являются лишь догад- 
ками, требующими подтверждения. Кроме общего обозначения «шерла» для всех 
ніестоватых и удлиненных кристаллов — в литературе конца ХУПІ века имеется 
еще часто встречающееся название «хризолита» для зеленых и желтых прозрач- 
ных минералов *“*“). Так при описании Мурзинских копей Н е г ш а п п в 1789 г., 


*) Наи известны, однаво, кристаллы ѳщѳ гораздо большей величины; так в пегматитовых жилах 
Коннектикута описаны бериллы в 6 % футов длины; в провинции Галиции в Испании из кристаллов 
берилла делали косяки для дверей. 

В. Лагу с. Эрик Лаксман. СПБ. 1890. 212 , 229. 

***) Любопытно отметить, что еще и сейчас местные добывателп камня на Урале я в Забайкалье 
называют прозрачные удлиненные камни (турмалины, аішшолиты, бериллы п т. д.) шерлами или 
шнрлами. 

****).НегтсЧпіі [30] н Севергин (Слеварь минералогический. СПВ. 1807. И. 551). 




очень определенно отделяет желтые «хризолиты» и аквамарины, что дает возмолс- 
ность отождествлять его описание хризолита с бериллом в собственном смысле 
этого названия. 

Второй причиной, ослолѵняюідей ознакомление с литературой о русском берилле 
является отсутствие указаний на происхолѵдение описываемых образцов. Особенно 
в .западноевропейской литературе мы часто находим указание на «сибирские камни», 
причем под «сибирскими» подразумевали обычно и уральские. 

Практическое значение берилла. Берилл и особенно аквамарнп во 
все времена и во всех странах имели значение для каменного рынка; еще древний Ря.м 
и)гда пепоіьззвал этот камень для гемм и ожерелий, а в Средине века весьма 
ценились камни цвета морской воды, привозившиеся из Индии, а ХѴ*1ІІ-ом веке 
из Бразилии'')- Начиная с конца ХУНТ века снбпрскнй аквамарин стал получать, 
значение на каменном рынке, и с тех пор не переставая то Уральский, то Забай- 
кальский камень большими партиями стал попадать в р]катеринбург. Обычно шел: 
он для колец, серег или запонок, но последнее время стал применяться для застежек,, 
брошек и панделоков, причем огромный спрос па этот камень наблюдался рані.ше 
на. Нижегородской ярмарке, где за пего . в 90-х годах платили в случае густого- 
тона около 2 р. за карат. Эти цены, однако, в последние годы перед войной 
сильно повысились, но все же камень оставался довольно дешевым. Обычно свет.іые 
сорта шли по 2—5 р. за карат и лишь д-ія исключительных камней цепа поды- 
малась до 15 — 2(1 р., особенно в случае густого зеленоватосинсго тона, напоми- 
нающего густой топ некоторых эвклазов. Гораздо выше ценился берилл в конце > 
ХѴИГ-го века, когда за нитку аквамариновых бус платили по 800 р. и дороіке. 
Камень восхвалялся Георги (1798), который, однако, отмечал, что в виду 
сильной трещиноватости русских камней они годятся лишь «для бриллиантироваийя. 
в кольцах, пуговицах нарядных одежд и сережках». 

Форма кристаллов русских бериллов весьма разнообразна и неоднократно' 
давала обильный и прекрасный материал для научных исследований. Над его 
кристаллографией работали лучшие у ченые — Л е в и, К о к іи а р о в, К у п ф ф е р, 
Еремеев, Арцруни, Воробьев, Романовский, Грот, Карножицкий 
и многие другие. Наиболее типичные формы отмечены на 'рисунках (рис. 7), 
причем надо иметь ввиду, что в русском берилле наблюдаются все переходы от 
коротеньких гексагональных призм пластинчатого типа, встречаемых в районе 
Санарки и Каменки, вплоть до сильно вытянутых желтых иголок Мокруши пли 
голубых палочек Адун - Чолопга. В противоположность кристаллам Забайкалья, 
кристаллы Мурзинского района и особенно Адуя носят сильные следы разъедания, 
превращающего кристаллы в зеленые сосуліжн пли заостряющиеся иголочки. Это- 


*) Вій т пег (Тесішоі. и. Тегтіпоі. Оег ОетоегЬѳ. 1884. III. 244) дает ряд справок древни.\ 
писателей, говорившиі о берил.іе в районе Понта. Могли ли действительно знать древние греки,, 
населявшие берега Евксинекого Понта, о бериллах Урала или Алтая, это вопрос, который должно- 
разрешить изучение южнорусских древностей (аналогично изумруду, алма-зу). 


раз'едаь’ие на берішах Мурзпнской области обычно начинается с базоппиакоида, 
который покрывается шестисторонними ямками, иногда глубоко уходящими в се- 
редину кристалла. Несколько позднее начинается раз‘едание призм, связанное 
с образованием трещин как бы перетягивающих кристалл по направлению гори- 
зонтального сечения. Совершенно особенный тип раз‘едания известен на бериллах 
Забайкалья, которые в иных случаях сохраняют нетронутыми грани базопинако- 
нида, но на призме покрываются параллельно базису системой нітриховок и пере- 
тяжек. К сожалению, все эти явления растворения, в противоположность хорошо 
изученным граням роста, почти не исследованы, а между тем могли бы дать 
очень ценный материал для характеристики условий образований этого минерала. 



Формы кристаллов берилла: I— Изумрудные копи; П— Адун-Чолон- 
ІУ— Мурзинка; У— Адуп-Чодояг, Борщовочный; Л"І— Мурзпнка. 


ІИ Борщовочный, Соктуіі 


Цвет бериллов России весьма разнообразен и колеблется от совершенно бес- 
цветных до глубокожелтых или темпосиних тонов. Если сюда еще присоединить 
желторозовые цвета отдельно описываемого воробьевита, то мы получим сплошную 
шшиу, и притом весьма разнообразную, последовательных топов. Бесцветные бери.*лы 
или слабо окрашенные в синеватый тон имеют сравнительно мало значения. 
Наибольшую ценность представляют аквамарины, тон которых меняется от нежно- 
голубого до темносинего. Если синие тона типичны для Урала и Адуи-Чолонга, то 
зеленосиние (цвета бурного Черного моря, на картинах Айвазовского) более 
типичны для Ильменских гор, где они, однако, очень редки. Весьма разнообразны — 
желтые тона, от бутылочно-зеленых грубых цветов Адуя, до ярко-золотистых ий разных 
мест Юго-Восточного Забайкалья. Эти золотистожелтые кристаллы, то с буроватым, 
то ,с зеленоватым оттенком бывают редкой красоты. Очень валшыми для бериллов 
является чистота их воды и прозрачность. На Среднем Урале прозрачностью н 
идеальной чистотой отличаются главным образом бериллы, а не аквамарины; 
последние обычно в Ильменских горах и на Адуе сильно трещиноваты и носят у 
местных горщиков название «сырцов»: они заключены со всех сторон в полевой 
шпат пли кварц и при извлечении из породы ломаются на мелкие неправильные 
осколки. Прозрачность некоторых кристаллов берилла достигает совершенно иеы?ю- 
чительного совершенства и сравшіма лишь с чистотой топазов Урульги. 

Очень интересным является зонарное окрашивание у русских бериллов; 
обычно они окрашены весьма однородно, но в некоторых месторождениях 
мы встречаемся с двумя типами зонарпой окраски: в одних случаях зонарпості) 
идет концентрическим наростанием и хорошо заметна в разрезах камней но ба- 
зонинакоиду; при этом наблюдается перемежаемость более светлых и более 
зеленых слоев (Изумрудные копи), или яю наблюдается более ‘яіелтое ядро и 
синеватая кайма (Алтай) или, наконец, прозрачная середина с более мутной 
наружной зоной (Забайкалье). Другой характер носит зонарная окраска у Забай- 
кальских минералов, где .заметно наростаіше кристаллов в длину по вертикальной 
оси, и где, таким образом, окраски разных тонов сменяются по длине кристалла. 
Это особенно типично для некоторых золотистых бериллов Забайкалья и является 
иногда настолько резким, что кристалл берилла иачинает напоминать иолихромные 
турмалины Линовки, но лишь с преобладанием зеленоватожелтых и золотистожелтых 
тонов. Б старой литературе такие камни назывались «союзными>. Очень редко 
в берилле на плоскостях спайности или базоппнакоида видна шестилучевая звезда 
(астеризм бериллов Тпгерецких Белков на Алтае). 

Парагенезис (совместное нахо'ждение с другими минералами) берилла 
очень интересен; вообще берилл является наиболее типичным представителем 
пегматитовых лшл; тем не менее для него можно установить два довольно отличных 
типа нахождения. В одних случаях он является спутником настояиціх пегматитов, 
богатых письменным гранитом с большими иолостями, остающимися свободными 
или заполненными бѵрой глиной. В этом случае берилл принадлежит к одной 


геиерадии с поіевым іішатоМз никогда не бывает окрашен в голубой цвет, а 
отличается зелеными и желтыми тонами окраски. Весьма часто, кристаллы этого 
генетического типа разведены позднейшими процессами. Второй тип — относится 
к кварцевым жилам или к тем пегматитам, последние стадии застывания которых 
выражаются в заполнении пустот сплошным кварцем. Сюда же следует отнести 
типичные штокверки и грейзены с обильными пневматолитическими процессами. 
В этом случае камень приобретает характер аквамарина и нередко сопровождается 
топазом (Шерлова гора). В противоположность этому типу, в Мурзинском районе, 
столь типичном для настоящих пегматитов, мы наблюдаем другие соотношения: 
хотя здесь топаз н берилл постоянно встречаются в одних и тех же жилах, 
тем не менее между ними заметна совершенно определенная «антипатия». В 
районе Мокруніи и ІОягаковой очень редки штуфы, па которых одновременно 
находится и берилл, н топаз, и часто по этому признаку можно отличать искус- 
ственные «клеенные» штуфы, в которых неопытный продавец минералов старательно 
іпуеивает кристаллы берилла и топаза, изредка прибавляя к ним даже монацит 
Ильменских гор. В меньшей степени эта . антипатия проявляется в бериллах 
Ильменских гор, где все же появление в жиле берилла исключает обилие топаза. 
Это различие в генезисе аквамарина и желтого берилла поднимает вопрос о 
различии их и в химическом составе, о чем можно было уже догадываться на осно- 
вании работ Вернадского (в 1908 г.). Было бы же.5ательно испытать 
на щелочи кристаллы разных цветов, так как весьма вероятно, что аквамарины 
окажутся менее богатыми щелочными металлами, чем другие разности. 

і 

Распространение берилла в России. 

Берилл в России известен в очень многих разностях: кроме изумруда, 
описываемого в специальной главе, берилл встречается как в виде собственно 
берилла зеленоватого или желтоватого тона, так и аквамарина разнообразных 
оттенков от темносинезеленого до светлоголубого, плоских ростеритов “), (бес- 
цнстцых кристаллов, неимеющих практического значения) и, наконец, плоских 
призм воробьевита пеленорозового цвета. Несомненно, что наибольшее значение 
имеет аквамарин, к сожалению, благодаря обилию материала сделавшийся в своих 
светлых разностях столь обыденным камнем, чте идет на дешевые и аляповатые 
изделия, в противоположность редким темноокрашенных густым зеленоватосиним 
кристал.іам. 

, Бериллы встречаются в России в очень многих местностях; однако, большое 
практическое значение имеют лишь месторождения Мурзинки и Адуя на Урале 
и месторождения Забайкалья. Они будут описаны далее с большей подробностью, 
тогда как о других русских месторождениях, представляющих пока лишь минера- 
логический интерес, ниже сообщаются лишь самые краткие сведения. 


') Ростериты а воробьевиты опясываются отдельно. 


Европейская Россия. 


Если исключить Финляндию, где берилл известен в довольно большом коли- 
честве, 110 мутного вида в пегматитовых лшлах Таммела * **) ), берилл почти не 
известен в Европейской России: Кавказ и Крым не дают указаний на нахонсдение 
соединений берилла, да и но всему характеру геохимии этих областей нельзя 
ожидать в них пегматитовых ніпл редкоземельного тина. Впрочем, для Кавказа 
есть интересное, но непроверенное указание па буроватые кристаллики берилла 
в наносах р. Сулак в Дагестане Некоторые указания на берилл ь виде редких 
зеленоватых кристалликов дает Южнорусская кристаллическая полоса, где они 
известны из гранита Канева на Днепре, около Белой Церкви Васильковского 
уезда '***), и из Мариупольского уезда (Екатеринославской губ.) по р. ІОшанлы, 
нрит. Молочной — небольшие прозрачные кристаллы берилла в крупнозернистом 
граните [8]. Под бо-гыішм сомнением стоит старое указание па мелкие кристаллы 
берилла в сиените и лабрадоре на границе Волынской губ. и Радомысльского 
уезда Киевской губ. [4]. Небольшие кристаллы были действительно найдены 
Л. Ивановы м в гранитной брекчии из окрестностей Житомира. 


Закаспийская область и Туркестан. 

Совершенно случайный характер носят находки берилла в протогине Шейх- 
Джейли, в Аму-Дарьинской области. Хотя Барб от-де-Марни [11] й отмечал 
их недоброкачественность, тем не менее п он, и М у ш к е т о в связывали с ними неко- 
торые наделѵды на нахождение в области Султан-Уиз-Дага лучших: образцов іі 
вообще на открытие пегматитовых я:пл типа Среднего Урала; однако, все последующие 
поиски не цривели ни к каким результатам. 

Иной характер имеют месторождения Алайского хребта, на которые сле- 
довало бы обратить особое внимание. Вебер [15] видел у киргизов образцы 
трещиноватого берилла величиною в стакан. Более точные сведения были собраны ііо 
указаниям кн. Лобанов а-Р остов с кого и Н. А. Преображенского, который 
встретил очень мощные пегматитовые жилы в верховьях Ляйляка и во Іі’ара-су 
Соиутствуіотся они леппдо.тіітом, розовым кварцем и цветыым турмалином, очепі. 
сближаясь с типом литиевых жил Линовки на Урале, пли штата Маіпе в Северной 
Америке. Большие мутные криста-мы в 45 сайт, длины были выбиты А. Чер- 
новым из коренного пегматита. В виду того, что эти жилы протягиваются 

*) Макіпѳп. Біе бгапі^ре^т, ѵ. Ташгаеіа. Виіі. сот. ^ео]. Кіпіаіиіе. 1913. Л'и 35. р. 43. 

**) Мушкетов [9]. Это интересное указание осталось неподтвержденным. 

***) Т у тк о в с к и й [7] в свое время обраща.і внимание на недопустимость замощения дорог 
Южной России гранитом с бериллами. 

Точное место двух лсил; а) верховье р. Кыр-Булак, немного ниже восточного ледника того-жс 
наименования на правом склоне против летней речки Ташбек, на значительной высоте; б) окр. ледника 
Ак-Су— жила в гранитогпейсе (сведения И. Преображенского). 



далеко іа восток но верховьям Исфары, некоторые из них смогут, может быть, 
иметь практическое значение, почему весь этот район заслуживает весьма боль- 
шого втмания. 


Урал. 


Ка Урале берилл известен в очень большом числе пунктов, начиная с коней 
Алабашки на Севере и кончая россыпями Санарки на юге, а именно в следующих, 
главных пунктах (с севера па юг) 


1. Мурзинский район. 

2. ІОжакова. 

3. Маюровский рудник. 

4. .ііиповка; Шайтанка. 

5. А дуй 

6. Изумрудные кони. 


7. Баевка. 

8. Южн. склоны Юрмы (на N 


от Златоуста). 

У. Ильменские горы. 

10. Борисовские сопки. 

11. По р. Каменке и Санарке. 


1—3. Мурзински'й район. О красоте и исключительной величине бериллов 
ЫурзЕнекого района можно судиті, по гигантскому зеленому бериллу, лежащему 
на постаменте из аушкульской дендритовой яшмы в Музеуме Горного Инсти- 
тута. Этот кристалл добыт был в ноябре 1828 года в так называемой Старцев- 
ской яме в 3 в. от дер. Алабашки на глубине 4 саж.; его длина достигает 
.э ’/2 вершков. Он является типичным для Мурзинки, не только но своей окраске,, 
но и по своей внешней форме и тем явлениям позднейшего разъедания, кои 
столь характерны не только для Мурзинской области, но особенно для района. 
Адуя. Горный журнал так образно описывал его находку: «пещера или обитель 
сего невиданного берилла украшена была самой природой; темные огромные кри- 
ста.ыы кварца, окружая его, как бы поддерживали свод, составленный из кри- 
сталлов желтого полевого шпата, усыпанного блестящими мелкими черными шерлами 
и слюдой». (Из письменного донесения Еаковина от .10 янв. 1824 г.). 

Кристаллы Мурзинского района заслужили мировую славу и характеризуются 
следующими топами: винножелтым, зеленовато-желтым, желтовато-зеленым и редко 
синевато-зеленым и бледно-синим. На них обратили внимание еще в конце ХУШ сто- 
летия, и Н е г т а 11 п образно описывал их под именем золотистых шерлов или 
хризолитов; кристаллы обладают, по его словам, такой красивой игрой, что за 
экземпляры толщиной в нале^^ платили 50 рублей и дороже. 

С внешней стороны они очень разнообразны, иногда вытягиваются в острые- 
кристаллы. В случае нахождения в глине, заполнявшей пустоты в пегматите, 
они образованы с двух сторон, но при этом обычно обсосаны с обоих концов. 
Чаще всего кристаллы берилла одноконечны. Впеінняя скульптура их граней до- 

"*) Кроме того в качестве отдельной находки отмечается кристалл берилла в Борзовской россыпи 
;Кыштымекегв горного округа. 


волыю разнообразна, пріг чем обычно базопинаконд н прпзма блестяща, чисты н 
лишены той вертикальной штриховатости, которая столь типична для бериллов 
Забайкалья. 

Удельный вес Мурзішских желтых бериллов около 2,68 — 2,69; іщя бесцветных 
и розовых бериллов Піайтанкя Кокшаров дает немного более высокие удельные 
веса, - 2,69 —2,72. 

Из отдельных копей Мурз и некого района необходимо отметить не- 
сколько довольно определенных пунктов: 

Северные — первая и вторая — области*) обнимают собой копи около Алабашки м 
ЛЮ р. Кривой, впадающей в р. Нейву, выше дер. Мурзинки. Третья область, дававшая 
очень много камней, относптся к дер. Южаковой -особенно к знаменитой копи Зо- 
лотухе, дававшей в восьмидесятых годах прошлого столетия великолешіый материал. 
Сюда же относится и небольшое, очевидно, бедное месторождение Маю ронского 
рудника. Наконец, четвертый район относится к коияы Лшіовского и Шайтанкн, 
где берилл очень редок и на.делен особыми качествами. Наконец, еще южнее 
начинается область Адуйекпх коней. 

К первой области самой богатой относятся конн по р. ІЗсрхііей Крутой, 
левому притоку Алабашки (Лі 2, 3, 4 **) - там же лежит богатая Тысячніща. 

На правом берегу Алабашки лежит другая группа коней: знаменитая Старцева 
яма, давшая вышеописанный большой берилл. Голодный лог и особенно Новая 
Мокруша (№ 6—13**). Кристаллы желтого или светло-желтого цвета, обычно до 
3 сайт., лишь изредка достигающие 10 — 15 сантим. Аквамариыы в этой области 
известны лишь в Старцевой яме. Иногда полевой шпат сопровождается мелкими 
ростеритами (маленькими тонкими бесцветными пластинками). 

Второй район составляют знаменитые яюлтые бериллы по р. Кривой, впа- 

дающей в Нейву немного выше Мурзинки; здесь в 80-ых годах велась очень 
большая и богатая добыча II. С. Овчинниковым. ! 

Очень богатую группу копей составляют копи Л? 68, 69, 71, 72, 74 **) : 

около дер. Сарапулкн и Южаковой, где особенно сильно работалась г. Золотуха, I 
давшая О в ч и н п п к о в у очень богатый материал. ? 

Очевидно с этим районом генетически связаны - россыпи дер. Корниловой, где ,| 

исподволь встречались недурные- бериллы и аквамарины. Сюда- лее относится и 
аквамарин дер. Маюровой около Маюровского рудника на г. Максимихе і 

(между Сарапулкой и дер. Корниловой). Здесь указывались в пегматитовой лсиде бес;- 
цветные или светлые слабо-желтовато-зеленые, совериіенио прозрачные кристаллы; 
они были сильно йсштрихованы по вертикальной оси и обладали характерной 
зопарной структурой [36]. 

4. Бериллы из Л и по век их копей относятся к группе воробьевита, где и 
описываются, хотя и не имеют никакого практического значения. Очень мало све- 


*) См. карту, которая будет приложена ко второму тому. 

**■) Цифры относятся к карт©, которая будет приложена ко второму тому. 





деийй о берішах окр. Ш ай танки, указываемых очень редко в копях Мора: 
в коллекций П. Балаіііева (Геолог, и Минер. Музей Академии Наук) имеется 
несколько шайтааских кристаллов, бесцветных, светлорозовых, короткостолбчатых,, 
составляющих несомненный переход к воробьевитаы. Сюда же относится знаменитый: 
розовый кристалл, хранящийся в Горном Институте и до Г. Розе считавшийся 
за топаз. Очевидно, что он должен быть отнесен тоже к группе воробьевитов н 
ііарагенетичесЕИ связан с пегматитами тина Мокруши, богатыми альбитом, лепи- 
долитом и дымчатым кварцем. 

5. Месторояідения р. А дуя. Эти копи знамениты своими аметистами 
(с дымчатым оттенком) и своими бериллами, которые в 1899 — 1900 годах добы- 
вались .здесь пудами. Говорят, что в эти годы здесь было добыто около 35 ііудов 
ценного материала. В Адуйских копях наблюдается два типа бериллов; настоящие 
іолубоватые аквамарины в виде трещиноватых больших скоплений встречаются 
в кварцеішх жилах более новых генераций; для огранки они не годятся іі носят 
хгірактср «сырцев>. Второй вид — это желтозеленые бериллы, столь типичные 
как по своему тону, так іі но своей кристаллической форме, и обычно сво- 
бодно лежав.і,ііе в глинистой массе, заііо.шявшей «занорыши» — пустоты в пегма- 
титовых жилах и цементировавшей часто обломйи кварца, нолевого шпата к.< 
турмалина. Сравнительно редко мною наблюдались зеленоватые мутные кристаллы, 
заключенные в полевой шпат, как в микроклиновый пертит, так и в альбит. Эти 
кристаллы как бы третьего типа очень редки п не носят следов вытравления,, 
столь типичного для второго. 

Рыночный берилл Адуя отличается довольно неприятным бутылочно-зеленым.' 
тоном густой окраски (хотя есть разности и более желтого цвета) и высокой: 
прозрачностью. Размеры довольно значительны: кристаллы до 4 вершков длины не 
редки; 3-х вершковых же экземпляров было добыто по сведениям П. Драв ер та 
до 1 июня 1900 г, 700 штук. 

Кристаллографический вид их весьма постоянен: призма 1 рода, пирамида 2 рода, 
и основной ііинакоид, который почти всегда является разведенным и принявшим 
поэтому щеткообразпый вид, с шестиугольными, иногда весьма глубокими ямками 
вытравления (см. выше стр. 55). 

Вертикальпые грани кристаллов сильно пештрихованы и па многих из них 
замечаются отчетливые фигуры травления, происхождение которых нужно приписать 
обстоятельству, обусловившему и разъедеиеость базопииакоида. Многие кристаллы 
разбиты плоскостями отдельности, параллельно основному пинакоиду. Есть и таксе 
экземпляры, в которых слой вещества берилла перемежается со слоем глины. 

На Екатеринбургском рынке Адуйские камни ценились не очень высоко, так 
как давали холодный тон без особого огня, но все же бойко шли в огранку, бла- 
годаря своей исключительной чистоте, однородности тона и прозрачности. К сожа- 
лению, после удачных добыч 1900 года работа остановилась и адуйские бери.’ілы 
исчезли с рывка. 


6. Изумрудные копи. Берилл изумрудных коней ностепенными переходами 
-связан с изумрудом и, потому, провести резкую грань между этими двумя мине- 
ральными видами довольно затруднительно. Обычно исчезновение типичного дліі 
изумруда зеленого цвета, связанного с хромом, приводит к синеватозеленым тонам, 
которые н характеризуют берилл, как таковой. Бериллы этого месторождения мутны 
или 'даже приобретают красивый молочный опгиовый тон, несмотря на внутреннюю 
их однородность. Обычно они собраны в параллельные сростки, достигающие раз-, 
ліеров 15 — 20 сайт, и очень часто ограничены ясно выраженными плоскостями 
призмы и базопинаконда. В противоположность изумруду берилл этого месторождения 
характеризуется иногда весьма блестящими гранями п, насколько мне йзвестио, 
никогда не носит следов той коррозии, которая столь типична для іѴдуя и довольно 
часта для Мурзинского района. Лишь очень редко па нем наблюдаются более 
сложные комбинации с гранями пирамид. 

Обычно берилл приурочен к пегматитовым жилам и, потому, часто вростает 
в нолевой шпат, альбит или кварц. Нередко его покрывают, частично прорезая, 
турмалины и плавиковый шпат. 

Особенно обильны были бериллы в Мариинском и Троицком приисках. В пер- 
вом — для них очень характерна большая величина и изредка своеобразный оливково- 
зеленый тон, для второго— зонарная структура, подробно описанная Земятчен- 
<ским. Иногда сероватожелтые кристаллы берилла здесь совершенно обростаются 
зонами изумруда и наоборот. 

Практического значения бериллы этого месторояедеиия не имеют, но в виду 
того, что их общее количество очень значительно, возможно их употребление 
в большом масштабе при извлечении бериллия для технических целей. 

7. Баевка. Лишь минералогическое или геохимическое значение имеет берилл 
из Баевского вольфрамового рудника на Среднем Урале, где он был встречен 
Еремеевым в виде шестоватых масс вместе с полевым шпатом, флюоритом н 
шеелитом [61]. Эта находка была подтверждена летом 1920 г. 0. М. Шубни- 
ковой, спутниками которой был также найден молочнозеленоватый непрозрачный 
берилл в жилах серого кварцр у дер. Пьянковой, в 3 в. от Баевки. 

8. Столь же ограниченное, но большое геохимическое значение имеет нахожде- 
ние аквамаринов на ІО ж н о м У р а л е (не в восточной полосе Ильменских гор 
и ее продолжении по р. Каменке и Санарке), в главном Уральском хребте, 
образуемом Юрмой, Таганаем, Промелем и т. д. 

Енщ Лисенко в 1835 г. указывал на черный шерл с аквамарином на 
южном склоне ІОрмы, в граните, близ Ахтенского рудника. Эта находка получила 
некоторое подтверждение в указаниях К а р и о ж и ц к о г о, который нашел на 
N от Златоуста по р. М. Тесьме три месторождения плохеньких аквамаринов 
в гранитных пегматитах с гранатом н черным шерлом. Одно из месторождений, 
лежащее около пересечения Миасским трактом р. Черной, замечательно необыкновен- 
ным обилием аквамарина, сплошь переполняющего породу. Конечно, эти находки 






никакого практического значения не имеют, но их более детальное изучение п 
разведки очень желательны. Очевидно^ к этому же району Юрмы относится руко- 
писное указание Барбот-де-Марни на бериллы по р. Черной в 6 верстах 
от Златоуста и в Изрендинских горах в северной части Кусинской дачи. 

9. Ильменские горы. Ильменские бериллы в первые годы XIX столетия 
пользовались заслугкенныл успехом среди минералогов *), но их практическое 
значение было невелико и количество добытых камней не могло иметь сколько- 
нибудь значительного влияния на Уральский рынок. Правда, здесь встречгіліісь 
гиганты большой красоты — таковы два кристалла, найденные в 1843 г. и дости- 
гавшие, при красивом синеватозеленом тоне, 772 и 97^ дюймов длины (в топа- 
зов. кони С т р и а; о в а Л'® 54). Многочисленные разведки, нроизводившиеся здесь 
(напр. в 1834 г. у оз. Аргази) в поисках богатых бериллов и тяжеловесов, ие 
привели ни к каким практическим результатам и до настоящего времени на бериллы 
Ильменских гор надо смотреть как на камни для минералогических музеев, а не 
для рынка. 

Бериллы этого района обычно сильно трещиноваты и обладают малою 
прозрачностью. Для них характерен, однако, исключительно приятный зеленовато- 
синий тон морской воды, делающий некоторые образцы дивными аквамаринами. 
Очень редки здесь бериллы желтого или желтобурого тона. Чистые прозрачные 
аквамарины встречаются не часто (напр. в аквамариновой копи Гасберга 
и особенно К. Романовского Л? 35 па Косой Горе), но в этих двух копях 
-они попадались целыми гнездами и давали ограночный материал недурного качества. 

Встречаются они обычно вместе с топазом и гранатом в гранитных пегма- 
титовых жилах, богатых амазонским камнем и кварцем. Отдельные кристаллы 
ііопада»)тся в большинстве топазовых жил гранитогнейсовой полосы, но лучшие 
камни были добыты в группах копей на юг от железной дороги, а именно в Ло- 
пачевских копях и ряде коней между дорогой и восточной частью озера (Кочевская, 
Трубеевская и др.)**). Самые крупные кристаллы известны па X от лшлезной 
дороги в топазовой копи Стрижова, где обычно их величина достигала 2 дюймов. 
По чистоте очень хороши были аквамарины северной части гранитогиейсовой по- 
лосы (копь Лі 35 п др.). 

Топазово-берилловые жилы тянутся обычно в широтном направлении и дости- 
гают иногда 4 аршин мощности. Нередко обогащение аквамарином приводило 
к обеднению топазом. «Знаком», выражаясь языком Ильменских искателей, для 
поисков берилла является красный полевой шпат, но не амазонский камень. В про- 
тивоположность топазам, аквамарин сравнительно редко встречается в гнездах и 
в таких случаях его кристаллы прозрачны и по густоте окраски очень высоко 

М е н Г ѳ В 1826 году, повидимому, смешал его с апатитом п, потому, дал ряд неверных 
указаний [65, 66]. 

**) По сведениям Лисенко (1834) темнозоленый берилл будто бы встречался в прекрасных 
кристаллах южнее указанных копей у р. Еланчика, что привело к ошибочному мнению о нахождения 
-здесь настоящих изумрудов. 



исііятся Екатеринбургскими грашілыцнкамн. Болі.інинство кристаллов носит ха]іактер 
<сырцев», «сквари берилловой>, «дурмана», т. е. заключены со всех сторон в кварц 
или полевой шпат и при разламывании породы выкрашиваются в виде остроугольных 
бесформенных кусочков. 

10 — И. Район Сапарки, Каменки и Борисовских сопок. Бериллы 
встречены в районе Кочкарской золотоносной системы, как в россыпях, так и в ко- 
ренных месторождениях. Впрочем пи в тех, ни в других практического значения они 
до сих пор не имели.* Красивые гальки аквамарина, иногда темнозелеиого, встречали(‘ь 
в россыпях лишь изредка и обычно шли при этом в огранку (Васлілевский прииск 
по р. Теплой и прииски 203 и 204 по Сапарке ’). Коренные местороацепия 
открыты были па основании одного случайно найденного вннножелтого криста.’іла 
в двух местах — около Кочкаря в Михайловском бору и в Санарском бору на занад 
от знаменитых киапитовых Борисовских (Соколиных) сопок. В первом месторождении 
они были силі>но трещиноваты п частью принадлежали к желтому бериллу, часті.ю 
к аквамарину. 

Более богатым представляется второй район, где в одном из многочнслеігаых 
шурфов со знаками берилла было найдено «громадное количество своеобразных 
кристаллов». Эта копь была заложена па берегу р. Топкой и дала кристалліа 
в виде коротких шестигранных стопочек сильного жирного блеска, беловатосерова- 
того тона без треіцішоватости. Красивый топ, вероятно, мог бы дать возможность 
пустить их в огранку кабошоном, в качестве недорогого камня для мелких вставок 
и колец. Кроме того виннолгелтые криста.ны встречались в пегматитовых лшлах 
около самого посе-чка Сапарского (в 1 версте па запад). Судя по опвсакшо Мел ь- 
II и к о в а, не имевшего возмолспости произвести .здесь широких разведок, район 
этот заслуживает бо.іьшого внимания и в будущем при иоисках драгоценных камней 
па Урале должен быть поставлен на очередь. 

Алтай.. 

Еще в конце XVIII века исследователи (первым был, повидимому, Раігіп)ѵ 
обрати-ш внимание па гнгантсгліе кристаллы берилла в покрытых снегами вершинах 
Тнгерецких Белков па горе Пркуткс. Этот берилл встречался здесь в пегматитовых 
жилах пли ввиде небольших зеленоватых, восковожелтых кристаллов, погрулюнпых 
в массу полевого пшата и серого кварца, или ввиде огромных скоплений пепра- 
внлыіого строения аквамарина, сипеватозелепого до небесно-синего, мутного и тре- 
щиноватого. Последние кристаллы достигали до 2 футов длины и Ѵг фута толщины 
и характеризовались зонарной структурой, о желтоватым или зеленоватым ядром 
в середине. Большей прозрачностью отличалисі> небольшие зеленоватые кри- 
сталлы, из которых на Колыванской фабрике выде.іывалц неособенно красивые 
иечатки, тарелочки и тому подобное. Хотя это месторождение, повидимому, весьма. 

> к 


См. карточку во втором томе. 





богато, тем не менее, по имеющимся данным, оно практического внимания не за- 
служивает. 

Любопытно отметить, что берилл, кроме Тигерецких Белков, был встречен 
в конце ХТШ века в брекчии, прорезавшей известняки в низовьях р. Туіаты, 
впадающей в Чарыш, выше йни. Здесь обломки берилла, по описанию Шангина, 
были смешаны с кусками яшмы, халцедона и карнеола. Так как это указание 
никем позднее не было подтверждено, то возникает вопрос, насколько правильно 
было определение встреченного Шангиным минерала, как берилла. 

Канский район. 

В пегматитовых и слюдистых жилах Канского района около Красноярска 
изредка попадались бериллы в виде мутных трещиноватых кристаллов в несколько 
дюймов длины, восковожелтого или зеленого цвета. Так, около слюдяных копей 
в 20 в. от станции Заозерной Сибирской ж. д. встречено было мною в 1915 году 
довольно большое количество мутных и трещиноватых кристаллов берилла, сидя- 
щих в слабо дымчатом кварце. Во всяком случае не исключена возможность в 
этом районе встретить пегмаі'итовые жилы с более обильной минерализацией, о чем 
можно догадываться по красивым небольшим кристаллам дымчатого кварца, приве- 
зенным из окр. Красноярска в Минералогический кабинет Московского Универси- 
тета имени Шанявского. 

Прибайкалье. 

, Несмотря на мощность пегматитовых жил Прибайкалья, нам неизвестно здесь 
аквамариновых месторождений, и вряд ли заслуживают доверия те указания на 
изумруд и берилл, которые были сделаны Алибером в связи с его заявками 
на Батагольских гольцах. Известны единичные находки берилла в районе копей 
Слюдянки, а также трещиноватые довольно большие бериллы в пегматитовых 
жилах Майских слюдяных месторождений. Пермикин в, своих рукописных 
записках отмечал еще в 1853-ем году — «в горах по р. Витиму в впадающей 
в нее Нижней Маме желтого . цвета непрозрачные и полупрозрачные бериллы, 
длиною от 1 до 6 вершков и в поперечнике до 3-х вершков» *). Весьма вероятно, 
что весь слюдяной район по Чуе, Маме и может быть Алдану даст в этом 
направлении некоторые новинки, но в общем характерна для всех этих мускови- 
товых жил, аналогично пегматитам Архангельской губ., ничтожная роль обычных 
пневматолитических агентов (бора, фтора и их снутнмков — бериллия и редких 
земель). 

Забайкалье. 

Забайкальские бериллы составляют одно из больших каменных богатств 
России, по, к сожалению, достаточно яркій и полной картины их распространения 


') О берилле по Витиму еще раньше писал Лак см а н. 



до сих пор не имеется; особенно жалко, что нет точных данных о более редких 
копях, давших те золотистожелтые кристаллы, о которых говорилось выше. 

Забайкальский район цветных камней был открыт еще в1723 г. Турков ым 
и пережил периоды столь энергичной экснлоатации, что давал в год иногда 
до пяти пудов хорошего материала, годного для огранки (напр. в 1796 г.), 
а иногда и более — в 1810 и 1811 годах было найдено по 11 пудов бериллов. 

Первое детальное описание мы находим у Г а 1 г і п, которое показалось на- 
столько интересным Севергину, что он почти дословно перевел наиболее 
важные места из записок францусского ученого: «кристаллы аквамарина имеют 
иззелена синеватый или иссине зеленоватый цвет, величина их различная; 
прозрачные обыкновенно бывают не велики; нечистые же иногда от одного до 
двух футов длины. Кристаллизация их вввде шестисторонних призм, часто вдоль 
струистых или желобковатых и чисто срезанных горизонтальной плоскостью в 
одном конце. Он добывается в горе Адун-Чолоне (по старому Тут-халтуе) в трех 
местах, из коих одно доставляет те породы, кои называются хризолитом, другое- 
аквамарины, а третье — изумруды». Мнимые «хризолиты рассыпаны в разрушенном 
граните, смешанном с железистой глиной и таким количеством вольфрама, что 
в некоторых местах почти черен». «Жиловатая порода аквамаринов есть беловатый 
камень, смешанный большим количеством мышьячных колчеданов — аквамарины 
рассыпаны в оном без разбору и по всем местам, часто бывают смешаны с чер- 
новатыми кварцевыми кристаллами и топазами. Есть образцы, в коих сии три 
камня взаимно себя проникают. Другая не менее примечательная достойная осо- 
бенность есть та, что сии столь твердые кристаллы отменно бывают хрупки, 
при вынутии их из домки — многие толстые призмы ломаются в руках»... 

Таково в сущности очень точное и красивое описание аквамаринов главнейшего 
месторождения этой области — Шерловой горы. 

Бериллы Забайкалья весьма разнообразны как по своему генезису, так и 
по своим внешним формам. С одной стороны, главное значение бериллов этого 
района принадлежит слабо окрашенным синеватым аквамаринам, обычно связанным 
не с самими пегматитами, а с кварцевыми или топазокварцевыми породами. Ти- 
пичными в этом отношении могут служить голубые кристаллы Шерловой горы. 
Другой тип представляют настоящие желтые или желтозеленые бериллы, более 
типичные для Кукусеркена и особенно Борщовочного хребта, обычно связанные 
с пегматитами и письменным гранитом. Среди этого типа попадались кристаллы 
исключительной красоты и глубокого зеленого тона, но и для них характерен 
иногда «туман из мельчайших пузырьков», сильно понижающий их практическую 
ценность. Как описывал выше С е в е р г и н, для Забайкальского аквамарина типично 
большое удлинение по вертикальной оси при сильной штриховатости в этом же 
направлении всей зоны призмы. Нередко снаружи они покрыты окислами железа 
и марганца (Шерловая гора) или же бурой глиной. 

Все месторождения Восточного Забайкалья распадаются на 2 самостоятельные 


і 





группы; месторождения района Онон-Борзя, в которых преобладают аквамарины 
в кварцевых и кварцево-топазовых породах, и копи Борпіовочеого хребта, где 
в типичных пегматитах находили главным образом желтозеленые бериллы. 
К последнему типу приближались и копи наиболее Юго-Западной части — хребта 
Еукусеркена у Китайской границы. -Обилие некоторых из этих районов бериллами 
видно уже из того, что в иных местах кристаллы берилла добывались прямо из 
россыпей или подпочвенного слоя, й нередко даже выпахивались плугом из под 
дерна в целине. 

Оно н-Б орзинскийрайон. 

Самым южным и восточным является месторождение Еукусеркена, где 
встречается аквамарин бесцветный, бледнозелеиый, голубоватозеленый, проросший 
черным шерлом. Далее на северовосток следует хребет Адун-Чолонг, восточная 
оконечность которого по своему богатству бериллами получила название «Шер- 
ловой горы». Еще далее в той же цепи следует месторождение Соктуя, уже по 
сев. сторону жел. дор., где аквамарины встречались изредка в пегматитовых 
жилах. Сюда же относятся копи у пос. Бырки, где лет 15 тому назад добывались 
недурные аквамарины. 

Самым знаменитым и наиболее богатым пунктом этого района является Золо- 
той Отрог Шерловой горы, получивший свое название от добывавшихся 
здесь бериллов золотистого, светложелтого или зеленого цвета, — «зеленых ширлов» 
по обозначению местных жйтелей и бурят; жилы аквамаринов выполнены здесь 
сплошными массами этого минерала ввиде мутнозеленых непрозрачных обломков, 
перемешанных с дымчатым кварцем, плавиком, вольфрамитом и бурой глиной, 
В Лукавой горе добывались аквамарины голубоватозеденые и желтозеленые, покрытые 
мутной трещиноватой корой. На Овинской или Гоппеевской горе, сплошь изрытой 
свыше чем 1000 ямами, добывались светлозеленые бериллы; на Мелехинской горе 
зеленый аквамарин был погружен в массу кварца, мышьякового колчедана и пла- 
викового шпата; тоже самое наблюдалось и в Еарамышевской горе. 

Вообще Адун-Чолонг и в частности ИІерловая гора давали огромное коли- 
чество материала, но чистых прозрачных аквамаринов было сравнительно иемного; 
изредка они достигали 25 сайт, длины. Подробное минералогическое обследование, 
сделанное П. Сущинским, выяснило сложные условия образования и нахождения 
этого минерала на Шерловой горе, его проростание вольфрамитом и типичное 
обрастание плавиковым шпатом. Главная добыча шла последние годы на аквамарины, 
причем разведка и добыча Поднебесных (из Иркутска) 1913 — 1915-х годов 
наталкивались на скопления аквамаринов в землистой мышьяковистой массе, до 
1-го пуда весом; эти скопления состояли из кристаллов до 15 — 20 сайт, длины, 
беснорядочяо расположенных один по отношению к другому ввиде «гнезда», как 
это было принято называть рабочими «шерловых копей». Значительно реже при 
тех же работах попадался желтоватый берилл, сильно разрушенный. 



л?.-* ' '■'> ■, 





г'. 




68 


Кулибин по парагенезису подразделяет бериллы Шерловой Горы на сле- 
дующие разности; 

1. Беспорядочные сростки бериллов в разных направлениях; обломаны и 
облечены корой. Промежутки между сплетением заполнены железистой глиной. 

2. Бериллы и топаз на сером кварце. 

3. Щетки бериллов с иголками темнозеленого амфибола (?). 

4. Обломки берилла в буром железняке. 

5. Берилл в мышьяковом колчадане. 

6. Берилл с дымчатым кварцем па топазовой породе. 

7. Берилл в вольфрамите, иногда вместе с кристаллами топаза. 

8. Трещиноватые кристаллы в белом или сером кварце. 

9. Берилл с плавиком белого и фиолетового цвета, вольфрамитом и яблочно - 
зеленой слюдой. Иногда в самом плавике. 

Б о р щ о в о ч н ы й хребет. Здесь месторождения аквамаринов очень много- 
численны, но в носледнее время были совершенно заброшены *). 

I. Гора Боец, в 4 в. от дер. Самсоновой — бледнозелеиый аквамарин. Место- 
рождение лежит в районе р. Урульги. 

II. Район дер. Семеновой; в 15 в. к С, Семеновская гора — жилы письмен- 
ного гранита с темноголубым аквамарином, покрытым белой коркой; великолепные, 
темнозеленые кристаллы прозрачны внутри, напоминают изумруд; им сопутствует\ 
светлозеленый берилл, кристаллы котораго раз‘едены по концам, ввиду чего 
назывались рабочими «огрызком». Такой же бледнозеленый аквамарин попадался 
в Душной горе в 6—7 в. на ЮВ от г. Семеновской. 

III. Третий район лежит на север от Ново-Троицких промыслов — Черемуховая 
гора или Дорогой Утес с голубым и бледнозеленым аквамарином; Кибирева гора — 
бледнозелеиый аквамарин, Дармахинский утес — бледнозеленый и голубоватый аква- 
марин, Сухолесная гора и Обусинская гора — прозрачный желтый берилл, Солонеч- 
ная гора — бесцветный аквамарин. 

IV. Большая группа лшл ютится около дер. Лесковой— Борковская гора, гора 
Воронья и Стрелка; здесь встречались аквамарин и берилл разных цветов, включая 
и нежнорозоБЫй (очевидно — воробьевит). 

Т. Еще далее на восток берилл встречался в жилах против Кокертая в 
35 верстах вниз по Шилке от дер. Бянкиной— бледнозеленый аквамарин, в 
нескольких пунктах вместе с топазом. 

Из других более мелких месторождений и не входящих в два основных і 
района Забайкалья надо отметить: І 

1. Гора Букука на юг от Ново - Троицких промыслов; здесь был встречен | 

аквамарин в вольфрамитовом месторождении. ^ 

2. На горе Тутхалтуйский Алтай, в 15 верстах к С от поселка Хада-Булак, 


') См. карту, приложенную ко второму тому. 




вместе с вольфрамитом; эти копи относятся к району Алтанганского хребта, леяіа- 
щего южнее той Онон-Борзинской гряды, о которой шла речь выше. 

3. В этом же хребте известен берилл типа Уральского сырца — трещиноватый 
и хрупкий— в 6 в. от Алтангана (Цаган-Олуя). Эти месторождения плохо обсле- 
дованы, но давали иногда чистые желтоватозеленые бериллы; особенно известны 
месторождения Билетуевского Шилина. 

4. Известны бериллы и аквамарины в месторождении оловянного камня в 
Ононском оловянном прииске (в Первоначальном — светложелтые кристаллы в кварце, 
в других приисках— тусклые и непрозрачные голубые). Здесь около Евыошенского 
шурфа была так называвшаяся аквамариновая штольня, в которой наблюдалась 
жилка беложелтоватого и синеватозеленого аквамарина с топазом, слюдой и оловян- 
ным камнем. Вследствие трещиноватости и небольших размеров кристаллов работы 
здесь были скоро прекращены. 

5. Озерский сообщает, что зеленоватые, желтоватые и бесцветные кри- 
сталлы аквамарина будто бы встречались в наносах около Кяхты, но мои поиски 
и .расспросы в районе Троицкосавска, Кяхты п Маймачена привели к отрицательный 
результатам. 

6. Еремеев сообщил о находках берилла в пегматите у Монгольской гра- 
ницы в 20 в. от казач. станицы Нарасуна, по притоку р. Газакина (точно поло- 
жение названных пунктов мне неизвестно). 

7. Еремеев по указанию инж. Гришина в 1895 -ом году отметил еще 
одно месторождение в верховьях Онона почти у Китайской границы между Ман- 
гутской станицей и правым притоком Онона р. Бутев: кристаллы встречены были 
в пустотах пегматитовых жил, прекрасно образованы и отличались большой 
прозрачностью и бледио-желтовато-зеленым цветом. 

ГЛАВНЕЙШАЯ ЛИТЕРАТУРА. 

Общего характера. 

1. М. Мельников. Путеводитель по Музеуму Горного Института. 1898. Стр. 47. 

2. М. И ы л я ѳ в. Драгоценные камни. СПБ. 1896. 73. 

3. М. В а п е г. ЕйѳІзІѳіпкиийе. 1909. 404. 

Юг России. 

4. П. К и к и н. Труды Мин. Общ. 1842. II (Киевская губ.). 

5. П. Т у т к о в с к и Гь Зап. Еиевск. Общ. Естеств. 1889. X. Стр. СУ (Прот,— бериллы в гра- 
Яйта.х Киевской губ.). 

*6. К г е и 1 2 . Апгеідег Акай. Кгакап. 1890. 26. (Волынь). 

7. П. ТутЕовский. Рудный Вестник. 1916. №4. Стр. 185 (Примсч. -граниты Киевской губ.). 

8. Конткѳвич. Горн. Журн. 1881. I. 257 (Мариупольский уезд). 

Кавказ, Закаспийская область, Туркестан. 

9. И. Мушкетов. Зап. Мин. Общ. 1882. ХУП. 381 (Кавказ). 

10. П. Еремеев. Зап. Мин. Общ. 1882. ХѴП. 381 (Кавказ). 

11. К. Б ар б о т- д о - М ар ни. Изв. Географ. Общ. 1875 XI. 115 (Закаспийская обд.). 


12. П. Еремеев. Зап. Мин. Общ. 1877. XII. 278 (Шейх-Джели, Закаспийск. обл.). 

13. А. Вознесенский и др. Султан-Уиз-Даг. Изв. Полптехнич: Инстит. 1914. XXI. 404 

(то же). ^ 

14. II. Мушкетов. Туркестан. 1886. I. 643 (то же). 

15. В. Вебе р. Полезные ископаемые Туркестана. 1913. 129 (Пегмат. жилы Ляйляка). 

Енисейская губ., Якутская область. 

16. К Аргенто в. Горн. Журн. 1907. ІУ. 236 (Канский район). 

17. И. Приходько. Горн, и Золотопром. Изв. 1912. IX. 115 (слюд, жилы Канского района) 

18. П. Преображенский. Геолог, изсл. золот. обл. Сиб. Ленский район. УП. 1910. 62. 

Алтай. 

19. ЕепоѵанІ 2 . Хѳиѳ ХогбізсЬе Веііга^е. 1781. II. 362 (Алтай). 

20. Е. Раігіп. Хеие ХогбізсЬе ВеНга^е. 1783. ІУ. 163 (см. перевод в Сибирском Вестнике) 
1824. ТУ. 229— Алтай. 

21. Еѳпоѵапіг. Міпегаі. ^ео^г. ХасЬгісЫеп ѵ. Аііаізсііеп (ТеЬйгде. Еѳѵаі. 1788 (русск. пере- 
вод 1792) 268. 

22. Р. ЗсЬап^іп. Пене Хогсі. ВеЕгй§е. 1793. УІ. 37, 114 (Алтай). 

*23. В. С(ѳвергин). О Сибирском берилле. Новые ежемесячные сочинения. 1795- 106. 54, 
57 (Алтай). 

24. У 8 а т и с. Горн. Журн. 1839. Ш. 329 (Алтай— Тнгирек). 

25. Г. Щуровский. Геологич. путеш. по Алтаю. М. 1846. 355 (Алтай;. 

26. П е 1 е 3 8 е. Аппаіез (Іез Міпез. (5). ХУШ. 1860. 240. 

27. П, Е р е м е е в. Зап. Мин. Общ. 1898. XXXV. 58—60 (кристаллы и астеризм Алтайского 
берилла). 

28. П. Пилипенко. Минерал. Западного Алтая. Томск. 1915. 528—529. 

Урал -Мурзинка и Адуй. 

29. 8. Отеііп. Кеізе б. ЗіЬігіеп. СгбИ. 1752. ІУ. 450—451 (находка берилла в 1726 г. 
у Алабашки). 

30. Б. Неггаапп. УегзисЬ. ВезсЬгеіЬ. Пгаі. Егг^еЬігве. 1789. П. 210; I. 141. 

31. И р м а н. Горн. Журн. 1836. I. 222. 

32. О. Е о 8 е, Ееізе п. 4. Пгаі. 1842. I. 455, 464; И. 504. - 

33. X. КокзсЬагоѵѵ. Маіег. Міпегаі. Еиззіапбз. 1853. I. 150; 1858. ПІ. 72; 1870. VI. 94 
(Крист.). 

34. Меж едкий. Горн. Журн. 1882. I. 166 (Мурз.). 

35. П. Калугин. Мурзинские копи. 1886. Екатер. (или же Заи. Мин. Общ. XXIV). 

36. А. К ар но жидкий. Зап. Мпн. Общ. 1895. ХХХІУ. I— 158.« (Ряд описаний как место- 
рождений, так и кристаллооптических свойств). 

37. В. Воробьев. Новое месторождение аквамарина. Труды СПБ. Общ. Естѳств. 1897. Прот. 
288 (около Маюровского рудника). 

38. М. Мельников. Путеводитель по Музеуму. 1898. 22. 

39. П. Драверт. Отчет об экскурсии. Прот. Общ. Естоств. Казанск. Универе. № 215. 1903 
(Адуй, Линовка, ТІзумрудн. копи, геноз.). 

40. А. Николаев. Об Адуйских копях бериллов. Изв. Акад. Наук. 1906. 226-228. 

41. А. Ферсман. Пегматит, жилы Адуя. Труды Радиев. Эксп. 1914. № 2. 

Кристаллогр. опис. Мурзинских бериллов. 

42. А. Кир Пег- РгеізззеІігіЕ йЪ. Меззип^. ѴѴіпк. ап Кгузі. ВегИп. 1825. 84 (Сибирский?). 

43. Г о р к ы й Ж, у р н а л. 1829. I. 140 (описание большого Стардевского кристалла). 

44. И. К о к ш а р о в. Зап. Мин. Общ. 1870. У. 94—99 (Мурзинка или Адуй). 

45. Н. Кокшаров. Зап. Мин. Общ. 1871. УІ. 370. 

46. Н. Кокшаров. Зап. Мин. Общ. 1872. УП. 316—318 (Мурзинка— формы разъедания). 

47. Н. Кокшаров. Сборник столетия Горн. Инстит. 1873. 364. (Описание большого кри- 
сталла Мурзинки). 

48. Р. ОгоНі. ЗігаззЪиг^. Ватшіип^. Зігаззѣ. 1878. 233. 


49. С. 1^. ЛѴіік. Гіпзка Ѵег. 8ос* ГогЬаіі(і1іп§аг. 1885. ХХУП. 72. (Формы раз-едания крист. 
Мурзинки). 

50. \Ѵ. Р е 1 е г 8 8 о п. ХаіигІісЬе Ьозипдзегзсііеііі. ат ВегуИ ѵ. М. 8і;оскІі, Ѵ'еіепзк. Акасі. 
НапШ. 1889. ХУ. I. (Формы разъедания). 

51. Н. Еремеев. Зап. Мин. Общ. 1892. XXIX. 230—231 (Мурзинка). 

52. А. А Г2 ГН пі. Еіп ВегуИ кгузі. гай гЬотЬ. АизѣіИип^. Зап. Мин. Общ. 1894. ХХХВ 
155. (Мурзинка). 

53. П. Еремеев, Зап. Мин. Общ. 1895. ХХХШ. 26. (Мурзинка). 

54. А. Кар ножи ЦК ИЙ. Зап. Мин. Общ. '1895. ХХХШ. 109—146. (Строение кристаллов). 

55. 8 е 1 і 8 т а п п-Н і п 1; 2 е. НапбЬ. , сі . Міпегаіоёіе. 1897. II. 1287. 

56. Е. Романовский. Зап. Мин. Общ. 1898. XXXV. 63. (Ростерит Мурзинки). 

57. Е. Федоров. Зап. Горн. Инстит. 1910. 299—304. (Формы раз‘ѳдания крист. Мурзинки). 

Изумрудные копи, Баевка (см. также литер, об изумрудах стр. 80). 

58. N. К о к 8 с Ь а г о 'ѵѵ. Маіег. Міпегаі. Кпззіапйз. 1853. I. 162. 

59. В. (хгеѵіп^к. ѴегЬапсІІ. Міпегаі. СгезеІІзсЬай. 8рЪ. 1854. 206. 

60. Миклашевский. Горн. Журн. 1862. III. 1—56. (Общее описание). 

61. П. Еремеев. Зап. Мин. Общ. 1867. II. 390. (Баевка). 

62. А. 8сЬгаиі’. 8і(,2ип§8ѣѳг. Шеп, Акаб. ТѴізз. 1872. 65 (I). (Берилл или изумруд?). 

63. П. 3 ѳ мя т ч е н с к и й. Изумр. берилл. Ур. Изумр. Копей. Прот. Общ. Петр. Естеств. 19(Ю. 
XXIX. 1. 

64. П. Драверт. Прот. зас. Общ. Естеств. Еазанск. Унив. Лг 215. 1903. 

Ильменские горы, Санарка. 

65. М е н г е. Горн. Журн. 1826. X. 16 (Ильменские горы). 

66. Ме нге. Труды Мин. Общ. 1830. I. 264—270. 

67. Гѳогност. наблюдения в округе Златоуст, заводов. 1834. I. 168 (Лисенко?). 

68 . Лисенко. Горн. Журн. 1834. Л*® 4. Стр. 17. (Разведка на берилл в Ильменских горах). 

69. Лисенко. Горн. Журн. 1835. III. 439. (На склоне Юрмы). 

70. Горный Журнал. 1843. ІУ. 274. (Описание больших кристаллов Ильменских гор). 

71. П. Еремеев. Зап. Мин. Общ. 1872. УІІ. 385. (Кристаллогр.). 

72. П. Еремеев. Зап. Мин. Общ. 1879. ХІУ. 257. (Крист, таблицеобразные Санарки). 

73. Н. Н. К о к ш а р о в. Берилл ІО. Урала. Зап. Мин. Общ. 1881. XVI. 92 (таблицеобразн. 
кристаллы). 

74. М. М ѳ л ь н л к о в. Ильменск. Минеральн. Копи. 1882. Стр. 136, 141. ' 

75. М. Мельников. Горн. Журн. 1883. ІІІ. 123 и след. (Санарка). 

76. М. Мельников. Матер. Геол. России. 1889. ХХПІ. 269—271 (Санарка). 

77. А. Кар ножи ЦК ИЙ. Зап. Мин. Общ. 1895. ХХХШ. 64. 108. (Кристалл. Ильмен- 
ских гор). 

78. А^. К а р н о ж и ц к и й. Зап. Мин. Общ. 1899. ХХХУП. 52 (по р. М. Тесьме). 

79. Н. Высоцкий. Труды Геолог. Комит. 1900. XIII. 194 (Санарка). 

80. П. С у щ и н с к и й. Минералог, наблюд. в Ильменских горах. Труды СПБ. Общ. Естеств. 
XXIX. Стр. 26 (анализ). 

Забайкальская область (с включением главнейшей литературы по кристаллогр.). 

81. 8 а§е. Мет. Асаб. 8с. Рагіз. 1782. 314 — 315 (описание минералог, кр. Адун-Чолонга;. 

82. 8. 8с1ігб(1ег. Вег Nаі;и^Гог8с11ѲГ. 1787. 56—75 (чисто внешнее описание). 

'*'83. ВіпйЬеіш. ЗсІігШеп б. Вегі. КаІиіТогзсЬ. (хезеІІзсЬ. X. 

84. Вгисктапп, Аптегкип^еп п. А^иатагі^1 об. ВегуІІ. ВеоЬасМпп^. (ЗгезеІІзсІі. Хаіигі. 

Егеипбе. 1790. IV. 17 (истор.). ' 

85. 8. ВіпбЬеіш. ПеЬѳг беп зіЬігізсЬеп Адпатагіп. СгеІГз сЬетізсЬо Аппаіеп. 1790. I. 490 
(краткое описание). 

86. Раігіп. ОЪзегѵаі зиг Іа рЬу8і^^1е (Топгпаі бѳ рЬу8і^иѳ). 1791, ХХХУШ. 290 (описание 
Адун-Чолонга). 

87. Ыегшапп. СгеІГз сЬетізсЬе Аппаіѳп. 1792, I. 291—318 (прѳвосх. моногр. берилла с де- 
тальн. опис. Нерчииского). 





' -т. 


*88. В. С(евѳргин). О сибирском берилле или аквамарине. Новые ѳжѳмесячн. еоч. 1795. 
СУІ. 54-^85. 

89. В. С е в ѳ р г и н. Словарь минѳраіогнч. СПБ. I. 1807. Стр. 50. 

90. ЛУадпег. N0112. Міпегаііепзашші. ѵ. СІігісЫоп. Мозктхга. 1818 (рисунки скульптуры 
граней). 

91. Кулибин. Описание кряжа Адун-Чилонг. Горн. Журн. 1829. ІУ. 14—20. 

92. Н. Ковригин. Горн. Журн. 1830. II. 13, 25 (Ононск. ©лов. прииска). 

93. Соколовский. Горн. Журн. 1836. III. 581—625. 

94. Фи дев. Горн. Журн. 1836. ІУ. Збр (бкр. Кіичкпнского рудника). 

95. Горный Журнал. 1840. II. 139—140 (откр. Борщовочного кряжа). 

96. Г. П е р м и к и н. Рукопись о минералах Забайкалья. 1853 (архив М. Музея А. Н.). 

97. X. К о к 8 с Ь а г о Маіегіаі. МіпегаІ. Еиззіапйз. 1853. Г 164 (местор.); 1862. ІУ. 125 
(крист.). 

98. В. Тито в. Месторождения цветных камней Нѳрчинского края. Горя. Журн. 1855. И. 
437 и след. 

99. Ф. Шмидт. Отчет Амурской экспедиции. Вести. Гѳогр. Общ. 1850. XXVIII. 206 (Адун- 
Чолон). 

100. Ушаков. Драгоцен. камни в промышдѳн. и минералог, отнош. 1862. 88 (история 
добычи). 

101. N. Кокзскаго^: Виііеі. Акасі. 8с. Реіг. 1863. УІ. 414 (Нерчинск— крист.). 

102. А. Ояѳрский. Очерк геологии... Забайкал. СПБ. 1867. 76. 

103. П. Еремеев. Зап. Мин. Общ. 1895. ХХХІУ. 58 (Мангутск. станица). 

104. П. Е р е м е ѳ в. Зап. Мин. Общ. 1895. XXXIII. Стр. прот. 28 (крист. Кукусеркена). 

105. А. Герасимов. Геолог, исслед. по линии Сибирской жѳл. дор. 1897. УІ. 75 (по 
р. Онону). 

106. В. Обручев. Геолог, послед, линии Сиб. ж. д. 1899. XIX. 132. 

107. И. Еремеев. Зан. Мин. Общ. 1899. ХХХУП. Прот. 49 (Монгол, граница). 

108. Е. Федоров. Зап. Горн. Инст. 1910. II. 299 (кристаллограф, берилла УрульгЦ и Бор- 
щовочного кряжа). 

109. Очерк мосторожден, драгоцен. камней Нерчинского края. СПБ. 1912. 

110. П. Сущинекий. Отчет о поездке в Ю. Забайкалье. Труды Геологич. Музея Академии 
Наук. 1915. IX. 

111. П. Сушинский. 

112. П. Сущинекий. 
в мветорожд. вольфрамита). 

113. П. Сущинекий. 

Шерловой горы). 


Геолог. Вести. 1916. П. 126. 

Мат. производ. сил России. 1916. № 5, стр. 20, 27 (описание берилла 
Й8В. жУкадемяи Наук. 1917. Стр. 512, 573. 580 (детальное олисанпе 



Вероятно, не будет ошибкой сказать, что наиболее ценным п экономически 
важным камнем России является уральский изумруд, этот действительно прекрасный 
камень, имеющий себе соперников лишь в копях Колумбии. 

Изумруд, начиная с доисторических эпох и кончая современным периодом, 
всегда сохранял выдающееся полоя;ение на каменном рынке, особенно на востоке, и 
все попытки его подделки или искусственного получения не могли до сих пор за- 
мекпть природного минерала. 

Трудно найти другой цветной камень, который бы более ценился в древности, 
чем изумруд, «камень сияноя> древних греков. Еще в отдаленные эпохи за 
35 веков до нашего времени, в период расцвета египетской культуры добывался 
он в Аравийской пустыне; работа не прерывалась там в глубоких шахтах ОеЬеІ 
'ТІеЬагай под сыпучими песками ни во времена господства Греции или Рима, ни в 
период мусульманского владычества... Очень ценился он в Индии и Персии (по 
персидски заморрод), причем большинство индийских сказаний связывало этот камень 
в Африкой, и в частности с Суданом. На смену Египту в середине ХТІ столетия 
явились месторождения Америки. После трудной борьбы с индейцамп испанцы 
завладели здесь сказочными богатствами изумрудов, добытых в Перу и Колумбии 
и принесенных к алтарю богини, священным изображением которой служил кристалл 
изумруда, величиной в страусовое яйцо. Только после долгой борьбы добрались 
они до самых копей в трудно доступных горах Колумбии и этими копями владели 
до наших дней. 

К концу ХТШ века все эти месторождения беднеют и истощаются; цены 
на камень растут, и в последние года дореволюционной эпохи Франции среди 
сказочной роскоши и увлечения драгоценностями, изумруд оказывается одним 
из самых редких камней; так продолжается до открытия русских место- 
рождений. 

Еще Геродот и Плиний описывали изумруды редкой красоты из Скиф- 
ской страны *); отдельные указания на находки этого камня дошли до нас из 
времен Бориса Годунова, (для которого венецианский шлифовщик выі’ранил большие 


«Смарагдов есть 12 сортов. Знатнейшие из них скифские, названные так по тому народу, у 
[ коего находятся. Некоторые не имеют большой яркости и меньше погрешностей». П л и н и й в пѳрѳ' 
і^ізоде Севергина 1819 г. 




ІЯЬ’':.' 










изумруды для перстня), но сами месторождения Урала были открыты значительно 
позднее в 1831-ом году*). 

Здесь в Изумрудных копях на Среднем Урале сосредоточены единственные 
месторождения этого камня в России, и вне их пределов изумруд с несомненностью 
нигде до сих пор не был встречен, если не считать оставшегося непроверенным 
указания на непрозрачную гальку в Семеновских россыпях Санарской системы [7] 
и на весьма нашумевшие, но вероятно ошибочные заявки А л и б е р а на изумруд 
в Тункинских гольцах. Последнее указание неоднократно повторялось в литературе, 
при чем в 1910 году мне пришлось видеть у одного купца из Иркутска партии 
изумрудов в слюдяном сланце яко бы из этих лее мест в отрогах Саян. Однако, 
сходство этой партии со второсортным материалом Изумрудных копей было настолько 
велико, а указания продавца настолько сбивчивы, что я сіиюнен их считать невер- 
ными. Наконец, совершенно ошибочными, как было отмечено, являются сказания о 
богатстве изумрудами Якутской области, где непрозрачная зеленая плазма, находимая 
в наносах рек, вызвала сказки о богатствах района р. Вилюя изумрудом. Да и на 
самом Урале район распространения изумруда крайне ограничен, и, если в по- 
следние годы были найдены изумруды в коренном месторождении в 10 — 12 в. от 
ст. Баженовой, т. е. .значительно южнее главных приисков, то все же область 
изумрудных пород приурочена к строго определенному участку пегматитовых 
образований Среднего Урала. 

О новых находках изумрудов на Урале циркулирует всегда много слухов и 
рассказов; так в 1904 году упорно говорили о находке изумруда на речке около 
дер. Лешаковой, по дороге из сел. Глинского в Мурзинку, а также в районе 
дер. Корниловой — по все эти указания остаются областью фантазии уральских 
любителей камня. Да и в россыпях Урала изумруд встречен был лишь два раза: 
в Покрово-Даниловском прииске по р. Шемейке, немного севернее Изумрудных 
копей, и в Санарских россыпях; но второе указание нуждается в проверке, тогда 
как первое находит себе объяснение в сносе галек по р. Полуденке, протекающей 
лишь в 2 в. севернее Мариинского прииска. Может быть, с другой стороны, более 
справедливо мнение Миклашевского, что камень был подброшен. Если иск.по- 
чить ряд других заведомо ложных сведений о месторождениях изумрудов, то все же 
останется еще ряд указаний, объясняемых, однако, тем, что наименование изум- 
руда прилагалось к другим зеленым камням. Так у Севергнпа (1791) мы 
находим указание на изумруд по р. Ваграну в Верхотурском Урале, что по всей 
вероятности должно быть отнесено к хромовому гранату — уваровпту, который долгое 
время ошибочно принимался за изумруд. Долгое время за изумруд принимался и 
диоптаз, привезенный купцом Ашировым из Киргизских степей, наконец, к 
изумруду очень часто относили и отчасти сейчас относят темпозеленые аквама- 
рины; так первое указание на камни Мур.зинской области в 1669 году говорит о 
«находке двух изумрудов, трех камней с лиловыми искрами и трех тумпазов>. 

*) Старорусское наименование заберзат, армянское забарджат. 






Настоящие изумруды, т. е. бериллы с содержанием хрома, известны нам 
исключительно в районе знаменитых Изумрудных копей, при чем в первые годы 
добычи они попадались совершенно исключительных качеств и чистоты. Лучшие 
найденные кристаллы поступили ко двору Николая первого, а менее выдающиеся 
штуфы хранятся в Музеуме Горного Института и в Минералогическом Собрании 
Академии Наук, 


Условия нахождения изумруда. 

Как будет описано ниже (том Н) при характеристике Изумрудных Копей, изумруды 
встречаются совместно с рядом других минеральных видов, при чем их парагенезис 
вобщем очень типичен и выдержан; в новооткрытых кояях около ст. Баженовой 
он носит несколько особый характер, являясь тесно связанным с кварцевыми жилами, 
прорезаюищми актинолитовые сланцы. Вообще происхождение камня связано с 
внедрением гранитных масс в зеленые сланцевые породы, чем и обусловливаются 
все спутники его: кварц, полевой шпат, апатит, фенакит, александрит, рутил, тур- 
малин и плавиковый шпат. Под сомнением следует поставить нахождение здесь 
циркона. 

В общем последовательность генераций, судя по интересному описанию 
Земятченского, следующая: слюда I, изумруд турмалин, кварц 4- полевой 
шпат, слюда II, плавиковый шпат. Однако, как это обычно бывает в пегматито- 
вых жилах, вышеприведенная последовательность выдерлшвается не строго, и 
нередко мы встречаемся с - той одновременной кристаллизацией, которая столь 
гибельно отражается на свойствах камня. 

Что касается до распределения изумрудов по отдельным приискам *), то 
необходимо отметить, что самым богатым и лучшим считается Мариинский, 
где кроме настоящего изумруда встречается яблочно-зеленый изумруд в очень 
красивых образцах с крупными скоплениями фиолетового плавика и прозрачным 
турмалином, частью зеленого цвета. Здесь же попадались и крупные рутилы. 

Затем по своим богатствам следует Троицкий (Старений) прииск, образцы 
которого были подробно изучены П. Земятченским. Здесь изумруды встреча- 
лись в виде друз,— неправильных скоплений в темном слюдяном сланце, а также 
ввиде сростков с полевым и плавиковым шпатом. Лучшими явля.гась кристал.ш 
в сланце, тогда как камни из самих пегматитовых лшл были окрашены светлее 
и отличались сильной трещиноватостью. Вообще большие кристаллы были мутны 
и тусклы, тогда как чистая вода и густая окраска наблюдалась лишь на камнях 
малых размеров. В этом прииске камень сопровождался альбитом, флюоритом и 
очень редким фенакитом. 

Очень ценные криста.!і.ііы давал Сретенский прииск, в меньшей степени 


Люблинский, где изумруд сопровождался фенакитом, черным и темно-синим 
турмалином, александритом и топазами винно-лселтого цвета. 

В противоположность этим приискам Северной группы, прииска, располо- 
женные на правом берегу р. Рефти — Островский и Красноболотский, — были 
сравнительно бедны хорошими камнями, но за то сопровождались знаменитыми 
александритами. 

Еще далее к югу, в новых копях около ст. Баженовой — изумруд имел сине- 
ватый оттенок и был сильно трещиноват; здесь он связан по преимупщству 
С линзами серого кварца или со скоплениями светло-синего актинолита и бурого 
эпидота с кристаллами десмина и флюорита. Последовательность генераций: слюда, 
актинолпт, берилл кварц 4- ортоклаз, эпидот, альбит, флюорит, десміш. Резко обо- 
собленные генерации установить трудно и в значительной степени время образо- 
ния одной группы перекрывается образованием другой. В общем, однако, и здесь 
намечается довольно раннее происхождение изумруда и связь его с граиитпыми 
жилами пегматитового характера. 


Описание Уральских изумрудов. 


С Уральскими изумрудами *) могут соперничать только камни из Колумбии; 
между ними в цвете есть, однако, довольно характерное отличие; в Уральских 
камнях есть обычная желтоватость или золотистый отблеск, тогда как в изумрудах 
Америки мы имеем безукоризненно зеленый тон с некоторым оттенком в сто- 
рону синего. Впрочем, тон изумрудов Урала необычайно изменчив, и мы имеем все 
градации от желто-зеленого или почти бесцветного берилла вплоть до очень темного, 
почти непрозрачного изумруда. Вообще наибольшей густотой тона всегда отличались : 
камин, находимые в самих сланцах, тогда как камни в полевом шпате и в про- ■ 
резающих месторождение пегматитах по цвету скорее приближаются к бериллу и ■ 
окрашены в мутно-зеленоватый цвет. В противоположность этим камням кристаллы . 
из ям Кузнецова в 10 в. от ст. Баженовой отличаются более синим тоном и 
составляют переход к темным аквамаринам. Весьма часто, особенно на кристаллах : 
из пегматитовых жил, наблюдается ярко выраженная зонарная структура, в ко- 
торой чередуются зоны различной густоты окраски, с большим или меньшим содер- 
жанием хрома. Иногда эта зонарная структура переходит в настоящее скорлупе- 1- 
ватое строение без какого-либо резкого изменения в характере окраски отдельных слоев. I 
Качество камней весьма различно, но вообще камни очень сильно трещино- і. 
ваты, содержат огромное количество включений и в общем очень неоднородны. ; 
Это весьма затрудняет выкалывание чистых кусков для огранки, и обычно по і; 


*) Из русских граненных камней надо отметить: уборы из изумрудов в Эрмитаже, три изумруда 
Александра второго, выставленные на мануфактурной выставке в С. Б. Б. в 1870 году. Из камней 
не русского происхождения известна печать даря Алексея Михайловича ввпдѳ перстня с Российским 
гербом и полным титулом. 


I 





внешнему виду камня даже опытный гранильщик не может предсказать, какой 
величины и какой ценности камень ему удастся выколотить и выгранить пз при- 
родного кристалла. 

Трещиноватость камней бывает настолько сильной, что камни при добыче 
рассыпаются на куски; для избежания таких разломов камни, вынутые из сырой 
породы, нередко не вносятся сразу в теплое и сухое^ помещение, а выдерживаются 
в мокрых тряпках, или в сырых подвалах, для того чтобы таким образом избежать 
очень резких колебаний температуры. 

Хороший камень попадается весьма редко и из добычи в несколько сот штуфов 
обычно выбирается только один или два хороших камня; обилие светлых камней очень 
хорошо охарактеризовано в рассказе М. Малахова об Изумрудных копях: «вот 
на эту самую разведку теперь пятьсот рублей затратили, а пока еще ничего 
нет, так хозяин и жмется; а шурфы когда были, так знак богатый был, по 
синяку — то зелень пошла, так тут п быть самоцветам. От этой работы в амбарах 
мешки трещат, понабили их, а что там? галь одна — в собак кидать! Струганцы 
идут, да все избела, воды жидкой, краски нет в них совсем, к тому же и 
хрупкие, станешь чистить, а он весь излопался>. В таких типичных словах вся 
психология горщпка, с его опытным глазом и умением <по знака.м» определять 
благонадежность шурфа. 

Как описано ниже при характеристике самих Изумрудных копей (том II), 
большая часть камней залегает в самом слюдистом сланце, то крупнозернистом, то 
очень мелко-кристаллическом. Изумруды совершенно погружены в массу слюды, 
обволакивающую и даже проростающую кристаллы, благодаря чему представляется до- 
вольно трудной задачей очистить камень от листочков слюды. Обычно штуфы 
с изумрудом отирепарировываются совершенно так, как палеонтологи очищают и 
освобождают из породы какие-либо окаменелости, и эта работа подчас является 
весьма сложной. Кристаллы лежат в сланце или поодиночке, или целыми груп- 
пами, обычно вытянутые по одному направлению, рея;е в беспорядочной массе. 
Иногда из таких перепутанных кристаллов получаются целые глыбы слюдисто- 
изумрудной породы, превосходный большой образец которой можно видеть в Музее 
Горного Института. Иногда кристаллы изумруда срастаются ввиде шестоватых 
масс или скоплений и в этом случае иногда приобретают несколько расходящееся 
веерообразное строение. Такие сростки кристаллов нередко получаются довольно 
правильного вида и на Урале носят название корсетйков. 

Такова характеристика кристаллов, находимых в самом сланце, но нередко 
кристаллы заключены в полевой шпат и кварц, а последний в свою очередь 
заключен в сланец, плотно облекающий эти минералы, как бы обтекая их по 
всем изгибам и неровностям. Кристаллы в последнем случае сильно трещиноваты, но 
в общем обладают более лравильными кристаллическими очертаниями, чем в 
самом сланце. Их грани более блестящи и более гладки и не имеют тех много- 
численных неровностей, которые всегда наблюдаются в изумрудах первого типа. 


Весьма часто камни проростают или срастаются с иглами черного турмалина. 
Однако, более гибельным для них является проростание слюдой, благодаря которой 
иногда концы кристаллов представляют как бы постепенный переход в с.шдяной 
сланец [5]. Нередко можно видеть, что новообразование слюды заполняет трещины 
в изумруде. 

Сами кристаллы, подробно описанные Кокшаровым и отчасти 
ЗсЬгаиГом [9], в общем очень просты, плохо образованы и ограничены нризмами 
первого и второго рода и базопинакоидом. Последний нередко заменяется неправильной 
головкой, вростающей в беспорядочную массу слюды, причем иногда пучок листоч- 
ков слюды составляет как бы окончание кристалла [5]. Лишь в исключительных 
случаях можно наблюдать другие грани и более редкие формы берилла. Совершенно 
особую разность представляют малопрозрачные кристаллы масляно-зеленого оливко- 
вого тона; для них особенно характерно неправильное развитие граней призмы й 
нередко недоразвитие двух параллельных граней, благодаря чему получается ромби- 
ческое сечение кристалла. Оптически кристаллы, как это показал 3 е м я т ч е н- 
с к и й, крайне неоднородны и аномальны. 

Величина кристаллов изумруда бывает весьма значительной и иногда дости- 
гает 20 сайт, длины при 15 — 20 сант. ширины. Еще больше бывает величина 
бериллов, сопровождающих изумруд в пегматитовых жилах. Во всяком случае по 
величине кристаллов ни одно месторождение в мире не может сравниться с Уральским. 

Общее количество изумрудов (разных качеств), добытых начиная с 1 831 года, 
очень велико и в сущности не поддается точному учету; во всяком случае оно 
выражается многими сотнями пудов (до 800 — 1000 пудов). Интересно отметить, 
что большая часть лучшего материала гранилась нервое время на Петргофской 
фабрике, где за первые 10 лет было огранено свыше 5000 каратов. 

Официальная статистика говорит, что с 1831 года по 1862 г. было добыто; 
141 нуд. 33 ф. 93 Ѵг зол.; во время разведок и работ ІІоклевского в 
1872 году было добыто 22 пуда. Общее количество камней, добытых французской ; 
компанией, ввиду коммерческой тайны остается неизвестным, но во всяком случае ] 
но подсчетам Гомилевского не менее 500 пудов. Наконец, очень значительное] 
количество было добыто крестьянами по билетам в 90-х годах*) и хищниками в 
разное время п разных местах. В общем по данным 1912 года на 10000 нудов: 
пустой породы приходилось около 1 пуда изумрудов; так как с1898 но 1912 года, 
было извлечено в Мариинском прииске около 130 т. пудов, а на Троицком 6727 тыс.! 
пудов сланцев, то можно считать общую сумму добытого компанией камня около 
500—600 нудов. 

Интересно далее привести несколько соотношений из времен добычи француз- 


*) Денисе в-У ральекпй іоворит, что начиная с 1891 до 1897 год до сдачи копей Нечаев 
общий годовой доход грапильщнксв и продавцев в Екатеринбурге составлял около 250 тыс. рублей. 



79 


ской компании: в 1912 году из 40 пудов сырого материала было огранено и 
продано около 12 тыс. каратов на сумму 70 тыс. рублей. 

Схематически можно наметить: 10.000 пуд. сланца — 1 пуд изумруда — 
300 — 600 кар. годного материала, что составляет только около 60 — 120 граммов 
ограночного материала. 

Себестоимость фунта камней, отправлявшихся из Екатеринбурга, равнялась 
40 — 60 р. за фунт, а принимая еще во внимание расходы по огранке, содержа- 
нию магазинов и т. д., около 80 р. за фунт. Если в среднем из фунта камней 
можно было отобрать около 10 каратов чистого ограненного материала, то себе- 
стоимость одного карата ограненного камня по данным 1912 года определится 
в 6 — 8 рублей. Если эти подсчеты правильны, то доходность предприятия, не могла 
быть очень значительной. 

Цены на Уральский изумруд доходили до 200 — 300 р. за карат исключи- 
тельно чистых разностей, но для ходовых сортов мы имеем все градации, начи- 
ная с 2 — 4 рублей за карат. 

Подделки изумруда на Урале весьма часты и достигают исключительной 
артистичности. Наиболее грубые подделки заключаются в покрытий кристаллов 
зеленым лаком, который легко отскабливается ножом. Гораздо удачнее бывают 
подделки путем разрезываиия камня и окраски в яркий цвет плоскости разреза. 
Иногда в камне выдалбливалась пустота, которая заполнялась зеленым хромовым 
раствором. Последний тип Уральской фальсификации бывал настолько удачным," 
что вводил в заблуждение даіке больших знатоков изумруда. При продаже камней 
на Урале обыкновенно продавцы (хита) держат их в мокрой тряпке и демонстри- 
руют камень в мокром виде для того, чтобы ярче выявить его прозрачность и 
блеск. В моих скитаниях по Уралу мне приходилось встречаться с хитниками, 
которые раньше, чем показать камень, клали его в рот... 


Такова в общих чертах картина Уральского изумруда, она очень неполна п, 
просматривая длинный список литературы, приходится лишь удивляться, как мало 
сделано для систематического изучения этого камня, сотни пудов которого уходили 
в Пария: в запломбированных ящиках и не подвергались осмотру опытными 
глазами минералога. Не говоря уже о самом месторождении, геологическое и геохи- 
мическое обследование которого находится в самом зачаточном состоянии, не могу 
не подчеркнуть отсутствия сколько-нибудь планомерного, чисто минералогического 
изучения этого камня, намеченного лишь в работе Земятчепского. Между тем 
несомненно, что будущее русского изумруда весьма велико, но это будущее будет 
за ним обеспечено лишь в случае детального и продуманного обследования как 
, месторождений, так и самого камня, его техническйх и минералогических свойств. 


-■.Г:»' 




г 


ИГ 




- :ѵ-гѵ ■ 


ЛИТЕРАТУРА, см. также литературу, при описании Изумрудных Еоііей (том II). 

]. К. Б уте не в. Горн. Журн. 1834. III. 154 (сравнение с Ко.чумбией). 

2. ЗсЬгШеп Міпегаі. ѲезеІІзсЬаГІ. РеІегзЬ. 1842. I. (I) ІУ (аналпв, свойства перед паяльной 
трубкой). 

3. Изумруд в Покровско-Даниловском прииске. Горн. Журн. 1842 г. III. 475 (изумруд в рос- 
ыпяі Среднего Урала). 

4. Горный Лгурііал. 1843. ІУ. 199 (анализ). 

5. Віиш. Рзеиііотогрітозеп іт Міпегаі. 1852. 2-1ег ХасМгад. 44 (сростание и обростание 
слюдой). 

6. N. Кокз1іаго\ѵ. Маіег. Міпег. Кизз’ашіз. 8рѣ. 1853. I. 180; 1854. II. 81 (кристаллограф, 
описание). 

7. ВагЬоаи1-(1е-Магпу. ѴегЬапѵИ. Міпегаі. ОезеІІзсЬ. 1856. 200 (Санарка). 

8. С. 2ѳггепег. Міпегаіод. ХасЬгісЫеп. ЗерагаІ Аи’зх. Вегд.-Нііиептапп. Хеііип^. Ьеірг. 
869. Ср. 5. 

9. 8 с Ь г а и Г. ВіігипдзЬег. ЛѴіеп. АкасІ. Маіііет. - Ха1пг\ѵ. 1872. 65. 245 (кристаллогр.). 
писание). 

10. С. Кузнецов. Зап. Мин. Общ, 1876. X. 204 (содержание хрома). 

11. А. Агггипі. Вѳг аотІ^ісЬе Зтагаді ЕіЬпоІод. ВегІіп. 1889. 98—100 (сравнение 

с русским). 

12. Пыля ев. Драгоценные камни. 1896. 247. 

13. М. Вайе г. Еііеізіѳшкішііе. ВегІіп. 1909. 451. 

14. А. Семенов. Мир ислама. 1912. I. 308 (историческ. сведения). ' 



Рис. 8. 

Кристалл воробьевита из копи д. 
Саватеевой в Забайкалье (по 
рис. Е. Костылевой). 


Воробьевит (морганит), ростерит. 


Среди разностей берилла за последпие годы рынок камней выдвинул один 
камень редкой красоты п приятного тона — это воробьевит, названный так в России 
в честь В. Воробьева, открывшего его в Липовских копях на Урале, или 
морганит, прозванный так в Америке знаменитым знатоком драгоценного камня 
Кипг’ом*). Открытие густо-розового воробьевита на Мадагаскаре сделало этот 
камень одним из интереснейших приобретений рынка последнего времени. 

Красивые розовые тона от вишневорозового до желтоваторозового или бес- 
цветного обусловлены особым составом этих бериллов, содержащих цезий. Этот 
состав очень резко проявляется и во внешней форме кристаллов, приобретающих 
короткостолбчатое (воробьевит) или совершенно пластинчатое строение (ростерит). 

На Урале минералы этой группы известны лишь в минералогически ценных, 
редкпх находках, не могущих иметь никакого практического значения; на 
Н. Мокруше встречаются мелкие гексагональные пластиночки прозрачного и 
светлорозового или очень светлофиолетового ростерита; в Липовке, как минералоги- 
ческая редкость, попадаются бесцветные молочные трещиноватые кристаллы, почти 
совершенно лишенные призмы, и, наконец, в россыпях р. Санарки попадаются 
изредка пластинчатые, почти бесцветные кристаллы. Более интересны на Урале 
редчайшие большие кристаллы настоящего розового или бесцветного воробьевита 
из копей Шайтанки; по их нам известно всего лишь два штуфа без точного 
обозначения копей (Муз. Горн. Инст.) и несколько отдельных кристаллов в соб- 
рании П. Балашева (Геолог. Минер. Музей Акад. Наук)**). 

Совершенно иной характер имеют воробьевиты Забайкалья, где о них вскользь 
упоминал еще в рукописных записках Озерский***): «маленькие прозрачные 
лимонно-желтые кристаллы по р. Ургучан>; до сих пор турмалиновая копь у 
дер. Саватеевой на левом берегу р. Ургучан осталась единственным месторождением 
этого красивого камня, вторично открытым в 1909 году С. Д. Кузнецовым. 


*) См. Гоге!. Атегіе. ^ои^п. 8с. 1910. XXX. 128. Кип 2 . ІЬі(іет. XXXI. 81. 

**) На образцах колл. Балашева видна нежная горизонтальная штриховка призматических 
граней, включение иголочек турмалина; один образец подшлифоваы и обнаруживает слабую иризацию. 

***) Возможно, впрочем, что его описание относится к коротеньким гексагональным столбикам 
апатита, находимого в пустотах альбита этого месторождения. 


285-6 


Кристаллы воробьевита встречаются здесь в месторождении цветного турма- 
лина и лепидолита в мощных пегматитах, довольно усиленно разрабатывавшихся 
в 1908 — 1912 годах читинскими ювелирами. Сначала па воробьевит не обращали 
внимания, но потом оказалось, что он попадается нередко, и его кристаллы, 
в виде короткостолбчатых, довольно сильно разведенных призмочек, достигают 
2 — 3 сантиметров в диаметре. Цвет этого воробьевита был очень редко чисто 
розовым (подобно Мадагаскарскому), а чаще всего был связан с желтоваторозо* 
вым оттенком, который при огранке давал камню приятный золотистый тон. 
Камни в форме бриллиантов поражали своею красотою, но общее количество 
найденных кристаллов, по имеющимся у меня сведениям, не превышало 350 — 500. 
В настоящее время эта копь заброшена, отвалы ее сильно пересмотрены, и уже 
в 1915 году, не смотря на все мои старания, я не мог найти в них ни одного 
кристалла воробьевита. Между тем эта копь еще далеко не исчерпана, она лишь 
испорчена бесхозяйственным ведением дела и загромождением отвалов в самой вопи. 
Несомненно, что в будущем при правильной эксплоатации она даст еще много 
прекрасных камней воробьевита, не говоря о полихромном и иризируючщм турма- 
лине, которым особенно богата (см. главу о турмалине). 

Кроме Ургучанской копи воробьевит до сих пор нигде более в Забайкалье 
не обнаружен. 

Литература. 

1. П. Еромѳѳв. Зап. .Мжн. Общ. 1879. XIV. 257 (таблпцеобр. крист. Санарки). 

2. Ы. Кокшаров. Зап. Мяп. Общ. 1881. XVI. 92-96 (Берилл нового месторождения— 
Саиарки), 

3. А. Карножицкий. Зап. Мин. Общ. 1894. XXXI. 397 (М. Мокрушаѵ- ростерит). 

4. А. Карножицкий. Зап. Мин. Общ. 1896. XXXIV. 96 (ростерит Мокрушп). 

5. П. Еремеев. Зап. Мин. Общ. 1898. ХХХУ. Іірот. стр. 53 (ростерит Мурзпнки). 

6. Е. Романовский. Зап. Мин. Общ. 1898. XXXV. 63— совместно с Еремеевым (пере- 
ход берилла в ростерит). 

7. Б. Воробьев. Зап. Мин. Общ. 1905. ХЫІ. 65 (Прот.— Лпповка). 

8. В. Воробьев. Отчет Геолог, п Минералог. Музея Академии Наук. Цзв. Академии Наук 
1905. 25 (воробьевит Липовки). 

9. В. Вернадский. О воробьевите и химическом составе бериллов. Труды Геологического 
Музея Академии Наук. 1908. ІВ 81. 

10. Б. Вернадский. Пзв. Акад. Наук. 1910. 1041 (воробьевит). 

11. С. Кузнецов, іізв. Акад. Наук. 1910. 711 (воробьевит Забайкалья). 

12. К. А. Ненадкѳвич. Цезиевый берилл Лицовки. Труды Геолог. Мин. Музея Акад. Наук. 
1911. V. 53 (анализ). 

^13. В. X л опил. Литий и его соедпнѳнпя. Матер, из. пропзв. сил России. П. 1916. № 13 
(парагенезис Забайкалья). 


і 





Этот камень, удачно называемый иногда хрупиком (благодаря своей исклю- 
чительно резко выраженной спайности), является драгоценным камнем раг ехсеііепсе, 
потому что соединяет в себе красоту окраски, ясность тона и чистоту с действи- 
тельной редкостью, заставляющей держать ца учете каждый найденный в России 
камень. При сильном стекляном блеске и очень резко выраженной (слишком 
сильной для огранки) спайности он обладает окраской разнообразного характера: 
синего, синевато-зеленого, желтовато-зеленого вплоть до совершенно бесцветного. 
Нередко встречается неравномерное зонарное окрашивание кристалла, при чем 
обычно головка окрашена в более густой тон, а основание желтоватое или 
совершенно бесцветное. Несмотря на разнообразие оттенков русские кристаллы по 
своему цвету довольно резко распадаются на 2 группы: зеленоватые со слабым 
синеватым, чаще рыжеватым оттенком светлой окраски и синевато-зеленые, 
нередко очень густого тона, большой, красоты и очень сильной плеохроичности 
В общем кристаллы первого сорта достигают большей величины и более вытянуты 
по вертикальной оси, приобретая сходство со светлыми бериллами. 

На мировом рынке для огранки употребляются исключительно красивые синие 
эвклазы Бразилии; русские же камни настолько редки и прямо единичны, что 
для ювелирного дела употреблялось лишь может быть 2—3 кристаллика, попавших 
к мало сведующпм гранильщикам в партиях кианитов или бериллов. Огромная 
научная ценность русских эвклазов*) заставляет резко протестовать против их 
огранки, дабы не повторить истории с русвкими алмазами, в значительных коли- 
чествах истребленными огранкой гр. Шуваловыми и гр. II о л ь е. Несмотря 
на эту редкость, у русских ювелиров иногда можно видеть «эвклазы», но обычно 
по иследовании они оказываются бериллами, смешение с которыми легко может 
произойти даже в крупных минералогических собраниях (напр. Горный Институт). 

Единственным русским месторождением эвклаза являются россыпи Южного 
Урала, где он встречается среди тех замечательных Еочкарских песков, про- 

Насколько высоко ценилась находка первых русских эвклазов, видно из воспоминаний 
Кокшарова, возившего показывать кристаллы не только Гу ст а в у Р о з е, но даже баварской 
королеве! (Русская старина, 1890. II стр. 564, 570). 


исхождение коих до сих пор остается загадочным. Эвклаз был открыт здесь 
в 1858 году Н. Кокшаровым среди окатышей кианатовых кристаллов из 
россыпей купца Бакакина и прежде всего в Каменно-Павловском прииске 
вместе с розовыми топазами. Позднее он стал попадаться и в некоторых других 
приисках: так красивый темно-зеленый кристалл, описанный Еремеевым из 
коллекции Москвина в 1888 году, был найден на глубине 2 аршин по 
р. Каменке в 7 в. выше ее впадения в Санарку между Каменно-Александровским 
и Каменно-Павловским приисками (на карте второго тома 140); кроме того отме- 
чались в качестве мест находок — Юльевский (151), Никольский и Еленинский 
(136) прииски. Повидимому, эвклазы наблюдались только по р. Каменке, и все 
литературные указания на Санарку вряд ли заслуживают доверия. Особый интерес 
представила находка в 1862 г. значительного кристалла, попавшего позднее 
в колл. герц. Лейхтенбергского; этот гигантский кристалл был найден 
тоже в Бакакинских приисках и владельцами его в то время ценился в 3.000 р. 

Часть густо-синих кристаллов эвклаза долгое время смешивалась с киани- 
тами, на которые они весьма похожи по цвету и в партиях которых опытный 
глаз Кокшарова встретил первый кристалл эвклаза. В шестидесятых годах 
интерес к эвклазам был настолько велик, что Екатеринбургская гранильная фабрика 
посылала с целью их добычи специалистов— чиновников для промывки партий 
кианита. 

Кристаллы русского авклаза частью сильно обтерты, окатаны, и, потому, 
с поверхности матовы, частью ограничены очень резкими гранями, что заставляет 
думать о близости их коренного месторождения к тем россыпям, в которых они 
найдены. О коренных жилах в литературе высказывалось очень много догадок, 
но вопрос о них до настоящего времени остается неразрешенным. Любопытно, 
однако, отметить, что эвклаз попадался вместе с розовыми топазами в глине, 
лежащей между доломитом и белыми каолиновыми жилами, которые прорезают сами 
россыпи и с которыми он, очевидно, генетически связан [3]. 

Общее количество найденных кристаллов весьма невелико; А р ц р у н и 
насчитывал в 1890 году в своей неопубликованной работе всего 13 кристаллов, *) 
с тех пор прибавилось не более того же количества, так что не будет ошибкой 
считать максимальное число найденных на Южном Урале кристаллов — 25; точный 
учет, однако, невозможен, ввиду того, что часть кристаллов пошла в огранку, 
часть кристаллов по происхождению сомнительна и может быть лишь выдается 
за русские; так наир, неизвестно происхождение великолепного синезеленого эвклаза 
в частной колл. Зел иг мана в Коблентце (не куплен ли он был у К о к ш а- 
рова?). Во всяком случае кристаллы эвклаза на Урале настолько редки, что 
каждый имеет свою собственную историю, и нельзя не пожалеть, что затерялась 
рукопись А р ц р у н и, посвященная монографическому описанию русского эвклаза. 


') Е. Романовский насчитывал в 1899 году- -15 кристаллов. 



Несомненно, что эвклазы Урала, ценившиеся многими сотнями рублей еще 
до войны, не могут иметь какого-либо практического значения, как ограночный 
материал*), но за то их исключительное богатство формами и кристаллографи- 
ческое строение делают из них материал исключительной научной и музейной 
ценности. По мере истощения Кочкарских россыпей и прекращения работ по 
р. Каменке эвклазы этих единственных в России месторождений приобретают все 
больший интерес и надо пожелать их возможно полного научного описания. 

В заключение привожу список главнейших известных по литературе кри- 
сталлов русского эвклаза. 


Список известных эвклазов ІО. Урала. 


Автор и год описания. 

Цвет. ' Размеры 

^ В сантим. 

Место и год 
находки. 

Где хранится (прежн, 
віад.). 

1. Кокшаров, 1862,1863. 
Федоров, 1907. 

Светло-зеленый, 7, 3X2X1, 4 Вакакинск. 1862. 
совершенно чи- 
стый. 

Горн, институт (К. Рома- 
новский в Миассе, герц 
Лѳйхтенбергский). 

2. Еремеев, 1886, 1888. 
Федоров, 1907. 

Густой синевато- 1,6X1, 2x0, 9 
зеленый. 

( 

Каменка - Аіѳ- 
ксандровск. рос- 
сыпь. 

Горн, институт (Мо- 
сквин в Златоусте). 

3. Кулибин, 1879. 
Федоров, 1907. 

Почти бесцвет- 2,1X0, 8X0, 5 
ный, сильно ока- 
танный. 

Каменка - Але- 
ксандровск. рос- 
сыпь. 

Горн. Институт. 

4 , Еремеев, 1893. 

Светло -зелено- 3,2X1, 3X1,0 
ватый. 

Каменка. 

Академия Наук 
(Е. 0. Романовский), 

5. В. Воробьев, 1903. 

Голубой и жел- 2, 8X1, 3X0,8 
товато-зеленый. 

Бакакинский. 

Академия Наук (До- 
нисов-Уральский). 

6. Глинка, 1915- 

Светло-зелен. 1,5X0, 9X0,5 

Урал (?). 

Высш. женск. курсы 
в Петрограде. 

7. Катал, колл. П. Ко- 
чубея. 

Синевато-зеле- Небольшой, 
ный, окатанный. 

Санарка. 

Академия Наук. 

8. Кокшаров, 1888. 

Темно - синий, 1,5 

почти прозрачный. 

То жѳ. 

(Кокшаров, **) Прибы- 
лев). 

9. Миклашевский, 1861. 
Ръокшаров, 1862. 

С темной голов- 3X1,5 

кой, зеленовато- 
серый. 

Каменка. 

(Кокшаров, Штроль- 
ман). 

^.0. Кокшаров, 1858. 

Темный, зеле- 1,6Х0,9Х0,5 
новато-синий. 

То же. 

То же 

11. То же. 

То же. 1,7Х1.0Х0,5 

То же. 

То же 

12. То же. 

Водяно - про- 2,4X1, 3X0, 7 
зрачный. 

То же. 

То же 

13. 2еггепег, 1873. 

Зеленоватый. — 

Санарка. 

В Германии (где?) 

14. А, Воробьев, 1913. 

Синевато - зе- 3,5X1, 5X0, 6 
лѳный. 

Каменка 

1900—1911. 

К. П. Козьминых на 
Урале. 

15. То же. 

Синѳвато-зѳле- 1,8Х1,2Х0,8 
ный, густой. 

19(Х)-*1911. 

Л. П. Прохорова. 
(Шихов в Екатеринб.) 


'^) Очень высока цена и на бразильский камень, количество которого незначительно: так неред 
войной платили ва карат бразильского эвклаза 200 рублей и больше.' 

**) Экземпляры Кокшарова находятся в Вгіі-ізіі Мизеиш в Лондоне. 


Автор и год описания. 

Цвет. Размеры 

^ в сантим. 

Место и год 
находки. 

Где хранится ('прежн. 
влад.). 

16. То же. 

Слабо - голубо- 4,5Х1,4Х1эО 
вато-зеленый. 

. Приинки Про- 
тасова 1891. 

В. И. Липин в Екате- 
ринбурге. 

17. То же. 

? Небольшой. 

Тоже 1911. 

К. П. Козьминых. 

18. То же. 

Светло-зелен. — 

— 

Музей Уральск. Общ. 
Люб. Ест. (В. Липин). 

19. Еремеев, 1891. 

Голубовато- 36- 0,6X0, 5X0, 7 
левый. 

Еленинская 

россыпь. 

К. Кулибин. 

20. (При приемке кол- 
лекции в 1919 г. не 
был найден). 


— — 

Колл. И.П, Балашеаа. 


Кроме перечисленных кристаллов известен один кристалл — густо-синий, пло- 
ский, небольшой, в коллекции Зел иг мана в Кобленце, и два кристалла отмеча- 
лись в коллекции Шишковского в Миассе, но последние при покупке собрания 
в Академию Наук не были найдены*). С другой стороны интересно отметить, 
что в рукописи Арцруни, о которой говорит Ніпие, в 90-х годах значилось 
известными 13 кристаллов, что более или менее сходится с моими данными, так 
как в моем списке до девяностых годов значатся известными 11 кристаллов. 


ЛИТЕРА Т У Р А, 

1. N. Кок8СІіаго\ѵ. Маіег. Міпегаі. Киззіап^з. 8рЪ. 1858. Ш. 97—138. 

2. К. Негшапп. Ѵогкотшеп ѵ. Еикіаз аш ІІгаІ. ВпП. 8ос. Nа1иг. Мозсои. 1858. XXXI. 93. 

3. М и к 1 аш е век и й. Геогност. заметка росс, по Санарке. Горн. Журн. 1861. № 1. 80 

(геол. опноанпѳ россыпей). * 

4 . N. Кок8СІіаго\ѵ. Маіег. Міпегаі. Еиззі. 1862. IV. 51— 53. 100 — 10; 1888. X. 225 
(крист.). 

5. N. К о к 8 с Ь а г о ѵѵ. ВпИеІ. Аса(і. Кивзіе. .1863. УІ. 414 (кристаллогр. описание). 

6. 2еггѳпег. 2еі1. 4. (іеиі;. д. (Іезеіізсіі. ВегИп. 1873. ХХУ. 462 (кристаллогр.). 

7 . С. Кулибин. Нов. вристал. русского эвклаза. Ѵегіі. Міпегаі. ѲезеІІзсЬ. 1879. XIV. 
147—149 (крістал.20гр.). 

8. А. Агггипі. Міпегаіод. аиз 4. 8апагка§еЬіе1. 8іІ2ип§8Ьег. Ргеизз. Ака4. Ѵг’іззепзсіі. Вегііп. 
1886. ЫІ. 851—855 (парагенезис). 

9. П. Е р ѳ м о ѳ в. Зап. Мин. Общ. 1886. XXII. 338 (кристаллогр.). 

10. П. Еремеев. Описан. минер. іолотон. россыпей. Горе. Журн. 1887. III. ЗОВ (парагенезис). 

11. П. Е р е м в е в. Новые формы в крист, русского эвклаза. Зап. Мин. Общ. 1888. ІУ. 844. 
(кристалл.). 

12. П. Еремеев. Зап. Мин. Общ. 1891. ХХУП. 451 (крист. Н. А. Кулибина). 


*) Кип 2 в своем обзоре драгоценных камней Урала [17] отмечает, что в 1889 году будто 
бы был найден большой синий кристалл, длиною в 7 сайт., из которого был выгранен камень весом 
в 4 карата и стоимостью около 1.000 рублей. 

В архивных материалах б. кабинета его величества мною найдено интересное укалание за 
1865 год, что кроме пяти эвклазов Кошкарова, два находились в руках полковника Рома- 
новского в Миассе (один из них № 1 моего списка), а один осколок в коллекции генерал-майора 
Фелькнера. Какова была судьба лтих образцов, мне неизвестно. В проспекте фирмы Кранца 
в Бонне (от 1 июля 1914 г.) сказано, что продавался кристалл русского эвклаза красивого голубого 
тона, величиной в 15X10 мм. и весом около 4 кар. Происхождение камня мне неизвестно. 




13. А. Лёш. Зап. Мин. Общ. 1891. ХХУШ. 477 (общее описание}. 

14. Лобанов. Зап. Ур. Общ. Люб. Ест. 1891. XIII. 225 (кристалл. Липина). 

15. П. Еремеев. Зап. Мин. Общ. 1893. XXX. 493 (кристаллогр.). 

16. А. Агггппі. Ненапечатанная рукопись о Санарве, см. Ніпіге 1. с. 1897. II. 185. 

17. О. Е. Кинг. А Шр Іо Киззіа... Лоигп. Егапкііп 1п$Ш. 1898. 8ер1;. (Санарка?). 

18. Н. В ы с о ц к и й. Местор. золота Кочк. горн, системы. Труды Геол. Комнт. 1900. XIII. 195 
(парагенезис, геол.). 

19. В. Воробьев. Зап. Мин. Общ. 1903. ХЫ. 48—49 (кристаллогр.).’] 

20. Е. Федоров. Зап. Горн. Инст. 1907. I. 220 (кристалл.). 

21. А. Воробьев. Зап. Ур. Общ. Люб. Ест. 1913. XXXII. Стр. 135. 

22. С. Глинка. Зап. Общ. Люб. Ест. Екатерннб. ХХХУ. 1915. 23 (краткое кри«таллогр.). 





Рис. 9. 

Эвклаз из Бакакинских россыпей 
Южного Урала. 




Рис. 10. 

Топаз из Борщовочного кряжа 
(по Кокшаров у). 




РШ. 


т 




'сІІ 








'і'ЧЧ 








Мало кто знает этот редкий камень, почти неизвестный на рынке драгоценных 
камней, но тем не менее представляющий несомненно декоративный интерес, — 
прозрачный, с очень нежным желтоватым или розоватым оттенком, сравнительно 
низкими коэффициентами преломления, и, потому, в огранке лишенный мягкости 
топаза и разнообразия берилла. Благодаря превосходному блеску он нередко 
выдается за «тяжеловес» (топаз) или даже за алмаз. До открытия знаменитых 
бразильских месторождений он не играл никакой роли на мировом рынке, так 
как единственным месторождением, дававшим годный д.іія огранки материал, 
являлись Изумрудные копи на Урале. Огромные партии фенакита Бразилии*), 
скуплепные минералогической конторой .в Женеве, не дали ограночного материала, 
зато снабдили в изобилии все музеи красивыми друзами несколько желтоватого 
камня. Любопытно отметить, что цвет фенакитов весьма неустойчив и нередко 
красиво окрашенный при добыче камень через несколько месяцев от действия 
солнечных лучей совершенно выцветает, подобно столь же непрочным винножелтым 
тѳпазам Забайкалья (см. ниже). 

В России фенакит известен только на Урале (в Изумрудных Еопях и на 
Ильменских горах). 

Сравнительно мало значения имеют блестящие водянопрозрачные фенакиты 
Ильменских гор, где они встречаются ввиде плоских линзообразных кристалликов 
с резкими блестящими гранями не свыше 4 — 5 миллиметров на амазонском 
камне (реже в бурой глине вместе с топазом). При промывке песков в области 
гранитогнейсовой полосы Ильменских гор фенакиты попадаются сотнями и продаются 
частью для коллекций, частью, но много реже, для огранки розами. В последнем 
случае они дают недурные, плоские, чистые, бесцветные камни незначительной 
величины. 

Гораздо важнее месторождение Изумрудных копей, где фенакит открыт был 
в Сретенском прииске гр. Перовским и химически определен Норденшиль- 
дом в 1833 г.; он попадался во время усиленных работ копей вплоть до 1862 г. 
в сравнительно больших количествах и давал гранильному рынку превосходный 
материал. 


*) Е, Н и 8 8 а к. СепІгаІЫ. і. Міпег. 1909. 268. 


Ввиду того, что этот камень встречался в разных копях всей Изумрудной 
полосы, привожу сведения о его нахождении, начиная с северных приисков и 
кончая южной Красноболотской группой, 

1. «Самым богатым местом находок фенакитов был Марьинский, самый север- 
ный из нриисков, где, в 1834-ом году, на глубине 4 сажен вместо с александритами 
были найдены единственные по своему достоинству кристаллы винножелтого цвета, 
переходящего в розовый. В 1836-ом году здесь нашли целое гнездо фенакитов 
и один замечательный кристалл, а в продолжении 1837-го года найдено было еще 
богатейшее месторождение фенакитов в совершенно правильных чистых кристаллах, 
из коих лучшие были представлены в природном виде в б. Кабинете, другие 
же огранены при фабрике и доставили значительное количество редких по чистоте 
и цвету камней. Замечательно, что кристаллы фенакита встречались здесь гнез- 
дами, как бы насыпанные в массу слюдяного сланца и на пространстве 1 или 
ІѴ 2 аршин их попадалось числом до 20 и более, а между тем при дальнейшей 
разведке кругом сажен на 10 их не встречалось нисколько» [8]. 

2. Следующий прииск к югу — Троицкий или Старский давал также 
превосходные фенакиты вместе с апатитом и хризобериллом, минералы приурочи- 
вались к слюдистым сланцам и прорезывающим их каолинизированным жилам 
пегматита, при чем иногда встречались и в самом каолинё. Старение фенакиты 
считались лучшими по качеству. 

3. Токовской и Люблинский прииск. Небольшие фенакиты низкого 
качества в сланце, 

4 . Орете некий прииск. Оченьредкие фенакиты и апатиты в слюд, сланце. 

5. ^Зстров ский прииск. Ме.іікие фенакиты и хризоберамы. 

6. Красноболотский прииск. Мелкие гальки фенакита и апатита. 

Мы видим из этих данных, что фенакиты в больших количествах встре- 
чались лишь в синеватых слюдяных сланцах двух Северных приисков, в проти- 
воположность хризобериллу, приуроченному к южным. Они обычно сопровождались 
апатитом и плавиком и вообще считались «предвестником появления изумрудов». 
Во время больших работ на копях, начиная с 1831 г. по 1862 год, фенакитов 
было добыто 5 пуд. 59 зол., из коих бьш приготовлено 11445 камней и искр. 



Рис. 1і. 

Фенакит Изумрудных Копей (Т) и Ильменских гор (II). 


і 






Во время разведок Миклашевского было дополнительно добыто 1 ф. 54 зол ; 
позднейшими арендаторами, работавшими главным образом на северных приисках, 
добывались весьма значительные количества, точные цифры которых, однако, 
остались неизвестными, ввиду коммерческой тайпы арендовавших лиц и фирм. 
Во всяком случае, судя по Екатеринбургскому рынку, фенакиты попадались 
нередко и, вероятно, обп],ее количество добытого камня на Изумрудных копях 
превосходит 10 — 12 пудов. 

Обычно фенакиты бесцветны, сероваты или окрашены в розоватый иди 
желтоватый тон; однако, попадаются камни яркой желтой пли розовой окраски 
(цвет мадеры). Екатеринбургский гранильный рынок хорошо знает и ценит этот 
камень, беря за карат не менее 20 рублей, при чем для красноватых фенакитов 
суш,ествуют лишь любительские цены. 

Самыми замечательными являются камни из колл. Ко чу, бея в Мин. Музее 
Академии Наук, среди которых обращает на себя внимание один мутный и некра- 
сивый кристалл ІѴ4 фунта весом. Кристаллы больших размеров встречаются 
нередко (до 6 фунтов), но в этом случае они трещиноваты, мутны и не могут 
служить ограночным материалом. По внешнему виду кристаллы фенакита обычно 
короткостолбчаты, несколько округлы и лишены ровных блестящих граней. Самым 
замечательным ограночным камнем является камень в 2,2 саит. в поперечнике, 
выставленный б. кабинетом е. величества на Парижской выставке в’ 1876 г.; до 
отправки в Париж он обладал винножелтым цветом (цвет мадеры), но через 
2 месяца сделался совершенно бесцветным [ 9 ]. 

Вообіце фенакит Изумрудных копей имеет несомненное будущее и при 
правильной эксплоатацип даст рынку красивый и нежный камень; необходимо, 
однако, обратить внимание и рабочих, и мастеров гранильщиков на его ценность, 
так как сходство его с кварцем настолько велико, что в обломках трудно отличить 
эти два минерала друг от друга и нередко при добыче он ошибочно сбрасывается 
в отвал. 

Литература. 

1. Н. Зігиѵе. Ы* !. Міпегаі. 1833. 547 (открытие фенакита Иаумр. Копей). 

2. Гаюи-Разумовский. Технич. распредеіѳпие драг, камней. СПБ. 1833. 120 (открыіие 
фенакита). 

3. N. Пог(іеп8кіо1(і. Ро^^еікЗ. Апп. 1833. 28. 420; 1834. XXXI. 57 (откр. Изумр. копой). 

4. Н. Н е г т а п п. Виіі. 800 . Хаіиг. Мо8сои. 1844. ХУІІ. 877 (открыт, фенакита Ильм. гор). 
Ср. Г. Розе. Горн. Журн. 1847. I. 86. 

5. К. Гр евин ГК. Уральск. Изумр. копи (дйосѳрт.). СПБ. 1854. 11, 14, 15, 17. 

6 . Наі( 1 ііі§ег. 8 іІ 2 ип§ 8 Ьег. ДѴіеп. Акасі. (Маіііеш-Хаіигѵѵ). ХХІУ. 1857. 29 (кристаллогр. и 
оптвч. исследование). 

7. x. Кок8сЬаго\;^. Маіег. Міпег. Еи88ІапсІ8. 1857. II. 315; 332; 1866. 329 (крист, 

измен, цвета). 

8. Миклашевский. Иэумр. копи. Горн. Ліурн. 1862. III. 7. 

9. Н. Кокшаров. О неирочности цвета фенакита. 8ап. Минер. Общ. 1869. ІУ. 322. 

10. М. Мельников. Горн. Журн. 1882. I. 161 (фенакит Илыаенсв. гор). 

11. Е. Федоров. Зап. Горн. Пнстит. 1909. И. 304 (кристаллогр. опис.), 

12. Е. Г о м и л ѳ в с к и й. Горн. Журн. 1914. I. 140 (парагенезис). 




Россия поистине может гордиться своими топазами, которые по красоте тона, 
чистоте воды и величине кристаллов занимают исключительное место среди топа- 
зов всего света. Общие условия горных разработок и всей гранильной промышленности 
в России не позволяли им занять сколько-нибудь видное место в мировой тор- 
говле, для которой наибольшую важность представляют желтые или светло-голубые 
топазы Бразилии, бесцветные или слабо окрашенные топазы Саксонии (Шне- 
кенштейн) и отчасти Японии и Австралии. Однако, по качеству русский топаз 
выделяется среди всех известных месторождений, причем красота нежно -голубого 
топаза Мурзинки, красновато - фиолетовый тон топазов Санарки и Каменки, 
наконец, винножелтая вода топазов Борщовочного— все это составляет гордость 
русских цветных камней. О них известно было еще в конце ХѴПІ века, а Г а іо и 
называл их «сибирским алмазом» — название, которое довольно широко применя- 
лось в эпоху Николая І-го в России. У ‘нас на Урале сибирский камень сделался 
предметом огранки лишь в конце восьмидесятых годов ХУІП века, причем он гра- 
нился лишь в особых случаях и по своей игре вызывал сравнение с алмазом. 
Уже к этому времени относится его наименование тяжеловеса, которое и 
сейчас широко сохранилось на Урале и в Забайкалье в противовес '«топазу» или 
«тумпазу» *), как обозначается обычно горный хрусталь или дымчатый кварц. 
В эпоху усиленных разработок Урульгипских месторождений в первую половину 
19 века особенно ценились красиоватО-желтые камни цвета мадеры, которые, 
однако, подобно фенакиту, отличались непрочностью окраски, быстро теряя ее на 
свету, особенно на солнце. Кокшаров описывает ряд случаев, когда окраска 
пропадала в течение нескольких месяцев и. заменялась серовато-голубым некраси- 
вым тоном. В меньшей степени это же моншо говорить о голубых топазах, блед- 
неющих на солнце, но, повидимому, иногда восстанавливающих свой тон после 
лежания в темном месте. Если мы к этому же присоединим указание на своеоб- 
разную окраску Урульгинских кристаллов, в которых середина по плоскости у г; вся 
окрашена в голубоватый, а концы кристаллов (концы оси х) окрашены в розо- 
вато-желтый тон, то мы увидим, какой гибкостью и неопределенностью отличаютсж 


<Т О п а з>— более редкое наименование камня в первой половине ХУІП века. См. представление" 
Шумахером в кунсткамеру «табаса> от ген. Де-Гѳннина. 




тона окраски топазов, столь ошибочно связываемых с примесями органических 
веществ. Повидимому, явление окраски топазов России связано с вопросами совершенно 
иного характера (скорее с ионным окрашиванием), на что указывает изменение 
ее при действии радиевых или ультрафиолетовых лучей. Наши фиолетовые кри- 
сталлы Каменских россыпей при слабом прокаливании теряют свою окраску, тогда 
как редкие желтые камни тех же месторождений при этом получают розовато- 
фиолетовый нежный тон. > ■ 

Топазы несомненно принадлежат к числу редких камней и лишь периодами 
попадали на русский рынок. Первый период относится к концу Екатери- 
нинского времени, когда копи Мурзинки (вернее кони Алабашки) и отчасти 
Ильменских гор давали богатейший материал водянопрозрачных камней и голубых 
сырцов. Уже к началу XIX века копи оказались исчерпанными, и в 1818 г. мы 
читаем у В а г н е р а, что топазов уже 1 5 лет больше не находят и что платят 
за штуфы полевого шпата с кристаллами тяжеловеса 2000 р. и больше, а за отдель- 
ные кристаллы по 1500 р. 

Второй период добычи топазов начался во второй половине тридцатых годов 
в связи с находками новых копей на Ильменских горах (Бліомовской и др.), а 
также открытием знаменитой Урульги, подарившей Россию трудно описываемым по 
красоте материалом. Но и этп копи к концу пятидесятых годов были исчерпаны. 
Вновь оживились добычи в восьмидесятых годах, когда работались богатые копи 
около Южаковой, а усиленная добыча золота в Кочкарских россыпях давала 
фиолетовые топазы Каменки. * 

С тех пор новых крупных находок не делалось. Отдельные партии получались 
с Мокруши (в районе Алабашки), и вплоть до 1917 г. эта копь понемногу давала 
свой великолепный материал, поражающий тО своей величиной (находки 1910 — 
1911 Г.Г.), то своим густым цветом и поразительной прозрачностью. Открытие 
новых камней в хМонголии (1917) положило начало новому периоду в истории 
русского тяжеловеса, но насколько действительно оправдаются надежды на эти 
новые месторождения, покажет будущее. 

Топаз ценится на Урале очень высоко, и те времена, когда, как в девяностых 
годах, за карат синего камня платили по 2 руб., прошли, уступив место басно- 
словным ценам по 5 — 10 и 30 руб. за чистый и густоокрашенный материал. 

Однако, несомненно, что главное значение топазы России имели не на миро- 
вом рынке камня или в ограночной промышленности, а в музейских собраниях, и 
подавляющее число штуфов и кристаллов этих камней осталось нетронутым руками 
гранильщиков и хранится в минералогических музеях. 

Месторождения топаза в России. 

Топаз по преимуществу связан с гранитными пегматитовыми жилами и с 
пневматолитическими процессами в гранитах и, потому, заранее можно было-бы 



наметить те области, в которых он мог бы быть в России встречен. Парагенетически 
он тесно связан с бериллом, однако, распространение последнего в России значи- 
тельно шире и, если нам неизвестно топазовых районов, лишенных берилла, то 
все же мы знаем много таких пегматитовых областей, в которых обилен берилл, 
а топаз отсутствует (напр. Алтай). Да и в пределах одного и того же района 
берилл (особенно его желтая разность) приурочен к более ранним процессам кри- 
сталлизацип, тогда как топаз связан исключительно с чисто пневматолитической 
фазой всего процесса. 

Помимо богатейших областей Урала и Восточного Забайкалья топаз встре- 
чается лишь спорадически и в немногих местах *). 

В Финляндии топаз известен в миаролитических нувтотах рапакиви Аланд- 
ских островов и в руднике Питкаранта в Выборгской губ. — в обоих месторожде- 
ниях в ничтожных количествах. 

Топаз изредка в качестве минералогической редкости встречался в пегматитах 
Волыни и Киевской губ. и, хотя часть указаний (напр. на Каменный Брод Ра- 
домысльского уезда) согласно совершенно справедливому замечанию Феофи- 
л а к т о в а, должна быть отнесена к дымчатому кварцу, тем не менее в других 
местах он обнаружен с полной несомненностью. 

В Киевской губ. — в Городище ііо р. Ольшанке топаз винножелтого цвета 
величиной до 2-х сант. был отмечен в граните на контакте его о лабрадором 
(Ф е о ф и л а к т о в), хотя исследования Л у ч и ц к о г о не подтвердили этой 
находки. 

В Житомирском уезде Волынской губ. найден был большой кусок топаза 
в с. Ераевщине на вспаханном поле колонии Остронь. Половина его была бесцветна, 
другая — нежноголубого тона. Нет оснований сомневаться в правильности этой на- 
ходки, так как кусок был найден в поле вместе с дымчатыми кварцами и полевыми 
шпатами, т. е. в верхних частях разрушенной пегматитовой жилы. Однако, мощный 
слой наносов до сих пор не позволил сделать сериозвых изысканий самой жилы, 
хотя это заслуясйвало бы затрат. 

Из других районов пи Крым, ни Кавказ, ни Туркестан не дают нам ука- 
заний на топаз; совершенно отсутствует он и в Саянских хребтах, а такяш а на 
Алтае и лишь в области Салаира на берегу р. Мрассы близ Спасского прииска 
в Томской губ. Еремеев указывал на друзы в граните с буроваторозовым 
турмалином и бесцветным топазом. 

Никаких указаний на топазы не дают ни Север Сибири, ни ее восточные 


*) К старым литературным указаниям на нахождение топаза приходится относиться с большой 
осторожностью, так как обычно под этим именем подразумевался кварц и сдымчатый топаз». 

Так, имеется указание на нахождение «топазов» в Еаркаралинском уезде Семипалатинской 
области, где была сделана заявка и добывались топазы (по всей вероятности горные хрустали); в 
восточной стороне г, Куу между логом Аркалык и ключей Карачаловым, в 100 в. к В. от Каркара- 
линска, а также в ур. Джаеаетас, в 80 в. к 3. от Каркаралинска, См, Э. А. К о в е р с к и Гг. О геодез. 
работах Сиб. пути СПБ., 1896, 27. 




окраины и, таким образом, единственными богатыми топазом районами России 
являіотся Урал и Восточное Забайкалье. 

Урал. 

Хотя Урал совершенно исключительно богат прекрасными топазами, тем не 
менее число известных месторождений значительно менее числа уральских место- 
рождений берилла, а именно: 

1. Мурзинский район (и Южакова). 

2. Липовка, Шайтанка. 

3. Изумрудые копи. 

4. Ильменские горы. 

5. Еочкарские россыпи по р. Санарке. 

Под большим вопросом стоят месторождения, указываемые Ч у п и н ы м в 1877 г., 
согласно которому аквамарин и тяжеловес будто бы встречались в горах 
Кобыльи — Ребра (па тракте из Еушвы в Серебрянский завод в Гороблагодатском 
округе); несомненно, что указание Ч у и и н а, подтвержденное опытным минера- 
логом Иейбергом, заставляет обратить внимание на эту область при новых 
изысканиях. Совершенно не дает указаний на топаз Адуй, тем более лишены его 
все кварцевые и аметистовые жилы и, таким образом, на Среднем Урале он оказы- 
вается приуроченным лишь к самой северной части Мурзинской площадки. 

М у р 3 и н к а. 

Трудно сказать, когда здесь был найден первый настоящий топаз— тяжеловес. 
Все, что находилось в этом районе в первой половине ХТШ века, очевидно отно- 
сится к дымчатым кварцам ,и, іщвидимому, лишь в восьмидесятых годах того же 
столетия на основании подмеченного рабочими более высокого удельного веса стали 
выделять настоящие топазы, сравнивать их с саксонскими и бразильскими. Если 
в 1786 году об этих топазах говорили еще осторожно, как о новинке, то уже 
в девяностых годах слава о «сибирском топазе» широко была разнесена по Европе, 
и Герман уже в 1891 году мог с гордостью писать об этом новом Уральском 
камне, отличающимся большим блеском и иногда по цвету похожим на аквамарин. 

Как было выше указано, копи, дававшие топазы, в Мурзинском районе 
немногочисленны и вообще известны лишь в северной части, группируясь около 
Алабашки, у самой Мурзинки и у дер. Южаковой-Корниловой *). В первом районе 
знамениты своими топазами копи р. Крутой (№ 2, 3, 4)**), но особенно ряд 
богатейших копей по правому берегу Алабашки (Голодный Лог ІІѴ» 6, Тяжелове- 
сица № 7, Междудорожица № 10 и, наконец, знаменитая Мокруша). Во втором 

*) По типу к ним очень близки, но редки топазы из Окуловой ямы близ Шайтанкн, см. ниже 
стр. 07. 

**) См. карту во втором томе. 




— 95 — 

районе мне известны топазы лишь из добыч Овчинникова в восьмидесятых 
годах по р. Кривой. Наконец, в Южаковском районе — в тех же годах с огром- 
ным успе.хом работалась богатейшая копь Л? 68 — Золотуха и в малом количестве 
давала топазы копь Л1 72 — Чернуха. Изредка попада.ііась в этом районе и <галя> 
тяжеловеса, находившаяся в Корниловой логу, изредка и в наносах р. Алабашки. 
Какие либо различия между камнями отдельных коней мне неизвестны, но, повп- 
димому, кристаллы из ям около дер. Южаковой несколько напоминают Ильменские 
и относятся главным образом к нижеописываемому типу второму. 

Кристаллы топаза Мурзинских копей поражают своею чистотою и тоном. 
Цвет их обычно голубоватый, изредка с зеленоватым или желтоватым оттенком, 
нередко камни совершенно бесцветны или окрашены в слабо розовато-желтый тон. 
Обычно оші совершенно прозрачны, но иногда попадаются и мутные экземпляры, 
трещиноватые и со включениями; последний тип, однако, относится преимущественно 
к большим камням. В противоположность Ильменским горам, топазы здесь обычно 
приростают нижним концом к породе, благодаря чему очень редко двуконечны. 
От Ильменских они также отличаются и своими простыми кристаллографическими 
очертаниями, меньшим богатством форм и, наконец, резко выралсеипыми явлениями 
растворения, столь типичными особенно для редких топазов окр. Шайтанки (см. 
стр. 97). 

С кристаллографической точки зреияя Мурзинские топазы можно разбить на 
4 совершенно отдельных типа, детально описываемых в моей еще пе опубликованной 
работе о топазах Мурзипки: 

Тип I. С почти квадратным внешним обликом. Цвет обычно синеватый. 
Сильно развитой базопинакоид, почти квадратная нризма 1 и сильно развитая дома — 
у — о другими более редкими и слабо развитыми формами. К этому типу относится 
большинство крупных по величине кристаллов. 

Тип И. Внешний облик — гексагонален, благодаря преобладанию призмы М, 
базопинакоид сильно с’ужен рядами пирамид основного ряда. Этот тип богат гра- 
нями и иногда сходен с Ильменскими топазами. 

Тип Ш. До сих пор еще пе был описан— тип как бы обсосанных кри- 
сталлов, представляющих формы растворения типа 11. Еристаллпки бесцветны, 
редко достигают длины 2 сант., обычно прикреплены к породе боковыми гранями 
и нередко встречаются вместе с бериллами. 

Тип ІУ.— Тип, еще до сих пор не описанный; к нему относятся небольшие 
криста.мы не свыше 2 сант., представляющие искажение типа 1-го путем сильного 
преобладания форм — у — взамен исчезающего базоішиакоида. Бесцветные, реже голу- 
боватые кристаллы этого типа получают характер как бы конвертов, сидят 
боковыми гранями и приурочены обычно к массе мелі?окристаллического лепидо- 
лита, называемого в Мурзинке «кипелкой» (как пена). 

Еак выше указано, величина кристаллов Мурзинского топаза весьма разно- 
образна, при чем среди них известны и гиганты: так уже Кокшаров описывал 




І 


!1Ш- 


: ' 









^•ѵ -- 




М I 


I : 



II 


96 — 


Х--Ѵ 

о 

ц -МХ 

• 

/■ 

1 

1 

1 

1 

• ’і - . 

• ■«;<": ! 

1 

л; 

•'к 


■ : ' 

1 

• 

1 ’Х' 

1 


» 

1 

1 

1 



! I 


I. 




ш 


.. й 






'■Ш 





Ряс. 12. 

Чертеж по Н. Кокшарову. 

I. Тип Мурзинских топазов с квадратным очертанием. 

II. Тип топазов Борщков очного кряжа. Минер. Музей Академии Наук. 

III. Тип топазов Шерловой горы в Забайкалье. 

IV. Тип Ильменских топазов боченкообразного вида. 

V. Более сложный кристалл Борщовочного типа (Урульга). 


огромные кристаллы топазов из собрания Горного Института, весом до 14 фунтов, 
но с этими образцами нельзя сравнить тот гигантский кристалл, который был добыт 
зимой в 1910—11 г. на Мокруше и мною изучен в дер. Южаковой. Этот кри- 
сталл встречен был в гигантской нустоте в копи С. X. Южакова и Хол- 
ки на вместе с кристаллами дымчатого кварца, величиною до 12 вершк., и поле- 
вого шпата в 1 арш. Сам крйсталл при добыче был разбит рабочими на большое 
количество кусков, весящих вместе 1 пуд 28 фунт, и хорошо складывающихся в 
больш(/й кристалл типа І-го. Цвет его зеленоватосерый, он мало прозрачен и вообще 


с внешней стороны непривлекателен. Обломки нижней части кристалла утеряны, 
так что, очевидно, вес его превышал два пуда; в 1911 г. владелец камня 
С. Южаков ценил его в 4 тыс. руб., но в 1913 г. дешевле, чем за 10 тыс. руб., 
его не уступал. 

Красота, чистота и нежность тонов Мурзинских топазов не поддаются описанию: 
надо посетить богатейшее собрание Горного Института или Минералогическ. Музея 
Академии Наук, чтобы оценить эти перлы природы, с которыми не могут сравниться 
ни одни камни в мире. 


Липовские копи и Шайтанка. 

Из Липовских копей в качестве минералогической редкости известны отдельные 
зеленоватосйние кристаллы без ясных очертаний в массе лепидолита и «скаполита>. 
По характеру строения они напоминают «сырцы» Ильменских гор, встречены 
лишь в единичных кристаллах, не имеющих никакого практического значения. 

Известны топазы и около Шайтанки, но только не в Моровских копях тур- 
малина, а исключительно в Окуловой яме, лежащей в 1 версте к востоку от дер. 
Шайтанки и по своему типу вполне отвечающей копям Алабашки или Южаковой. 

Кристаллы этой копи вообще сходны с топазами более северных районов 
Мурзинской полосы, отличаются водянопрозрачностыо и развитием боковых дом, 
особенно — 1— что вместе с сильной раз’еденностью некоторых из них, составляет 
главные отличительные черты этих, в общем довольно редких, Шайтанских топазов. 

Любопытно отметить, что южный район Мурзинской области — турмалиновые 
ямы Шайтанкп и берилловые копи Адуя — совершенно лишены топаза, и что в 
Изумрудных Копях он встречен лишь в нескольких кристалликах. 


Изумрудные Копи. 

Впервые в 1900 г. был встречен винноже.ітый топаз, неправильных очертаний 
до 3-х сайт, длины в Люблинском прииске [45]. После этого было сделано 
еще несколько отдельных находок, имеюпщх чисто минералогический и особенно 
генетический интерес, так как позволяют проводить аналогию между Изумрудными 
Копями и районом Мурзинкп. Еристал.ш не имели определенных кристаллографи- 
ческих граней и были обво.токнуты слюдяным сланцем. 

I 

Ильменские горы. 

Топазы открыты были здесь казаком Прутов ым еще в конце ХТІІІ века 
при поисках Р а 3 д е р и ш и н а и с тех пор . составляли гордость Южного 
Урала; некоторые камни, бесцветные или слабо голубоватые, ценились до 3000 р., 

285-7 










№; 




і»^'. 




— 98 — 

а вес IX достигал 10 фунтов. Однако, вообще для Ильменских гор в нротивополож- 
ность Мурзинским типичны маленькие камни, чаще не больше 1-го сайт, длиною. 
По внешним признакам здесь можно различить два типа топазов: свободные кри- 
сталлики, сидящие на поверхности пустот и трещин, или же большие кристаллы, 
так называемые «сырцы», которые внедрены в массу жильного кварца. Встречаются 
они в жилах преимущественно широтного направления кварцевого гранита, богатого 
альбитом и амазонским камнем и прорезающего гнейсы Приильменской полосы. 

Гнезда, содержащие топаз, достигают одного аршина в диаметре и стенки их 
• покрыты горным хрусталем, слюдой и полевым шпатом. Полость гнезда заполнена 
либо белой, желтобелой или красноватой глиной, либо мягким салообразным 
веществом, в котором иногда лежат свободные кристаллы топаза. Как выше отме- 
чено, самые большие кристаллы относятся к типу сырцов и, благодаря своей 
трещиноватости, или даже рассыпчатости, не имеют никакого практического 
значения. Обычно они бесцветны, реже окрашены в светло-голубоватый цвет. 

Большая чистота, отсутствие трещин и бесцветность или слабая голубая 
вода позволяют гранить их в большом количестве для замены алмазов, с которыми 
они разделяют лишь блеск своих граней, но не игру или рассеяние света. 

Первые описания этих находок настолько характерны, что я привожу вы- 
держки из донесений Лисенко за 1834 год: 

«Первоначальное открытие месторождений белого топаза или тяжеловеса в 
дачах Миасского завода сделано в то время, когда производились Р а з д е р и ш и- 
н ы м поиски цветных камней в местах, лежащих между Чебаркульскою крепостью 
и Миасским заводом. Открытие сие сделано казаком помянутой крепости П ру- 
товым, отчего и самая копь получила название Прутовской. Не знаем, были ли 
добыты из сей копи тяжеловесы значительной величины, но известно только то, 
что оных было добыто большое количество. 

Тяжеловесы заключаются обыкновенно в пустотах, представляя частью отдель- 
ные, частью на породе сидящие кристаллы. Сии пустоты бывают.наполнены желто- 
белым, на ощупь жирным веществом (по здешнему салом), которое твердеет на 
воздухе и, кажется, произошло из полевого шпата, кристаллы коего иногда в нем 
замечаются. Гнезда, заключавшие в себе огромные тяжеловесы в Кочевской яме, 
находились обыкновенно ' в породе рухлой, будучи предшествуемы большими, по 
совершенно разрушенными кристаллами тяжеловеса. Самые большие из найденных 
здесь тяжеловесов весили от 2 до 3, 5, 7, даже 9 фунтов. Они были цветов 
белых, желтых и голубых (редко), встречались и союзные, т. е. такие, коих одна 
половина была белая, а другая — голубая. 

Если жильная порода мало содержит зелёного полевого шпата, делаясь, как 
здесь называют ее, пестряком,- то надежда к открытию тяжеловесов совершенно 
исчезает, и самая жила вскоре после сего выклинивается». 

Однако уже в 1834 г., когда писались эти строки, главные месторождения, 
знаменитые копи Прутовская, Кочевская и Трубеевская, были выработаны и уже 






тогда, только перебирая старые отвалы, можно было кое-что найти. Период глав- 
■нейших добыч относится к концу двадцатых годов, когда около 1824 г. 
Антон Е о ч е в открыл копи, названные его именем, и давшие богатый и пре- 
красный материал. Новый расцвет добычи, хотя и кратковременный, начался в 
1835 году в связи с открытием знаменитой Блюмовской топазовой копи. 

Топазы в Ильменских горах встречаются исключительно в пегматитовых 
жилах гранитогнейсовой полосы и сопровождаются бериллом, фенакитом, альбитом, 
амазонитом, дымчатым кварцем, малаконом, колумбитом и другими более редкими 
минералами. В качестве частых включений, иногда закономерно расположенных, 
приходится отметить иглы черного шерла *). 

Количество копей, в которых встречался топаз очень велико, и любопытно 
привести список тех отдельных ям, в которых удавалось добывать этот ценный 
материал. 

Все они группируются в следующие главнейшие районы: 

I. Область восточных копей — Лобачевских (81 — 88) **). 

II. Полоса копей вдоль Косой горы от Ильменского озера до болота, начи- 
наясь на юге с Прутовской (84) у Чебаркульской дороги и кончая знаменитой 
Блюмовской копью (50). 

ІИ. Область северных отрогов Косой горы, имеющая гораздо меньшее значение 
и представленная немногими сильно разбросанными копями. 

Привожу список копей с топазом в порядке их номеров по карте Белян- 
кина, причем считаю необходимым отметить, что на карте Ильменских гор, при- 
ложенной ко второму тому, нанесены лишь главнейшие копя: 

27. Аквамарйновая копь С т р и ж е в а--плохие кристаллики. 

34. Копь без наименования — плохие кристаллики. 

35. Аквамариновая копь Романовског о — плохие сырцы непро- 
зрачные. 

38. Топазовая копь Стрижен а — небольшие прозрачные кристаллы. 

79. Аквамариновая копь Романовского —топазы до 1 вершка. 

81 — 83,85,86, 88 — Лобачевские копи, давшие с открытия 
в 1866 г. много сырцов и великолепных камней. 

87. Новая копь Мельникова —мелкие топазы. 

50. Блюмовская копь, открытая в 1835 г. — великолепные топазы 
до 1 фунта весом. 

52. Топазовая копь Романовског о — хорошие мелкие кристаллики. 

5 4. 1 Топазовая и аквамариновая копи Стр и же в а — прекрасные 

55.) кристаллы до Ѵ* Ф- исключительной чистоты. 

58. Аквамариновая копь Г а с б е р г а — большие, но плохие кристаллы. 


*) Подробное описание этих жил дается в главе об Ильменских горах во втором томе. 

**) Номера по карте Белянкина, см. второй том. 


59. Топаз офенакитовая копь Гасберга — чистые небольшие топазы. 

60. Точильная копь— превосходные топазы. 

61. Аквамариновая копь Гасберга с соседней № 62 пирофизали- 
товой— большие сырцы. 

69. Топазокриолитовая копь и соседняя копь Грамматчикова — 
небольшие топазы. 

70. Трубеевская копь. 

71. Кочевские копи, открытые около 1824 г. — великолепные топазы 
в большом количестве. 

74. Прутовская копь, первая копь, открытая в конце семидесятых годов 
ХТІІІ века — мелкие топазы. 

89. Топазовая копь Романовского. 

96. Топазовая копь 1 и з е л я— хорошие кристаллы. 

111. Первая копь на Косой горе. 


Ночкзрские золотоносные россыпи. 


Розово-фиолетовые топазы реки Каменки составляют одну из наибольших досто- 
примечательностей Южного Урала, так как по красоте, густоте и разнообразию тонов 
с одной стороны и по чистоте и прозрачности с другой — этот камень заслуживает 
самого большого внимания* Первые его находки были сделаны еще в 1853 г. в 
знаменитых Бакакинскнх россыпях, особенно в Каменно - Павловском прииске и в 
меньшей степени на Ю.іьевском (15) и Прохоро-Ильинском (170), причем в по- 
следнем, равно как и в Каменно-Павловском, наблюдались разрушенные верха 
кварцевых жил с топазами, хром-турмалином и хромовой слюдой; жилы эти про- 
ходили в доломите и известняке, а не в самом граните, как это раньше предпо- 
лагалось. Цвет топазов розовый до густо-красного или фиолетового, изредка винно- 
желтый или почти бесцветный. Тон их исключительно приятный, к тому же они 
обладают большой прозрачностью и отсутствием включений. , 

Любопытно отметить, что в общем кристаллы очень мало окатаны, образованы 
весьма блестящими гранями и по своей форме и характеру совершенно напоминают 
винножелтые топазы Бразилии. Величина их изредка достигает 4 сант., а црозрач- 
ность иногда бывает столь же высокой, как у бесцветных топазов Ильменских гор. 

В главе о месторождениях Каменки и Санарки (том второй) мною будет под- 
робнее описана генетическая обстановка, в которой эти кристаллы встречены, но 
нельзя не отметить, что выдающаяся красота некоторых камней заставляет пожалеть 
о том, что общее количество кристаллов было не очень велико и что ныне с 
выработкой золота добыча этих камней почти совершенно прекратилась. 

На рынке камня в Екатеринбурге одно время Каменские топазы назывались 





«оренбургскими» и под этим именем продавались также светлые обожженные розо- 
ватые камни из Бразилии. 


Забайкалье. 

Повидимому, еще до открытия Мурзиеских копей, топаз сделался известным 
в Забайкалье. По крайней мере месторождения Адун-Чолонга и Куку-Сер- 
кена сделались известны еще в 1723 г. и о них совершенно определенно говорили 
и Георги в 1775 г., и Даллас в 1773 г. Обратили-лп уже в это время 
внимание на топаз, или его смешивали с кварцем и глаз привлекал лишь голубой 
или зеленый берилл, на это ответить трудно*), но несомненно, что уже в конце 
восьмидесятых годов ХѴШ-го столетия топаз сделался известным и стал точно 
описываться (Раігіп и Негтапп в 1791 г.). Интересно отметить, что уже 
в записках Карамышева, бывшего в Забайкалье в 1762 — 1769 г.г., упоми- 
нается тяжеловес на горе Тутхалтуй (очевидно Шерловая гора). 

Однако, главное внимание обратили на себя топазы не этого района, а Бор- 
щовочного кряжа, открытые много позднее (около 1831 г.) и давшие совершенно 
исключительный материал в 1838 — 1855 г.г. С этого времени течение р. У рульги, 
выходцами с которой были открыты топазы, сделалось знаменитым, и ошибочное 
название «урульгинских» стало широко применяться к камням разных место- 
рождений Борщовочного кряжа. 

Топазы Борщовочного кряжа замечательны своими гигантскими размерами. 
Самый знаменитый образец Горного Института найден в 1840 г. в Дорогом Утесе, 
бл. Новотроицкой слободы и имеет 19 сайт, в длину и 21 сайт, в поперечнике, 
грязного, винножелтого цвета; он весит 31 фунт 74 золотника, образован довольно 
несовершенно, покрыт весьма сложными фигурами раз’едания, просвечивает и 
является одним из первых топазов по своей величине, тем более, что представляет 
собою только лишь обломок кристгыла. Второй, подобный же образец, найден там же 
около 1746 г., весит 26 ф., размер его поперечников 16 и 13 сайт. Цвет неодно- 
родный, так как нижняя часть белая, далее дымчатобурая, а головка полупро- 
зрачна и отличается плеохроизмом в медовожелтых и дымчатых тонах. 

Третий крупный кристалл добыт был в 1859 г. по р. Урульге и поднесен 
был Александру второму купцом М. Бутиным. Этот кристалл весил 25 ф. 
7 золоти., имел густой винно-желтый цвет, а длина его достигала 64 вершк. 

Открытие знаменитых месторождений по Урульге началась с нахождения 
' крупных кристаллов; так Г. П е р м и к и н в своих рукописных заметках писал, 
что в 1839 г. крестьянин Сверкунов первый нашел в утесе, стоящем при 
вершине правой Пешковой, — 2 кристалла, один в 24 фунта, а другой в 27 фунт., 


*) Впрочем Г м е л и н в своем описании путешествия 1740 — 1743 года сравнивал некоторые кри- 
сталлы с шнекенштѳйнскими, из чего можно заключить, что помимо горного хрусталя он подметил и 
настоящий топаз. 


причем последний был чистой воды и продан за 1.000 руб. ассигнациями купцу' 
Еаидпнскому. 

Однако, не одна величина кристаллов Забайкалья привлекает внимание лю- 
бителей камней, минералогов и ювелиров; для некоторых из них приходится 
отметить совершенно исключительную чистоту п прозрачность, а также мубину 
и приятность окраски. Чисто голубые кристаллы в этой области очень редки, более 
обычны камни цвета мадеры от светлого винного до густого буровато-желтого, 
краспвого, но весьма непрочного тона. Очень характерно для кристаллов Борщо- 
вочного кряжа зонарное окрашивание, при котором, если смотреть на камень по 
оси У, он кажется голубоватым, по оси X — розово-буроватым. Это явление 
обычно неправильно приписываемое плеохроизму, объясняется тем, что части кри- 
сталла поконцам оси X, окрашены в довольно густой винно-бурый тон, тогда как 
центральная часть кристалла бесцветна пли слабо-голубовата. Очень большое 
количество кристаллов Нерчпнских топазов сильно трещиновато, имеет много вклю- 
чений и, потому, не представляет практического значения; это особенно относится 
к богатейшим месторождениям ІІІерловой Горы, где встречаются головки кристаллов 
совершенно молочного цвета — <коневьп зубы». 

Распространение топаза в Забайкалье довольно велико п подобно бериллу 
он приурочивается пли к типичным гранитным пегматитам (Борщовочный, Куку- 
Серкен), или к своеобразным кварцеватым породам типа грейзена (Шерловая 
Гора). И в том, и в другом случае топазы сопровождаются бериллами п плави- 
ковым шпатом, а в первом— еще турмалинами. 

Ниже я привожу список главнейщпх мест находок топазов в Забайкалье; как 
выще указано, топазы здесь приурочены к трем районам: Борщовочному (эти 
топазы обычно называются Урульгинскими по имени р. Урульги, которую ошибочно 
называют в старых работах Урулюнгой), Куку-Серкену и г. Шерловой. Топазы ; 

первых двух месторождений весьма сходны между собой и по внешним признакам і 

и кристаллографическим свойствам трудно отличимы друг от друга. В то время | 

как кристаллы горы Шерловой обычно называют Адун-Чолонгскими и это название і 

прочно утвердилось в литературе, все остальные камни как из Куку-Серкена, так I 

и из Борщовочного кряжа почему то считают Урульгой, приурочивая их только іі 

к течению этой реки. Такое наименование «Урульга» однако должно приниматься ] 

' с большими ограничениями, так как судя по данным большого знатока Забайкалья 
Титова, главные массы прекрасного камня шли вовсе не из самой Урульги, а 
из многочисленных других месторождений Борщовочного кряжа. (| 


Борщовочный кряж. 

Титов в письме к Кокшарову в 1855 г. т. е. в самый разгар 
добыч этого района, дал превосходную сводку главнейших топазовых копей, груп- 
пирующихся в 4-е более определенных района: 


к' 




а) В 20 верстах от устья р. Урульгн, в горе Боец у р. Конги — светло- 
желтые кристаллы. 

б) В горе Семеновской, в верховьях пади Семеновой, впад. в Унду — непра- 
вильные, иногда совершенно прозрачные кристаллы густой винно-бурой окраски, 
частью бесцветные. В 2 верстах в горе Тулун — бесцветные пдеально-прозрачные 
кристаллы. 

в) В Кпбиревской горе— ряд разработок, давших вышеописанные большие 
кристаллы п расположенных на Упдинском склоне Борідовочного хребта, не- 
далеко от Ново-Троидких промыслов. Особенно — Дорогой Утес (Черемуховая гора), 
Оухолесская гора с белым и желтыми топазами, Обусинская гора с голубоватыми 
криста.ілами, г. Стрелка и Солонечная со светло-желтыми кристаллами. 

г) В районе Лесковой, в горах Борковской и Вороней (в 6 верст, на северо- 
запад от Казаковского золотого прииска) — бесцветные и желтые топазы. 

д) Пятым районом являются пегматитовые жилы у дер. Бянкиной ниже Нер- 
чинска, где тоже спорадически и в небольших количествах был встречен топаз 
и берилл. 

Вообще камни Борщовочногѳ хребта принадлежат к самым лучшим камням 
в мире, причем наиболее прекрасный и .типичный тон их — желто-бурый или 
винно- желтый. 


Хребет Соктуй*). 

Этот хребет, являющийся северо-восточным продолжением Адун-Чолонгской 
цепи тоже дает ряд месторождений, весьма бедных топазом, но все же интересных 
в генетическом отношении. Таковы ямы в верховьях р. Тоготуя и Бырки — у Мал. 
Соктуя с розовато-желтыми топазами. 

Повидимому, к этой же группе жил относится и описываемое Сущинским 
вольфрамитовое месторождение Тутхалтуйского Алтана в 15 верст, к северу от 
поселка Хада-Булак, где тоже был встречен топаз в небольших количествах. 

Интересно отметить, что в том и другом случае мы имеем дело с породами 
типа Шерловой Горы, — с пневматолнтическимп массами мелкого топаза, образующего 
сплошные скопления с каменным мозгом. 

Повидимому, Соктуйский кряж обещает еще очень много интересного: в 
1847 г. Портнягин открыл здесь великолепный винножелтый топаз вместе 
с дымчатым кварцем и полевым шпатом в друзах письменного гранита,' очень 
напоминавшего Шайтанку. Месторождение отмечалось при верховии р. Сокутуя, 


') См' карту во втором томе. 



в 40 в. от Шерловой горы, но точное место мне неизвестно, за ненахождением в 
архиве Екатеринбургской гранильной фабрики карт изследований Портнягина. 

Шердовая гора. 

Знаменитые топазы Шерловой горы, обычно называемой неправильно Адун- 
Чолонгом, с практической точки зрения мало ценны, хотя многие из них дости- 
гают 8 сант., но общий характер — трещиноватость, обилие включений, неясность 
окраски то голубовато-зеленой, то серовато желтой — не позволяет считать их за- 
служивающими внимания, и только изредка среди иих попадаются камни, годные 
для огранки. Весьма вероятно, что огромное количество топазов и сама топазо- 
кварцевая порода могли бы быть с успехом применяемы в качестве шлифовального 
материала и было бы весьма желательным испробовать их в этом направлении. 

Подробное описание самого месторождение будет дано во II томе, здесь 
же отмечу, что наиболее типичными спутниками топаза являются: аквамарин, кварц 
дымчатый, плавиковый шпат и глинистое вещество, типа каменного мозга. Характерной 
чертой топазов г. Шерловой является их тесное сростание и проростание вышеуказан- 
ными минералами и в противоположность топазам пегматитовых жил, они встре- 
чаются не по-одиночке, а целыми сплошными друзами на топазово - кварцевой 
породе. Детальные исследования Сущинского в 1914—16 гг. показали, что 
главное количество топаза встречается на седловине Шерловой горы, где он 
образует своеобразную топазовую породу, в форме прожилок около '/4 
мощностью в граните. 


Аду н-Ч о л о н г. 

Сами копи Адун-Чолонга лежат к юго-западу от Шерловой горы и более 
бедны топазом, чем последняя. Здесь он носит типичный характер топаза пегма- 
титов и залегает очень редкими отдельными красталлами среди полевых шпатов, 
турмалина, плавика и дымчатого кварца. 

Кук у-С е р к е н. 

Повидимому этот хребет, лежащий юго - западнее Адун - Чолонга, весьма 
богат драгоценными камнями; однако, отдаленность его от путей сообщения сде- 
лала его мало известным, благодаря чему сравнительно мало камней попало на 
рынок. Кокшаров говорит, что кристаллы топаза достигали иногда весьма зна- 
чительной величины, отличались простотой своих кристаллических форм, но часто 
были трещиноваты, мутны с грязноватой желтой окраской. 

По сообщению Титова здесь известны месторождения: Куку-Серкен — голубые, 
Нарын-Кундуй — винно-желтые и белые, Урту-Кундуй — голубые и бледно-желтые, 
Чиндагатай — винно-желтые, Уртуй-Ундур и Уртуй-Нагитуй — бесцветные топазы. 







с внешней стороны отличие вх от Борщовочных затруднительно, хотя Т и т о'в 
.дает им следующую характеристику: 

«Тяжеловесы попадаются неправильными массами, как бы налившимися в пу- 
стоты и неуспевшими скристаллизоваться, что происходит от множества чрезвы- 
чайно мелких, неправильных кристаллов, параллельно сросшихся, от чего масса 
топаза очень легко раскалывается по направлению сростков; цвета тяжеловеса: 
голубой, винно-желтый и белый; иногда соединяются и образуют союзные красивые 
экземпляры. Кристаллы более или менее правильные, чистой воды с блестящими 
поверхностями, но редко бывают большие. Винно-желтый и голубой тяжеловесы 
при огранении принимают высокую полировку и первый не уступает Бразиль- 
скому тяжеловесу; бесцветный же тяжеловес, хотя весьма редко, но, будучи 
огранен, иногда подходит к игре брилліанта. Этих отличий нет нигде в других 
местах и, потому, топазы и аквамарины Еукусыркена легко отличаются от всех 
других». 


Литература. 

Общие сведения. 

1. В. 8. Віп(іІіѳ іт. ВеоЬасЬі ОезеІІзсЬ. Nа^и^Гогс11. Ггеип(1е. Вегі. 1788. ІТ. 254— 259 
<пстор.). 

2. С. Ь. Воз е. ВеоЬасЫипд. Везеіізсіі. ^аІигГ. Вгеиікіѳ. 1789. III. 92—93 (пстор.). 

3. II. В г іі с к т а п п. ІЬісІет. 1792. ІТ. 6—34, 284—286 (истор.). 

4. Ь. 8. В і п (і 1і ѳ і ш. ІЬі(1ѳт. 1794. У. 166—176. 

5. В. Негтапп. Везсгірі. сіе Іа іоразе (іе 8іЬёгіе. І^оѵа Асіа Асасіѳт. Реігороі. 1801. 

XII. 344 (истор.). 

6. М. II ы л я е в. Драгоценные камни. 1896. 37, 4. 

7. М. Мельников. Путеводитель по музѳуму Горн. Инстит. 1898. 20 (истор. сведен.). 

8. М. Ване г. Еіеізіеіпкипйѳ. Ь. 1909. 411—426. 

Месторождения вне Урала и Забайкалья. 

9. К. Феофилактов. Зап. Киевск. Общ. Естествоиспыт. 1880. ТІ. 33 (Киевск. губ.). 

10. (гагаре г. Зіисіівп ІіЬ. ЕаЬгайог^езГ ѴегЬапсіІ. СІео1о§. Веісіізапзі. 1877. 130 (Киевск. губ.). 
*11. КгенІ 2 . Апгеі^ег Акасі. Кгако^ѵ. 1890. 26 (Волынь). 

12. Л. Иванов. К минер. Волыни. Труды Общ. Исслѳд. Волыни. 1911. \І. 225 (Жито- 

мирский уезд). 

13. Еремеев. Зап. Мин. Общ. 1885. XX. 369 (Мрасоа, Томск, губ.). 

14. Сѳдѳргольм. Горн. Журн. 1891. ІУ. 328 (Аландск. о-ва). 

15. 0. Тгіізіебі;. ВиИ. зос. Оёоі. йе Еіпіаікіѳ. НеІзіп^Г. 1907. № 19. 328 (Питкаранта). 

Урал. 

• Мурзинка- 

16. Негтапп. ТегзисЬ шіпегаі. ВезсЬгеіЬ. (1. ХІгаІ^вЬіг^ез. 1789. 11.308. I. 141 (Мурзинка). 

17. Негтапп. СгеІГз сЬетізсЬе Аппаіеп. 1799- I. 109; 1801. XI. 357—363; 1791. I. 422; 
1803. X. 275 (Мурз.). 

18. I. \Ѵ а 8 п е г. Коіігеп йЬ- Міпегаііепзатті. ѵ. СЬгісІіІоп, Мозкѵ^а. 1818. ІН. 36. 

19. И р^м а н. О месторождении цветных камней Мурз, слободы. Горн. Журн. СПБ. 1836. 1. 222. 

20. О. Козе. Кеізѳ п. (іі ІІгаІ. 1837. I. 453 (Мурз-), II. 80 (Ильм,), 496 (Мурз., Ильм.). 

21. N. К о к 3 с Ь а г о \ѵ. Маіег. Міпегаі. Киззіаікіз. 1854. II. 212. 






I 




■и 




І-ІІ: 


|Ш' 




106 


Промышленность цветных камней на Урале. Промышл. Листок 1858. 31—33.. 

ХХІУ., 253-260, (в 1887 г. вышло отдельной 


22. Болов. 

36-38. 

23. П. Калугин. Зап. Мин. Общ. 1888, 
брошюрой). 

24. Меже ЦК пй. О копях цветных камней на Урале. Горн, Журн. 1882. I. 166. 

25. А. Карножпцкпй. Зап. Мпн. Общ. 1896. XXXIV. 94.. 

26. А. К р а с н 0 . п о л ь с к и й. Труды Геолог. Комит. 1906. XXV, 62. 101. 

27. А. Ферсман. Гигаытск. топаз пз Мурзппки, «Природа». Москва, июль, 1912. Стр. 993. 

23. А. Ферсман. Отчет о кохмандпровке на Урал в 1913 г. Труды Геол. Музея Акад.. 

Наук. 1914. УШ. 172 (гигантский кр.). 

Ильменские горы, 

29. Щеглов. Указат. открытий. 1826. ПІ. 831. 

30. Н. М е н г е. Минералог, иаблюд. Труды Мин, Общ. 1830. 260. 

31. Горп. Журн. 1834. I. 156, 163. 

32. Лисенко. Гор. Журн. 1834. Л'І 4, 15—20. 

См. О. К о 8:е [20]. 

33. Г. Щуровскпй. Уральский хребет. Москва. 1841, 194—195. 

34. И. Мушкетов. Зап. Мнн. Общ. 1878. XIII. 74. 

35. М. Ц е л ь н ик о в. Происхождение Ильменск. топазов. Горн. /Кури. 1882. IV. 305. 

36. М. Мельников. Ильмен. Минер, копя. Горп. Журн. 1882. I. 70, 136 и др. 

37. Агггппі. Віе МіпѳгаІ^гиЬеп ѵ. Кіізза и. Міазз. ^иі(1е сіез бхспгз. соп^гбз деоі. РёІегзЪ, 
1897. ІУ. 23. 

38. П. Сущпнскпй. Минералог, наблюд. в Ильменск. горах. Труды СПБ. Общ. Естеств. 
XXIX. 1900. Стр. 25. 

39. Белянкин. Пстрогр. карта Ильм. гор. Труды Рад. Экспед. № 3. 1915 (список копей). 

Санарка и Каменка. 

40. Барбот-де-]\Іарнц. Горн. Л\урп. 1854. I. 437 (Санарка). 

41. В аг Ь е ап 1 - (1 е - М а г пу. ѴегЬапйІ. Міпег. ОѳзеІІзсЬ. 1856. 198 (Каменка). 

42. М. М е л ь н п к о в. Матер. Геолог. России, 1889. XIII. 275 (Санарка), 

43. Н. Высоцкий. Труды Геолог. Комит. 1900. XIII. 195 (Каменка). 








|Г 

' '-Ф, ■■ 


Другие месторождения Урала. 

44. Н. Чу пин. Геогр. н Статист, словарь Пермск. губ. II. 4. 1877. 62 (местор. в Серебрян- 
ской даче). 

45. П. Драверт. Проток.. Каз. Общ. Естествопсн. 1903. № 215 (Изумрудн. копи). 

Забайкалье. 

*46. П а л л а с. Путешествие... 1786. И. 102. 

47. Ы е г т а п п. Сгѳ11‘8 сЬет. Аппаіеп. 1791. I. 422 (перв. описан. Адун-Чолонгск. топазов); 

1801. XI. 357, 363. ^ , 

48. М. Раігіп. Ѵоуабѳ тіпёгаіо^. еп Ваопгіе. ОЬзегѵаІ. з. 1. рЬузцие Раг. 1791. ХХХУИ 
290 — 294 (Адун-Чолонг). 

*49. Новые ежемесячные сочинения. 1795. СУІ. 65, 81. 

50. Кулибин. Описание кряжа Адун-Чплонга. Горн, Журв. 1829. IV. 14—18. ^ 

51. А. Таек и н. Геогпост. опис. долины Онон-Борз. Горн. Журя. 1829. III. 20, 23, 178, 181 
(Адун-Чолонг). 

52. Соколовский. Горе. Журн. 1836. И. 592. 

53. О новом месторожд. топазов и аквамаринов, открытом в Нерчинск, крае. Горн. Журн, 
1840. II. 439. 

54. О 3 е р'с к и й. Русский топаз необыкнов. величины. Горн. ЛІурн. 1846. I 308. 




4 , 






— 107 — 

55. К о в а н ъ к 0 . Горн. Журн. 1859. I. 275 (г. Кибирева). 

56. Г. П е р м и к и н. Записки о минер. Забайкалья из архива Петергоф, гран. фабр, за 1852 г* 

57. N. КокзсЬагоѵѵ. Маіегіаі. Міпегаі. Кизвіапсіз. 185Д. И. 222 <особ. р. 224 с замена н. 
Титов а). 

58. Титов. Горн. Журн. 1855. II. 477 и след. (Забайкалье). 

59. О кристалле топаза Бутина. Горя. Журн. 1860. II. 

60. Н. Кокшаров. Каталог русским топазам. СПБ.- 1866 (опис. криста-тлов). 

61. Н. М. Л ѳ й хт е н б е рг ск и й. Топаз необыч. величины. Сборник 50-лѳтия Мин. Общ. 
СПБ. 1867. 658 (Урульга, превосх. рисунок). 

62. (1. Е а ІЬ. N 6068 " ТаІігЪисІі I. Міп. 1876. 675 (Якутская обл., очевидно ошибка: не N00111011181^. 
а Нерчинск). 

63. А. Гедройц. Геолог, псслед. Сиб. ж. Д. СПБ. 1897. VI. 103— -116 (Борщов.). 

64. П. Сущннский. Труды Гѳол. Мин. Муз. I. 1915. 17 и след. (Адун-Чолонг, Шерлов, г). 

65. П. С у щ и н с к и й. Геолог. Вести. 1916. II. 124 (Шерлов, гора). 

66. П. С у щ и п с к и й. Изв. Акад. Наук. 1917. 507 (Шерловая гора). 

67. П. С у щи некий. Изв. Акад. Наук. 1917. 567 (ряд местор. Воет. Забайкалья). 


Главнейшая литература по кристаллографии топаза России. 

1. Еагоито^ѵзку. «І8І8». (ПгѳзТеп), 1825. 200 (Адун-Чолонг). 

2. А. Кир Не г. РгеіззсЬгіЕ и. Меззипё 4, Ѵ^іпкѳі. Вегі. 1825. 77 (Сибирь)*. 

3. А. Ьеѵу. Пёзсгірі;. бчше соПесІ. ЬопТгез. 1837. I. 261—285 (Сибирь)*. 

4. О. Еозе. КеІ8е п. 4. ІТгаІ и. А1Ш. 1837. I. 453. 

5. Н. К о к ш а р о в. Многочисл. статьи в Меш. Аса4. Бсіепсез (VI зегіе) VI. 1856. (УП 8егіе> 
ѴНІ. 1865. III. 1860. II. 1860), сведенные вП. КокзсЬаго^ѵ. Маіег. Міп. Еизз). П. 198, 344 

^ III. 195, 378. IV. 34. IX. 97. X. 229, 330. 

6. Р. Сгг оІЬ. Хеиез ЗаЬгЬ. Г. Міпег. 1866. 208 (Адун-Чолонг). 

7. Н. Кокшаров. Каталог русским топазам. СПБ. 1866 (разн. мест). 

8. Еремеев. Зап. Мин. Общ. 1869. ІТ. 367 (Урульга). 

9. С. 2 е г г е п е г. Міпегаіо^, ХасЬгісЬгеп. Вег^. и. кіШептаоп. 2еі1ип§. Ееірг. 1869 
■ 8—11 (Мурз. Урульга). 

10. Віи ш. Меиез ЗаЪгЬисЬ I. Міпегаі. 1869. 720 (Ильм.). 

11. А. Ауэрбах. Зап. Мпн. Общ. 1870. У. 162 (Урульга— включения). 

12. А. А у э р б а X. Наблюд. над кристалл, топаза под микроскоп. Зап. Мин. Общ. 1870, У. 162 
(Урульга). 

13. П. Еремеев. Зап. Мин. Общ. 1871. УІ. 376 (Ильм.). 

14. Е. 8 с к а г II. Тораз и. ^иа^ 2 . Хеиез ЗаЬгЬ. I. Міпегаі. 1878. 168 — 178 (Урульга 
раз‘ед.). 

15. Сг. 8е1і§тапп. ПеЬѳг Еиззізске Торазе. 2еі1і. I. Кгузіаііодг. 1879. III. 80 (Ильмен. горы). 

16. М. Паи у. Тгаііё 4е шіпёгаіо^іе. Рагіз. 1822. II. 141—147 (Мурзпнка, Адун-Чолонг). 

17. Г. (I г й п к и I. 2еіІ. Г. Кгузіаіі. 1884. IX. 151 (Мурз.). 

18. Е. ЛѴіік. Апошаіа Іоразкгузіаіі. Іг. ІІгаІ. ОГѵегз. Ііпзка ѵеіепзк. зос. Ебгкап41. 1884, 
ХХУП. 65 (Ильм.), см. 2еЕ. I. Кгузіаіі. 1887. XII. 515. 

19. Се зато. 8ос. ^ёоіо^. Веіде. 1885. XII. тет. 116 (Ильм. горы.). 

20. Ъ. (тгйпкиі. 2еи. I. Кгузіаіі. 1885. X. 263 (Мурз.). ЕеІ. Хеиез ЗакгЬ. 1887. II. 451 с 
исправлением ОеЬЬеске 

21. П. Еремеев. Зап. Мии. Общ. 1887. ХХШ. 350 (Кочкарск.). 

22. П. Еремеев. Зап. Мин. Общ. 1888. XXIV. 463 (Ильменск. горы). 

23. И. Еремеев. Зан. Мин. Общ. 1890. ХХУІ. 410 (Санарка). 

24. П. Е р ѳ м е е в. Зап. М'іін. Общ. 1891. ХХУП. 439 (Мурзинка). 

25. Е. ВотЬіссі. Метог. Асса4. 8с. Во1о§па. 1892 (У^ II. 761 (Урал). 

26. М. То л сто пят о в. Топазы и включения в них турмалина. Отд. изд. 1916. Петр. (Ильм.)^ 
дополнен, и изменен, по оставш. рукописи статья из Зап. Мин. Общ. 1895, ХХХІП. 289. 

27. А. К а р н о ж и ц к и й. Зап. Мин. Общ. 1896. ХХХІУ. 107. (Мурзинка). 


*) Забайкалье и Урал, преимущественно Мурзинка. 














,,_Ь -т 


28. А. Е а к 1 ѳ. Ргосее(і. Ппі!. Зіаі;. Маііоп. Мизеит. 1898. XXXI. 361—269 (главным образом 
Мурзинка). 

29. ЛѴ. С. Ьѳ\ѵі8. Тгеаіізе од сгузІаИо^г. СатЪг. 1899. 221— -232 (Мурз.). 

30. Е. Федоров. Курс кристаллографип. СПБ. 1901. 274 (Ильм. горы). 

31. Е. Федоров. Зап. Акад. Наук. 1902 (5). 17. 93. 

32. V. а о 1 (і 8 с Ь ш і (1 г. 2еі1. I. КгузІаП. 1905. ХЬ. 377 (Нерч.). 

33. Ь. Кг у^ а п о 8 ку. Каіаіо^ 6. 8атт1ип§ ѵ. КоІзсЬиЬеу. 'Ѵ\^іеп. 1908. 61— 64 (разы, мѳстор.) 

34. Е. Федоров. Зап. Горн. Инстит. 1908. I. 186 (Ильм. Мурз. Урульга, вытравление). 

35. К. 8аЬо1. Еіийе сгу8Іа11о§г. тіп. рё^^таШ. Сѳпёѵе. 1914. ТЬёзе. № 519 (Санарка). 

36. Е. К о сты л е в а. О формах раз^ед. кристалл, топаза из Шайтанки на Урале. Изв. Акад. 
Наук, 1917. 1415. (Шайтанка). 

37. А. Ферсман. Топазы Мурзинки (кристаллогр. моногр.) в рукописи с полной лите- 
ратурой. 



Циркон (гиацинт). 


в ювелирном деле циркон известен уже давно, причем особенно ценны' 
сорта красно-бурого тона — гиацинты. Нередко для получения этого тона цирконы 
осторожно обжигают, превращая их в так называемый йіатапі Ъгиі; это же самое 
обжигание производит иногда сама природа, подвергая кристаллы этого минерала 
действию высоких температур лавы (таковы, например, красивые цирконы Лаа- 
херского озера в Германии). 

У нас в России цирконы. 



годные для огранки, известны 
только в Ильменских горах, где в 
полевошпатовых (не элеолитовых) 
жилах сиенитовой и гранито- 
гнейсовой полосы циркон встре- 
чается в значительных количествах, 
но обычно негоден для ювелирного 
дела. Наиболее ценными в этом 
отношении являются гиацинты в 
черных слюдах копи Блюма по 
дороге на озеро Миассово; но и 




а 


К 


а 


і 



Рис. 13. Кристаллы циркона Ильменских Гор. 


здесь прозрачные камни встре- 
чаются лишь спорадически и на них не может быть основана какая-либо 
правильная промышленность. Особенно красивым тоном отличаются маленькие, 
довольно прозрачные кристаллики, вполне годные для огранки; они обычно легко 
могут быть отобраны из больших партий простого циркона, шедшего еще в 
1915—1916 годах по 20 р. за пуд *). 

Обычно на уральском рынке, как, впрочем, и в других странах, под име- 
нем гиацинта пдут красивые буровато-красные гранаты, и лишь очень редко про- 
даваемые гиацинты оказываются настоящими цирконами. К гранатам, вероятно, отно- 
сятся «гиацинты» из россыпей по р. Положихе около Колташей на Среднем Урале. 

*) Уральский циркон в своих чистых разностях, но нзкраспво окрашенных, мог бы найти 
широкое применение в камеях для часов и для других точных приборов. 

Интересно отметить, что и в восьмидесятых годах цепа на циркон Ильменских гор держалась 
на месте около 50 к. за фунт, а заграницу он шел но цене 2—2 р. 50 к. за фунт. 



і 


Еще больше путаницы в номенклатуре наблюдается в литературных ссылках, 
при чем в них нередко очень трудно выяснить, что разумеется под именем гиа- 
цинта, Так наприм., указания на гиацинт в Нерчпнских горах, на Камчатке (на 
северном берегу Алксы, против устья р. Учасук) и в Финляндии- - остаются со- 
вершенно непонятными*). 


Литература (главнейшая). 


1. N. Кок8СІіаго\ѵ. Маі. Жіп. Еиззі. 1858. III. 45 и след. 

2. М. Мельников. Горн. Журн. 1882. I. 87, 97, 98, 100. 

3. М. Мельников. Горн. Журн. 1888. II. 315—318 (о цирконе и слюде в России). 

4. П. Еремеев. О цирконе Ильменских гор. Зап. Мпн. Общ. 1895. ХХХИІ. 429—442. 


*) В Архиве б. Кабинета (дело* 138, опись 483, карт. Л; 6126) имеется интересное дело 
1887 г., в котором заводоуправление Верхисетской дачи сообщает о находке в Ю. 3. части в 12-м 
квартале на правой стороне озера Мелкого ('немного южнее ст. Исеть) в полево -шпатовых породах 
диркона, сопровождаемого слюдой. «Циркон бурого цвета, малопрозрачныні. Было бы важно проверить 
:это указание. , , 


г р а н а т — красный и желтый. 

(Вениса, альмандин, пироп, гроссуляр). 

Красный гранат *) вообще является драгоценным камнем большого историче- 
ского и культурного значения и во всех своих видоизменениях считался одним 
из излюбленных камней старой Руси**). В средние века он проникал в Европу с 
востока в гораздо большей степени, чем рубин и красная шпинель, являясь, под 
именем карбункула, распространенным камнем для ювелирных украшений ***). Е нам 
на юг России он попадал главным образом из Византии, через греческих купцов, 
тогда как русские месторождения его, хотя и весьма многочислены **** *****) ), тем не менее 
по качеству стоят настолько низко, что не могут иметь какого-либо практического 
значения. Вот почему мне приходится весьма кратко касаться месторождений 
красных и желтых гранатов России, остановившись, однако, в заключение на тех 
из них, которые имеют или смогут иметь в будущем значение как шлифовальный 
материал. 

В общем, в России приходится говорить главным образом о вишнево- 
красном альмандине и лишь частично о желтовато-зеленом гроссуляре Вплюйских 
месторождений и кровавокрасном пиропе Внешней Монголии *“***). Значительная часть 
краснобурых «гиацинтов», продаваемых на Урале из золотоносных россыпей, 
является ничем иным, как прозрачными гранатами из группы гессонита. 

Северо-запад России. 

Красный гранат широко распространен в слюдяных сланцах южной Финляндии 
и Карелии, где на него уже давно обратили внимание. Так еще в 1787 году 

*) Обычна путаница в определении граната, рубина, шпинели и особенно гиацинта: так, очень 
часто говорится о рубиновых копях пли находках рубина, когда в действительности речь должна 
идти о красных гранатах (Иркутская губ.) пли шпинели (Туркестан, Шугнан). Ср. также указания на 
находки рубинов и гранатов в 30 в. от Сочи. Смирнов. Сведения о полезных ископаемых 
Кавказского края. Тифлис. 1900. 275. 

**) В изборнике Святослава (рук. ]073 г.) антракс отличается от иакиафа «первый зѳло чрьвен 
'есть». В Торговой книге ХУІ века гранат называли еще бечет (м. б. от восточного бѳджади): 
«берегитесь того, чтобы вам венисы за лал не продали, а вениса камень красен, а цвет жидок у него». 

***) В Керченских п Екатерпнославекпх курганах известны целые уборы с альмандином. 

****) Характерное замечание о гранатах встречаем мы в минералогии Ловецкого (1832): 
«отечество гранатов есть весь земной шар». 

*****) В пределах самой России пироп неизвестен. 



Аюпеус [7] писал: «в древние времена их копали и крестьяне продавали их 
любителям за сходную цену: сии их шлифуют и носят в перстнях>. Более точ- 
ные сведения мы получили от С е в е р г и н а, который описывает, на основании 
своих наблюдений 1805 года, вишневый гранат в ІѴ 2 верстах от Кидельской 
церкви (в левую сторону), в 46 верстах от Сердоболя: ' 

■г: особенно же внимания заслуживают Кидельские венисы, называемые на 
месте Кидель-Еивы, также Еидедьским рубином, н находящиеся близ д. Кидель 
за Шуйдамским погостом, при северном конце Ладожского озера. Целые горы 
талькового сланца пм преисполнены и даже на поверхности их, по снятии мха, 
видны гранаты, торчащие подобно гвоздевым шляпкам. Величина, кристаллов в обык- 
новенный орех». Академик Озерецковский в своем «Путешествии по озерам 
Ладожскому и Онежескому» говорит, что малые ребята собирают их на поле, когда 
крестьяне пашут землю и сохою вырывают их наружу, но гнездо их находится в 
тальковом камне, который начинается от селения не более, как на версту. «В 
разных местах, говорит он, видны наружи небольшие гранаты, сидящие в камнях, 
и добывать их нет никакой трудности, потому что камень не крепок и от молотка 
тотчас растрескивается. Наружные гранаты в камне по большей части мелки и с 
трещинами, но внутри попадаются осколки' нарочито крупные, цельные, прият- 
ного светло-вишневого цвета, которые можно употребѵіяті. на поделки». В Сердоболе 
Озерецковский видел перстень, сделанный из местного граната, в котором 
темнокрасный цвет столь был чист, что камень казался почти прозрачным [3]. 
О возможности пустить этот камень в огранку писал и Соболевский: «аль- 
мандин бывает приятного синевато-малинового цвета и по своей прозрачности может 
принять грань» [9]. 

Очень богат альмандином и Кольский полуостров, особенно в районе Колы и 
Мурманска. Летом 1920 года мною были найдены в каменоломнях око.іо самого- 
Мурманска весьма красивые, чистые, хотя и светлые альмандины в гнейсе. 

Для черных траурных вещей мог бы найти применение черный меланит из 
некоторых рудников Питкаранты. 

ЮгРоссии. 

Указания на гранаты в южной кристаллической полосе и в частности в Во- 
лынской губернии делались неоднократно, причем нередко по неведению с наход- 
ками граната связывались преувеличенные надежды на нахождение дорогих дра- 
гоценных камней *). Особенно богаты гранатами граниты по р. Тетереву, в частности 
на правом берегу его, ниже Житомира, на так называемом Кривом Броде, а также 
у мест. Чуднова, по р. Еорчике и у Козелков. Нередко кристаллы этой местности 


*) Как пример таких преувеличенных надежд можно привести целое дело из архива Горного 
Департамента за 978—1832 года, когда иомещик Херсонской губ. Диков нашел и ирепроводил 
начальству несколько галек граната, собственноручно ограненного на придуманном им приборе. 





- 113 — 


отличаются прозрачностью и нежностью вишневого тона и в этих случаях годны 
для огранки. 


Урал. 

Из многочисленных Уральских месторождений красных и бурокрасных гра- 
натов приходится выделить только два *): 

В южной части асбестовой полосы на С. от ст. Баженовой на Среднем Урале 
одно время попадались в большом количестве светлорозовые кристаллы, близкие 
к гессониту или спессартину. Несмотря на трегциноватость, удавалось в Екате- 
ринбурге получать из них очень красивые розовато-желтые камни. Точные усло- 
вия нахождения их мне неизвестны. 

Второе месторождение— это красно-бурые гранаты (гессониты) Ахматовских 
копей в Назямских горах на Южном Урале, откуда всем известны великолепные 
щетки блестящих кристаллов с диопсидом, везувианом, клинохлором и другими 
минералами. В 1810 годах их разрабатывал «гиттеяфервальтер> Мор, а позднее 
Б а р б о т-д е-М а р н и, которым были открыты великолепные штуфы этого мине- 
рала, но преимущественно ценные для минералогических коллекций. В огранку 
камень шел очень мало, и мне неизвестны его' технические и художественные 
свойства в ювелирных изделиях. 

Галька альмандина и гессонита нередко встречается в россыпях Урала и 
обычно, в случае буроватокрасных тонов, шла в огранку у кустарей под именем 
гиацинта. Такие камни мне приходилось видеть из россыпей Санарки на Южном 
Урале, и с р. Положихи и Корнилова Лога — на Среднем. 

Восточная Сибирь. 

Здесь приходится говорить о гроссуляре и альмандине. Гроссуляр, открытый 
Лаксманом в 1790 г., — известково-глиноземистая разность граната, названная 
так по своей окраске, имитирующей цвет крыжовника; встречается у устья реки 
Ахтарагды (прит. Вилюя), совместно с вилуитом и ахтарагдитом. Кристаллы 
гроссуляра, во множестве рассеянные среди породы и доходящие иногда до 9 сайт, 
длины, отличаются порой высокой прозрачностью, позволяя в некоторых, правда 
редких, случаях гранить его. Интересно отметить, что он иногда использовался в 
качестве украшений местным якутским населением [6]. 

Альмандин в коренном месторождении известен в нескольких пунктах Олек- 
минской горной страны, а также попадается в многочисленных золотых россыпях 
Олекмо-Витнмской системы в форме прозрачных окатанных кристаллов и галек, 
иногда заслуживающих внимания с практической точки зрения. О них говорил 

*) Известные аіьмандины г. Таганая на Южпом Урале и красные гранаты (частью слессартины) 
пегматитовых жил Мурзинского района никакого практического значения иметь не могут. Б 1831 г. 
Оыла сделапа на Екат, гр. фабрике неудачная попытка гранить гранаты Златоустовского округа. 


еще Зіобин, отмечая их значительную величину до 1 дюйма, а также Щукин, 
которому тунгусы приносилп куски породы с ставролитами и трещиноватыми 
гранатами. К этому же району относятся указания Пыляева на хорошие 

альмандины по р. Маме. 

Дз других весьма многочисленных указаний на гранаты Восточной Сибири 
отметим еще два следующих: Пыл я ев говорит о годных для огранки альмандинах 
превосходного малинового цвета близ Кяхты, где они якобы встречаются вместе 
с КРУПНЫМИ криста.мами полевого шпата. Указание это, согласно собранным 
мною в Кяхте сведениям, неправильно. Второе указание касается довольно 
красивых бурокрасных пиропов из изверженных пород района Урги и Внешней 
Монголии. Об этом месторождении, лежащем вне пределов России, см. в томе 
втором, при описании камней Монголии ). 

Гораздо важнее значение русского граната, как шлифовального магпериала. 
В этом отношении нам приходится считаться о весьма крупными месторождениями, 
заслуживающими полного внимания с практической точки зрения. Насколько мне 
известно до сих пор не было сделано попыток добывать гранатовый песок в Рос- 
сии в большом количестве, за исключением кустарной промывки для этой цели 
наносов р. Ая, сделанных в 1913-1915 годах Я. И. Фи лот ее м для нужд 
мраморной мастерской в д. Медведевке на Южном Урале. Однако, не только наши 
россыпи заслуживают внимания в этом направлении; по аналогии с некоторыми 
месторождениями Северной Америки при правильной и широкой технической поста- 
новке некоторые коренные породы, как например г. Таганая, могли-оы быть, веро- 
ятно с пользой эксплоатируемы и дать высоко-ценный шлифовальный материал 
для нужд камнерезной и камнеобделывающей промышленности [10]. 

Из особенно обогащенных альмандином песков приходится отметить пески, состо- 
ящие почти исключительно из титаномагнетита и граната на пооережье Белого Моря, 
особенно между дер. Солоцкою и Ненокоцкою. Реже такие-же пески отмечаются 
на берегах Ладожского озера. Богатство гранатом шлихов и песков Урала изве- 
стно уже давно, но особенное внимание следует обратить на россыпи Сойманов- 
ской долины в Кыштымском Горном Округе и на россыпи Невьянского округа. 
Весьма возможно, что при правильном ведении добычи россыпного золота эфеля 
могли-бы идти для отделения магнетита и граната. На это следует о ратить 
внимание не только на Урале, но во всех россыпях Сибири, где иногда отмечается 
в шлихе несомненное обилие альмандина (напр. по р. нту в нисе ско іа ге). 
Из Сибирских месторождений совершенно исключительного внимания заслуживает 
альмандиновый песок, покрывающий в большом количестве берега о-ва Ольхона 
на Байкале, а также устья р. Слюдянки (Ю.-Восточное побережье Байкала) [4]. 


») Для Туркестана А. Карпинсвай отмечал прозрачный густооврашенный альмандин 
Гиссарского хребта [11]. ^ 


Из коренных месторождений приходится говорить отчасти о весьма бога- 
тых гранатом гранитных породах Волынской губернии в районе р. Тетерева, но 
главным образом, конечно, о хребтах Южного Урала, с их совершенно исклю- 
чительными богатствами трещиноватым и негодным в огранку гранатом: не 
только Таганай с темнобурыми и светломалиновыми разностями, но и Косотур и 
Уреньга, в ближайших окрестностях Златоуста, а также и Юрма. Отдельные вы- 
ходы слюдяного сланца настолько богаты крупными кристаллами граната, что 
вполне могли-бы конкуррировать с теми американскими месторождениями, которые 
последнее время разрабатывались для этих целей. 

ЛИТЕРАТУРА (главнейшая). 

1. Д. Планер. Топогр. минер. России. 1868, рукопись (сводка). 

2. Лисенко. Горн. журн. 1835, III, 429. (Урал). 

3. Озерецковский. Путеш. по озерам Ладожскому и Онежскому. 1812. 110. 

4. И. Багашев. Виііеі;. 8ос. КаШгаІ. Мозсои. 1902 № 3. (Байкал). 

5. N. КокзсЬаготѵ. Маіѳгіаі. Міпегаі. Кпззіапсіз 1858. III, 1. (сводка). 

6. П. Д р а в ѳ р т. «Сибирская Жизнь». 1910. № 77. (Воет. Сибирь). 

7. С. А л о п е у с. Краткое описание мраморных и друг, каменных ломок Росс. Карелии. 
СПБ. 1787. стр. 76. 

8. О. Козе. Кеізе п. 4. ІІгаІ. 1842. II. 487. (Урал). 

9. В. Соболевский. Геогностаческоѳ обозрение Финляндии и мраморных домок- 
СПБ. 1839. 111. 

10. В. В. Аршинов. Полировальные материалы. Рудный Вестник. 1917. 119 (со списком 
литературы). 

11. А. Карпинский. Зап. Мин. Обш;. 1900. XXXVIII, стр. прот. 21. (Гпссарский хребет), 


Впервые в 1833 г. Г. Разумовский, большой любитель и знаток дра- 
гоценных камней, обратил внимание на возможность использования для огранки 
очень красивого только что открытого минерала — уваровята — хромового граната*). 
Хотя величина его кристаллов не превышает 2 — 3 м.м., а трепщноватость не 
дает ему полной прозрачности, тем не менее он несомненно имеет все шансы 
сделаться ценным ограночным материалом, если только будут открыты более 
богатые месторождения. Однако, до настоящего времени мне известно лишь несколько 
отдельных попыток гранить маленькие додекаэдры этого красивого камня. 

Первое и самое богатое месторождение — Сарановскии рудник — связано с хро- 
мистыми железняками и лежит в 12 в. на С. от Биссерского завода и в 6 вер. 
на запад от станции Биссер Горнозаводской ж. д., на самой границе Биссерской 
дачи бывш. Шуваловых и Пашийской дачи Голициных, так что разные части 
одной и той-же выработки принадлежали разным дачам. Уваровит в виде неболь- 
ших кристаллов покрывает трещины хромистого железняка, но кристаллики свыше 
1 м.м. составляют редкость. Несмотря на энергичную работу Сарановского место- 
рождения по добыче хромита, количество находимого уваровита остается ничтож- 
ным и идет главным образом в минералогические коллекции. 

Второе месторождение, открытое в 1904 г., находится , близ Билимбаевского , 
завода на Среднем Урале, хотя и напоминает Биссерское, все-же отличается 
от него величиной и чистотой густозеленых кристаллов, заставляющих благодаря 
прозрачности очень высоко ценить их для рынка. К сожалению, до сих пор : 
количество найденных кристаллов было ничтожно и шло в минералогические ■ 
собрания. ? 

Наконец, известен еще целый ряд других месторождений уваровита в мел- ^ 
ких кристалликах или даже в кристаллических пленках, но они никакого практиче- ' 
ского значения иметь не могут. І 

Было-бы все-же неправильным не обращать внимания на этот минерал, 
в огранке представляющий первоклассный камень, способный конкуррпровать р луч- | 
іпими изумрудами. 


Разумовской, Техннч. распред, драгоценных камней. СПБ. 1833. (изві, нз Г а ю 
114—116. В. Воробьев. Зап. Мин. Общ. 1905. ХЫІ, прот. 53 (Билішб. Алапаевск.). 






Демантоид. 

Демантоид, по справедливости, должен считаться исключительно русским камнем 
и, хотя на русском и мировом рынке изделия из него ошибочно относят к хри- 
золиту, однако, с ювелирной точки зрения он должен рассматриваться как 
совершенно самостоятельный драгоценный камень с специфическими особенностями. 
Под именем хризолита известен он и в нашей ограночной промышленности, и этот 
неправильный термин настолько укоренился у уральских кустарей и ювелиров, что 
сейчас совершенно невозможно искоренить эту ошибку обозначения. 

Демантоид характеризуется золотистым, желтозеленым цветом, переходящим 
или в бурый или в ярко-зеленый. В некоюрых случаях он приобретает тон изум- 
I руда, но чаще отличается приятным золотисто-зеленым цветом, полной прозрач- 
I ностью, большой игрой и блеском на плоскостях огранки особенно при искусст- 
: венном освещении. Это несомненно первоклассный драгоценный камень, отрица- 
1 тельными сторонами которого является некоторая мягкость и хрупкость, не дающая 
I ему прочности при носке, и главным образом незначительная величина кристаллов 
I и зерен, заставляющая ограничиваться лишь камнями не свыше двух каратов, 
і годными для колец и мелких ювелирных украшений. Некоторой помехой при 
I огранке является раковистый излом и встречающиеся в Сысертском месторождении 
‘ включения волоконец асбеста *). 

Первое время после открытия этого камня у Полдневой на Урале, он не 
; входил в моду и не получал широкого распространения; так в 70 годах партия 
! самых лучших зеленых, крупных и мелких демантоидов в 300 — 400 каратов, 

; в сыром виде, продавалась всего только за 5 — 10 рублей. Цена эта держалась, 
до 1887 года, но после Парижской выставки в 1899 году спрос на демантоиды 
: -сильно возрос, в соответствии с чем поднялись и цены до 12— 15 руб. за карат, 
т. е., если в 80 годах за 300 — 400 каратов можно было уплатить 8 — 10 руб., 
то в 90 годах нужно было уплатить 4 — 5 тысяч рублей. Главными потребите- 
лями на все лучшие сорта (темно-зеленые) были: Париж, Лондон и Америка . По 


♦) Лучшие граненные камни из Полдневой мне известны в частном собрании Л. П. Про- 
хоровой в Москве. В 1891 году приезжавший из Америки знаменитый знаток драгоценных вам- 
яей К у и ц скупил все имевшиеся на рынке демантоиды за 50 тыс. руб., хотя имел поручение 
купить на большую сумму. 


приблизительным данным, з год продавалось демантоидов на 300.000 рублей, 
причем цена граненного камня за один карат хорошего сорта в 1910 году определя- 
лась в 40 рублей, лучших сортов — до 70 руб., а дешевых — около 5 р. 

Рынок настолько увеличился, что вскоре явилась потребность в расширении 
Полдневских добыч и началось использование демантоида п из второго, самого 
старого месторождения— Нижне-Тагильского, хотя было известно, что из россыпей 
этого округа камни несколько уступали Полдневским по тону и блеску. 

Значите.іьный спрос на демантоид, далеко неудовлетворявший многочисленные 
запрось^ заграницы, побудил заводоуправления, как Сысертское, так и Тагильское 
добывать эти минералы хозяйственным способом, но в скором времени заводским 
управлениям пришлось отказаться от этого предприятия, потому что на их долю 
доставались камни более ниских сортов, а лучшие попадали в чужие руки; 
в виду этого добыча передана была частным предпринимателям, извлекшим из 
этого дела большие вьшоды. 

Кустарная добыча демантоида не прекращалась и в последние годы тяже- 
лого кризиса камнедобывающей промышленности Урала, и можно с уверенностью 
сказать, что в годы перед войной демантоид и изумруд были главнейшими кам- 
нями Екатеринбургского гранильного рынка. 

Несомненно также и то, что будущее этого камня очень велико, так как 
Восток, столь ценящий зеленый драгоценный камень, является огромным рынком 
для него, и только отсутствием правильных торговых сношений о рынками Китая, 
Бирмы и Индии можно объяснить очень слабое распространение этого камня 
в ювелирных мастерских Востока. 

Интересно отметить, что, повидимому, этот камень был известен еще в древ- 
ности, на что указывает находка Г е м а х е р а, нашедшего демантоид при раскоп- 
ках Экбатаны (совр. Хамадана) совместно с золотом; Вероятно, уже издавна цветной 
камень Урала через Решт проникал в область современной Персии *). 

Как выше указано, на Урале приходится иметь дело с двумя главнейшими 
месторождениями демантоида, приуроченными к центральной полосе оливино-змее- 
виковых и пироксеновых пород Уральского хребта. Оба они имеют большое ком- 
мерческое значение, причем в Тагильском округе мы имеем дело лишь со вторич- 
ным месторождением в платиновых россыпях, а в Сысертском — сначала были 
открыты только россыпи, а позднее и коренное месторождение. Е сожалению, и 
то и другое место геологически и минералогически почти не изучены, а между 
тем практическое значение этого камня настолько велико, а условия происхождения 
настолько интересны и своеобразны, что демантоид заслуживал бы детального 
монографического обследования. 


*) Может быть о демантопде говорил Плиний, отмечая особые свойства «скифского 
смарагда». 



Месторождения СысертскоТо округа 

Демантонд открыт был здесь в золотоносных россыпях в 1874 1875 году 

и связан был с золотыми приисками по реке Бобровке (притоку Чусовой) в Хри- 
золитном логу, в кварт. 126, в 10 верст, на Ю.-З. от станции Полдневой, кресть- 
янами этой деревни он был открыт и ими разрабатывался, начиная с 1874 года 
кустарно до 1895 года, когда один из мастеров гранильного дела в Екатерин- 
бурге получил все россыпи в аренду, уплачивая заводоуправлению 2 руб. 50 к. 
за золотник хризолита. 

Недалеко от россыпей открыто было вскоре коренное месторождение; здесь деман^; 
тоид встречается вместе с деревянистым асбестом (метакситом) в трещинах серо- 
вато-зеленого змеевика, а также на крупно-зернистой диаллаговой породе. В 
первом случае он образует большие желваки, величиной до 6 сантим., окутанные 
пленками змеевикового асбеста и прорезанные неправильными трещинами, запол- 
ненными тем же веществом; во втором случае демантоид образует хорошо обра- 
зованные кристаллы, реже округлые зерна неправильной формы и сопровождается 
кристаллами и зернами магнетита н хромита. Цвет демантоида этого месторож- 
дения очень разнообразен — от светлозеленого до густых тонов изумрудного или 
грязнозеленого с бурым оттенком. 

Повидимому, мы здесь имеем дело с целым рядом месторождений, так как в 
нескольких верстах на юг от верховий Бобровки, уже в пределах Верхне-Уфа- 
лейской дачи, по реке М. Еаркадину, тоже изредка встречаются в россыпях 
зерна демантоида. 

Месторождения Нижне-Тагильского округа. 

Здесь в платиновых россыпях Норденшильдом впервые были открыты 
зеленые зернышки, названнце им демантоидом, и причислявшиеся долгое время 
к оливину. Они образуют отдельные галечки величиной от булавочной головки до 
горошины, сильно блестящие, различных оттенков от желтого и бурого до изу- 
мрудно-зеленого и синевато-зеленого цвета. Часть зерен носит округлый, натечный 
характер, другая представляет ясно образованные кристаллы додекаэдра, реже 
трапецоэдра и других более редких кристаллических форм. , 

Россыпи расположены в верховьях р. Бобровки*) на восток от Черноисточен- 
ского пруда по линии железной дороги, идущей в Висимо-Шайтансбий завод; в 
виду бедности платиной и золотом россыпи по рр. М. и Б. Бобровке работались 
последнее время лишь для добычи « хризолита >. Коренное месторождение камней 
следует искать в Малой Бобровіке, текущей в глубоких и крутых логах; деман- 


*) В литературе отмечается еще ручей Телянский, около дер. Каменные Теляны [15], в золото 
ноевых россыпях. 


тоиды не встречаются в логах, связанных с дунитами, и появляются лишь там, 
где последние сменяются серыми змеевиками и пироксенитами; добывались они в 
шахтах глубиной до 7 арш. Насколько значительна была добыча в некоторые 
годы, видно из того, что по данным записной книги Воробьева, в 1904 г. 
здесь работало более 20 партий, по 10—30 рабочих в каждой. 

- I 


ЛИТЕРАТУРА. 

1. П. Е р ѳ м е е в, Заа. Минер. Общ. 1871, VI. 391 (краткое описание Тагильских кристаллов). 

2. А. Л е ш. Зап. Минер. Общ. 1878 г., XIII, 432 (Сысертск. демантоид). 

3. Ѵ/’аІІег. Апаіуз оі О. Ггаш ІІгаІ. Ѳ-еоІо^. Ебгепіп^. ЕбгЬаікіІ. ЗіоскЬоІш. 1878, IV, 134 
^анализ Сысертского д.). Ср. Т^еИ. і, Кгузі. 1879. Ш. 205. 

4. А. Ь о е 8 с Ь. ІІеЬег Оеш. ѵ. Вуззегіізк. Хенез ІаЬгЬ. I. Міп. 1879. 785. 

5. N. КокзсЬагоѵѵ. Маіегіаі. Міпегаі. Еиззі. 1878. ТШ. 310—320 (сводка). 

Ч. О. V. КаІЬ. Каіигѵѵізз. Зіиііеп. Вопп. 1879. 130. 

7. N. Хогсіепзкіоісі. Хѳиѳз ТаЬгЬ. I. Міпѳг. 1879. 791. (Нижн. Тагил). 

8. П. Еремеев. Зап. Мин. Общ. 1880. XV. 207. (Нижний Тагил). 

9. Николаев. Горн. Журн. 1881. II. 378. (анализ). 

10. А. Леш. Зап. Мин. Общ. 1881. XVI. 299. (Сысертск. мест, геология). 

11. (теЬтасЬег. ОоЫзапй тН Оеш. тот а11. ЕкЬаІапа и. Нашабап. Аппаі. паіпгЬізГ,.. Ноі- 
тизепш. Ѵ7іеп. 1886. 1. 233. 

12. А. Штуке н б ер г. Мат. Геолог. России 1889. XIII. 94, (демантоид Уфалейск. дачи). 

13. О разработке цветных камней в ііоссесс. дачах. сУралэ, 1898, № 418 (эксплоатадия 
Сысертск. дачи). 

14. А. Денисов-Уральский, Каталог выставки 1902 г., 32 (сведения о рывке демант.). 
"^15. В. Воробьев. Зап. Минер. Общ. 1903, ХЬ, 73 (кристаллогр. описание Тагильских дач). 

16. М. 8 е ѳ Ь а с Ь. Сііетізсііѳ и. шіпѳгаіо^. 8іи(ііеп ат Огапа!.. Неіб. 1906. 22—29 (анал., свойства). 

17. Н. Высоцкий. Мѳстор. платины на Урале. Труды Геолог. Комит. 1913, 62 (описание 
добычи Тагильских дач). 

См. также П ы л я ѳ в (стр. 221), М. В а и е г (стр. 451) и Путеводитель по Уралу (1899 г., стр. 141) 




Турмалин (ійерл, рубеллит и др.). 


Турмалин благодаря разнообразию своих оттенков получил очень многочи- 
сленные наименования, особенно его ярко окрашенные разности; однако, наиболее 
распространенное в общежитии название этого минерала — шерл. 

В научной систематике последним именем называют только черные сорта непро- 
зрачного турмалина, но у нас сейчас на Урале и особето в Забайкалье шерлом 
ЕЛИ «ширлом» называют столбчатые кристаллы самых разнообразных минераль- 
ных видов: турмалина, берилла, роговой обманки, эпидота и т, д. 

В старой литературе это название шерла было особенно широко распростра- 
нено: «так называли прежде всякую каменную породу столбчатую, игольчатую, 
либо звездчатую, вдоль струистую, светящуюся», т. е. прозрачную — писал С ев е р- 
гин в 1807 г. Еще интереснее об этом термине говорил в 1801 г. Гаю и: 
«известно, сколь разнообразны те вещества, кои носят название шерла; казалось-бы, 
что ученые условились объединить этим именем все те минералы, которым за- 
труднялись отвести определенное место в систематике». 

Наши розовые турмалины в литературе назывались также рубелли- 
том, дауритом, апиром, сиберитом, красным шерлом, сибирским рубином и т. д. *). 
одно время благодаря обилию камня на Екатеринбургском рынке гранильщики 
прямо называли его «самоцветом». Само название «турмалин» совершенно неиз- 
вестно на Урале ни горщикам, добывающим камень, ни гранильщикам-кустарям; 
черный шерл в районе Мурзпнки часто назьшают «углем». 

Меньше названий имели наши зеленые или бурые сорта, ценившиеся гораздо 
менее, чем красный, о котором в конце ХѴЛІ века говорили: «это самый дорогой 
ка.мень Сибири» (Негтапп, 1793). С практической точки зрения приходится 
говорить только о светлоокрашенных прозрачных турмалинах, так как черные по 
своему распространению вряд-ли заслуживают особого внимания, хотя могли бы 
итти как довольно красивый траурный камень. Мне известны лишь частичные 
попытки огранки черных шерлов, столь обычных в пегматитовых жилах Урала, 
Алтая и Забайкалья. 


*) «Назвапие сиберит и даурит кажутся ыне неприличными, ибо во-первых Сибирь велика, 
а в Даурии сего камня доселе нет:>— так писал Севергин в 1807 г. Красный турмалин в конце 
XVIII века смешивался с красными иглами рутила, но Негщапп настаивал на различии этих 
камней, называя настоящий турмалин— с^ег еідепШсЬѳ 8сЬог1 осіѳг КиЬіпзсЬогЬ. 








■й '■ 


— 122 — 

Что касается до цветного турмалина, то в огранке у русских кустарей и 
ювелиров известно пять сортов камня русского происхождения: 

а) Сплошной, зеленый, главным образом из Липовскііх копей, бледного 
тона, однако, гораздо «жизненнее»- и о большим блеском, чем мертвые стеклянные 
камни Бразилии; его гранилось одно время (1900—1904) на Урале довольно 
много, иногда в качестве подделки светлого изумруда. На Урал в меньшей сте- 
пени проникал светло-зеленый, неоднородно окрашенный минерал из дер. Саватеевой 
в Забайкалье. 

б) Розовый и красный турмалпн. Ерасный турмалин Сарапулки 
и Липовки очень редок, камни его лишь изредка попадали на рынок. Зато светло- 
розовый очень широко гранился после 1900 г., как в Екатеринбурге, поступая 
из Липовки, так и в Чите, куда свозился бледно-розовый материал из дер. Сар- 
теевой. 

в) Полихромный, красивый, зе.іено-розовый турмалин бледных тонов, 
иногда гранился в виде удлиненных камней с разноцветными концами. Для этп:^ 
дешевых камней шел преимущественно материал Липовских копей, в меньшей 
степени Саватеевский. 

г) Бурый, буро-зеленый, темный сине-зеленый— шли в огранку 

лишь случайно и крайне редко, да и поступало их из месторождений очень мало. 
Шайтанка последние 75 лет ничего не давала, а по р. Кривой около Мурзинки 
камни попадались слишком темного цвета и не часто. ' 

д) Иризируіощпй зеленый турмалин исключительной красоты 
получался при правильной огранке кабошоном некоторых камней дер. Сава- 
теевой. Красивое буро-зеленое волокнистое строение их обусловливало красивый 
отблеск перпендикулярно к длинной оси кристаллов. Гранились они некоторымп 
ювелирами в Чите. 

Вобщем для турмалина приходится говорить о нижеследующих практически 
интересных месторождениях в России *): 

1. Район дер. Мурзинки (р. Кривая, Мокруша) — сине-зеленый, темный. 

2. Дер. Сарапулка в Мурзинском районе на Среднем Урале — вишнево-крас- 
ный, с фиолетовым оттенком. 

3. Копи с. Липовского на Среднем Урале — полихромный и вишневокрасный. 

4. Копи Шайтанки на Среднем Урале —красный, розовый, весьма часто 
желтый, темно-бурый, буро-зеленый. 

5. Верховье Ляйляка в Алайском хребте в Туркестане — светлый, поли- 
хромный зеленый. 


*) Вряд-лц заслуживают внимания другие месторождения светлоокрашенных турмалинов на 
Урале—зеленых хромовых в районе Пышмы (Березовска), зеленовато-синих шерлов в корундовых 
месторождениях Нижнеисетскои и Сысертской дач, редких и небольших по величине розовых, 
бурых и винножелтых турмалинов Сысертской дачи (Штукенберг. Изв. Геол. Ком. 1894 г. 
ХІУ, 55—56), прозрачных зеленых турмалпнов Санарки и др. Небольшие гальки розового 
шерла отмечаются по р. Кунаре ВерхисетскоЗ дачи. 


-Л 4 




6. Еопп по р. Ургучан, у дер. Саватеевой в Забайкалье —полпхрозшый,. 
зеленый, розовый. 

7. Другие копи Борщовочного хребта и Юго-Восточной части Забайка.ііья — 
свет.!іый, зеленый, розовый, полихромный. 

Несомненно, что наибольшую славу, п притом славу мировую, заслужили 
шерлы Среднего Урала, и по красоте и по глубине пх вишнево-красного тона с ними 
не может сравниться ни одно месторождение в мире. Прав был Д. Соколов, 
когда он писал в 1825 г.: «малиновый шерл по своему приятному синевато-крас- 
ному цвету, по своей твердости и сильному блеску, может стать наравне с перво- 
классныіш дорогими камнями; а его великая редкость в природе приобрела еш,е 
то уважение, по которому он ценится дороже многих из нпх. Цена малинового 
шерла еще более возвышается от того, что он весьма редко бывает без трещин 
и ровного цвета. Долго Россия была единственной страной, в которой находился 
малиновый шерл, да и поныне, когда сие ископаемое открыто также и в Америке, 
она может хва-іиться по крайней мере тем, что в ней оно найдено первоначально 
и в ней только попадается в таком количестве и таких качеств, что моясет быть 
употреблено на украшения.» Эти слова сохраняют свою справед-чивость и ныне. 
Днем при солнце в ограненном виде Сарапульский камень производит спльное 
впечатление, но достаточно зажечь спичку или электрическую лампу, чтобы камень 
потерял всю свою живость и блеск. Это один из главнейших недостатков крас- 
ного турмалина, не позволяющий ему занять на рынке очень высокое место. 

Партии турмалина попадали на рынок лишь спорадически и в последнее 
время стали подмениваться привозным материалом (преимупщственно зеленым) из 
Бразилии (через Оберштейн-Идар)*). Особенно много удивительного материала 
принес конец ХѴПІ и начало XIX века, когда копи Сарапулки и отчасти Шайтанкм 
давали материал, весьма ценный. В 1849 г. превосходный материал, но не огра- 
ночного характера, был найден близ Сарапулки. Потом добыча камня стала падать 
и лишь вновь с 1900 г. оживилась, с одной стороны, благодаря открытию копей 
у с. Липовского, с другой— благодаря возобновлению эксплоатации копей в Забай- 
калье у дер. Саватеевой читинскими ювелирами. Однако, это время продолжалось 
недолго и последние 10 лет добыча турмалинов совершенно па.іа. Во всяком 
случае хронология открытия отдельных месторождений окрашенных турмалинов 
следующая: 1787 Сарапулка, 1810 — 1815 Шайтанка-копи Мора, 1830 Забай- 
калье, 1840 — 1850 Борщовочный, 1899 — 1900 о. Липовское, 1906 — 1910 
Саватеево. 

Правда, что история русских турмалинов начинается еще раньше; так 
в 1668 г. Дмитрий Туманов говорил о красном шерле (?) и аметисте по 
р. Нейве у Мариинского острога, однако, точные исторические сведения относятся 


*) В деревне Шайтанке один крестьянин предлагал мне в 1912 году кристалл зеленого бра* 
зильского турмалина, энергично выдавая его за Липовский кристалл. 



лишь к 1787 — 1789 г. По одной версии, красныД шерл у Сарапулки открыл 
Христ. Иосса в 1787 г., но Герман приписывает открытие камня одному 
крестьянину этой деревни, который в 1789 г. продал свою находку продавцу 
камнями, от которого они попали к графу Головкину. Начиная с 1815 г. 
мы имеем сведения о работах на копях у Шайтанки, получивших название 
.Моровских от исследовавшего их австрийского ученого, приглашенного на Екатерин- 
бургскую гранильную фабрику, Мора, и только самые последние годы XIX столетия 
подарили нас Линовкой. Менее ясно для меня открытие полихроиного турмалина 
в Забайкалье, и я не могу точно проследить, к каким годам относится начало 
их эксплоатацйи, вероятно, только к концу тридцатых п сороковым годам 
прошлого столетия. Во всяком случае, повидимому, в конце ХТШ века они еще 
не были известны. Этими датами в общих чертах и определяются главные пе- 
риоды добычи камня в России. 

Что касается до цен на наши камни, то о них говорить очень трудно. 
В Западной Европе рыночная цена турмалина была очень невысокой, и они нередко 
покупались не на караты, а на фунты по 100 — 1.300 р. за фунт (красного 
камня); несколько иначе обстояло дело в России, так как Сарапулский 
рубеллит не имеет себе соперников и не может по цене сравниваться с камнями 
Раіа или Маіпѳ в Сев. Америке. Наши цены сильно варьируют в зависимости от 
чистоты и густоты камня, но в общем в 1895 — 1900 г. г., до открытия Ли- 
псвки, за вставку из Сарапулского камня в 5 — 6 кар. платили 100 — 150 руб., 
а зеленый турмалин шел по 3 — 4 руб. за карат. Большая находка Липовских 
копей одно время вызвала некоторое падение цен, и в период огромной спекуляции 
цены были на них грошевые, но уже в 1904 г- цены стали расти, и к последним 
годам перед войной хороший небольшой красный кристалл с головкою нельзя 
было иметь меньше чем за 25 — 50 руб. 

Столь-же высоки были цены на этот камень и в старое время, в тот период 
последних десятилетий ХТШ века, когда Сибирский рубеллит являлся одним из 
наиболее ценившихся на западе камней. По тогдашним временам за него платили 
бешенные деньги: Герман пишет в 1791 году, что за сросток кристал.дов вели- 
чиной в ІѴг дюйма платили в Москве 200 — 300 рублей. 

Шерлы Урала шли не только на вставки и в кольца, малиновый шерл вместе 
с орлецом гранился в форме ягод малины и особенно княженики для пресспашье. 
Одно время из темно-бурого турмалина готовили пластинки для поляризационных 
приборов. Полихромные камни из нескольких резко очерченных слоев могли-бы 
идти для приготовления нежных камей, и еще в 1833 г. Разумовский обра- 
щал внимание художников на возможность употреблять вместо оникса зонарпо 
окрашенный шерл *). 

*) Любопытно отметить для уральских турмалинов способность при расколе разламываться по 
сферическим поверхностям, благодаря чему из кристалла турмалина иногда удается выбить блестящий 
шарик довольно правильной формы. 



— 125 — 


1. Район Мурзинки. 

Северная часть Мурзинских копей в общем характеризуется черными кри- 
сталлами турмалина, хотя изредка в ее копях попадаются и очень красивые и 
прозрачные кристаллы темнозеленого или зеленоватосинего цвета. Особенно известны 
этими шерлами копи по р. Кривой, немного выше Мурзинки, на левом берегу 
Нейвы. Здесь в восьмидесятых и девяностых годах во время больших работ 
С. Овчинникова попадался очень красивый дымчатосиний или дымчато- 
фиолетовый прозрачный шерл с превосходным плеохроизмом. Вставки, вырезанные 
перпендикулярно к вертикальной оси, обладали красивым синестальным тоном, а 
вдоль по плоскости просвечивали фиолетовым цветом. Очень интересны камни 
добытые в 90-ых годах на Кривой, тем же Овчинниковым; они были дымчато- 
зеленого, дымчатоаметистового и дымчаторозового цвета, причем к одному концу 
совершенно переходили в черный, тогда как другой был окрашен в нежеорозовый. 
Большого значения эти камни на рынке иметь не могли, но они тем не менее 
очень характерны для всего северного района и достигали изредка нескольких 
сантиметров в длину. 

2. Шайтанка. 

Обычно к Шайтанке в старых описаниях относят большинство светлоокра- 
шенных кристаллов, а именно; карминовокрасные, розовые, красноватофиолетовые,^ 
синеватофиолетовые, оливковозеленые, светлокоричневые и черные. Сюда же в старой 
литературе относят и оолихромные вристаллы, противополагая их малиновокрасным, 
более или менее однородно окрашенным кристаллам Сарапулки. Действительно до 
1900 года нижеописываемые богатейшие копа Липовки были совершенно не- 
известны, и главный камень цветного турмалина шел из копей, расположенных 
в 6 — 8 в. ва юго-запад от дер. Шайтавки, недалеко от берега р. Режа. Эти 
знаменитые копи Мора заложены были в граните, богатом письменной разностью 
и проходящем в сильно разрушенном оталькованно» змеевике. Они были известны 
Шайтанским крестьянам еще до 1815 года, но точная разведка их была произве- 
дена лишь в этом году маркшейдером Моро м; работа велась с перерывами до 
1820 года и дала огромное количество великолепного материала разных оттенков. 
Турмалин бш встречен здесь в письменном граните вместе с листами белой слюды 
фиолетового оттенка, листоватого, гребенчатого зеленоватого а^шбита, зеленоватого 
кварца, редкого воробьевита и граната. Значительная часть кристаллов находдлась 
прямо в глине, заполнявшей пустоты в пегматите. Кристаллы турмалина достигали 
5 и более дюймов длины, иногда же встречались в виде волосков, переплетенных 
подобно сети, нередко имея шестоватое, но не радиальнолучистое строение. «Иногда 
половину одного и того же кристалла составляет малиновый шерл, а другую — 
черный. Либо малиновый бывает таким же образом соединен с зеленым, либо 
сипим, и тогда производят весьма красивые дифроиты (двухцветные камни)» писал 
Соколов в 1825 году. Особенно интересны враснобурые кристаллы, верхние 
концы которых окрашены в аинножелтый цвет (каринтийских турмалинов), ниж- 


вяе же в краснобурый или коричневый. И^едва еще присоединяется к ним на 
нижнем конце тонкий слой розового цвета. Такая же неоднородность окраски типична 
и для красных кристаллов, в которых густьш тоном окрашены наружные части, 
тогда как середина кристалм или бесцветна или окрашена в слабврозовый цвет. 

Прозрачность кристаллов сильно варьирует от совершенно прозратаых до 
просвѳчиваюпціх. 

Несомненно, наблюдается связь между цветом и кристаллической формойі; 
так, по указаниям Ауэрбаха, зеленью кристаллы обычно ограничены базопи- 
накоидом, красные имеют короткостолбчатый вид и сесут на себе грани основного 
ромбоэдра, тогда как черные шерлы более вытянуты с пресбладанием призм пер- 
вого рода. 

Любопытно указание А. В. Николаева на нахождение розовых турма- 
линов, весьма сходных с Липовскими, в 56 или 57 кварталах Монетной Дачи 
(Мостовского участка). Образцы минерала он видел в штуфах полевого шпата. 
Месторождение весьма вероятно и заслуживает поверки, так как явилось бы про- 
должением на юг Моровскігх копей. 

3. Дер. Сарапулка. 

Светлорозовые до карминокрасного цвета турмалины этого месторождения 
заслужили шровую славу, как по глубине и однородности тона, так и по величине 
довольно чистых кристаллов (до 1 дюйма длиной). 

Для кристаллов этого знаменитого месторождения характерно присутствие 
кроме одного ромбоэдра еще другого, более острого, и частое весьма сильное раз- 
витие базопинакоида. Знамениты для Сарапулки радиально-лучистые розовые сростки 
большой красоты, причем концы кристаллов образуют как бы шаровую поверхность. 
Такие сростки очень редки и практического значения не имеют (см. Музей 
Горного Института, Московский Университет и частное собрание Е. Толсто- 
пятовой в Петрограде). В былые годы их ценили исключительно высоко, и 
«отсеки» шаров до 4 дюйм, стоили в 1825 г. не менее 5 тыс. руб. 

Цвет кристаллов дер. Сарапулки красный от светло-розового до карминово- 
красного, причем окрашивание обычно весьма равномерно и только изредка встре- 
чаются куски, содержащие в себе фиолетовые «зерна». По предположению Г. Розе 
в этих же копях встречались и темносиние камни. Камни попадались большой 
красоты, но в малых количествах и еще в 1825 г. Соколов с огорчением 
отмечал бедность этого месторождения и плохое его обследование: «из него было 
добыто весьма мало сего ископаемого: оно долго составляло такой предмет, кото- 
рому любители минералов не могли довольно надивиться». 

Сарапулское месторождение действительно почти не разведано, коренное 
месторождение работалось' очень мало и неудачно; главные камни, особенно 
•с 1810 г. попадались в глинистой дресьве, покрывавшей месторождение, пли же 
в наносах, в рытвинах, вымытых дождем, откуда их извлекали простым перети- 
ранием в руках. Открытие турмалинов произвело целую сенсацию в Е)вропе после 


первой статьи Ыіегтіпа * **) ***) ) в 1790 г. Оно сделано было, іювидимому, совершенно 
случайно крестьянами в 1787—1789 г. г. и сразу же обратило на себя внимание 
Екатеринбургских торговцев камнями. 

Превосходные штуфы этого минерала особенно хороши были в случайной 
находке «в гранитной дресьве» в 1849 году. Прекрасные кристаллы турмалина 
и полевого шпата коллекций Кочубея п Балашева, невидимому, относятся 
к этой добыче, не давшей, однако, ограночного материала п не оправдавшей на- 
дежд начатых казенных работ. 

Ныне это месторождение заброшено и забыто, и в старых завалившихся и 
наросших ямах в лесу, на правом берегу р. Амбарки, трудно сейчас узнать 
некогда знаменитые копи всемирно известного камня. Лишь изредка в старых 
отвалах еще сейчас отыскиваются отдельные камни или < штуфы для коллекций». 

Кристаллы Сарапулского шерла сильно трещиноваты и, потому, образцы, 
совершенно лишенные трещин, почти не встречаются. В огранке камни очень 
хороши, и даже присутствие трещинок по вертикальной осп не очень мешает им, 
так как вызывает иногда довольно красивый иризпрующий отблеск. По густоте 
и мягкости тона камней, ни одно месторождение в мире не может сравняться с 
Парапулским, и в будущем следовало бы обратить внимание на него и подверг- 
нуть более детальной разведке. 

4. Сел. Липовское. 

Вот как описывает в своей зашасной книжке за 1904 г. В. Воробьев 
это знаменитое месторождение: «первые турмалины нашли совершенно случайно 
на пашне (около 1899 — 1900 г.). Весть об этом разнеслась сейчас же по де- 
ревне, и со всех сторон начали собираться крестьяне. Первое время находили 
действительно огромное количество камней, положительно фунтами находили хоро- 
шие кристаллы. Цены им не знали, и первые партии расценивал Зобнин ”), 
который тут и нажил большие деньги. Кроме турмалинов ничего не выбирали. 
Слюда, полевые шпаты, прекрасные очень своеобразные кварцы, напоминающие 
■своим характером гальки (или бериллы с Адуя); этого ничего не бралось. Выби- 
рали только турмалины. Цены в начале были прямо грошевые. Теперь же (1904 г.) 
с каждым годом цены все более и более подымаются, и я вынес впечатление, что 
теперь турмалины ценятся крестьянами (конечно, не всегда) по таким цшам, 
которые нельзя об'яснить даже тем, что он идет в шлифовку. Меня занял, нако- 
нец, вопрос, встречаются ли лучшие кристаллы совершенно свободно лежащими 
в середине жилы в той глинистой беловатой массо, которая заполняет пустоты. 
Оказалось, что очень много кристаллов находятся свободными, но равным образом 
встречаются кристаллы и внутри больших скоплений слюды чудного сиреневого 

*) ЬЬегшіпа. ^ои^па1 йе Гёсоіе ро1уІіѳсЬпіс_[ие. 1790. ТІ. р, 439. 

**) Известный продавец камней в д. Шайтанке, Василий Лёвпч; умер около 1914 года. 

***) Слово «галька» неточно, т^к как кварц в этом месторождении имеет згарактср кристаллов 
с неправильными формами раз‘едания. 



цвета и в той белой породе, которая столь типична для копей». В 1904 г. копь, 
сильно обеднела, а вскоре была совершенно заброшена. 

Такова бесхитростная история открытая турмалинов; в главе о копях 
с. Линовского мною дается более полная геохимическая и минералогическая ха- 
рактеристика этого исключительного по богатству месторождения. 

Кристаллы Лишеских копей, поражают своей чистотой, прозрачностью и 
разнообразием окраски. 

Наиболее типичными цветами в этом месторождении являются: розовый, кар- 
миновокрасный, краснофиолетовый, малиновый, синеватофиолетовый, (наиболее редкий 
тон), оливковозеленый, золотистозеленый, светлокоричневатый, черный, называю- 
щийся по местному «уголь», бесцветный (ахроит). 

Последовательность изменения окраски полихромных кристаллов может быть 
выражена по Воробьеву *) следующим образом (от середины к периферии): 

1) темнобурый, эеленоватожелтай, розовый, зеленоватожелгый; 2) темный зеле- 
новатобурый, светлый, буроватый, розовый; 3) коричневый, розовый, желтый, 
розовый; 4) желтый, розовый, желтый; 5) розовый, зеленый, синий (по 
Драверту). 

Кристаллы турмалина либо одиночны, либо собраны в лучистые или щесто- 
ватые группы, недостигающие, однако, никогда красоты и правильности шарообраз- 
ных сростков дер. Сарапулки. Величина кристаллов была весьма значительной и 
достигала 5 — 6 сант. по длине оси, при 3 — 4 сант. толщины. Кристаллы часто 
двуконечны, но грани их очень несовершенны, по свидетельству Воробьева, 
волн.чсты и дают очень скверные рефлексы при измерении на гониометре. 

«Светлозеленые турмалины с темносиней окраской в горизонтальном поясе 
имеют короткостолбчатый вид и представляют всегда одну комбинацию: основной 
ромбоэдр, тупейший ромбоэдр и базопинакоид. Турмалины с зеленобурой, желто- 
бурой и темнобурой окраской имеют тенденцию к образованию на конце острых 
ромбоэдров с весьма слабо развитым базопинакоидом. Но когда к бурому начинает 
примешиваться розовый цвет, площадь базопинакоида увеличивается и тем больше, 
чем интенсивнее проступает розовая краска; эта зависимость, доходя до извест- 
ного предела, затеи пропадает» (Драверт). 

5. Туркестан. 

Совершенно особняком стоят указания на месторождения Туркестана. Так,. ; 
еще в 1874 г. был доставлен И. Мушкетону кусочек малинового шерла с г. Шейх- ; 
Джейли (Султап-Уиз-Даг). И. Мушкетов не придал никакого значения этому ; 
кусочку, но, когда позднее Барбот-де-Марни в том же горном хребте нашел | 
берилл с альмандином, вспомнил об этом. Однако, ни та, ни другая находка не ! 
повторились, и до сих пор, несмотря на много обстоятельных исследований на 
Султан -Уиз-Даге, они остались совершенной заіадкой. ■ 


*) По образцак нескольких тысяч кристаллов Академического Собрания. 



129 — 


' Иной характер носят указания на Алайский хребет, где в верховьях р. Ляйляк 
в моренах ледника И. А. Преображенский нашел вместе с бериллами, лепи- 
долитом, розовым кварцем и письменным гранитом кристаллы зеленого турмалина, 
частью полихромной окраски, переходящей в бесцветный с одной стороны и в 
черный с другой. Месторождения совершенно не разведаны, но заслуживают пол- 
ного внимания тем более, что тянутся далеко на восток по трудно доступным 
вершинам Алайского хребта (см. берилл стр. 58). 

6. Месторождения Забайкалья. 

В старой литературе обычно описываются пестрые камни турмалина без 
более точного указания местности. При этом отмечается их значительная величина 
(до 12 фун. весом), непрозрачность и строение из параллельных сростков с оконча- 
нием ввпде неровной друзовидной грани ложного базопинакоида. Плоскости ромбоедров 
не отмечаются в литературе, но всегда указывается полихромность с грязнорозовым 
одним — и оливковозеленоватым другим концом камня. 

Ауэрбах в 1868 г. к такому описанию «восточно-сибирских турмалинов» 
присоединяет и список главнейших месторождений; по р. Урульге, в Соктуйском 
кряже, в Адун-Чолонге, близ дер. Завитной и т. д. Действительно, это описание 
довольно точно передает характер главных и типичных камішй Борщовочного кряжа 
и, если к нему присоединить еще яркозеленые турмалины Алтанганского района, 
то этим в общем будет исчерпана характеристика главнейших тинов Забайкаль- 
ских турмалинов. 

Среди отдельных месторождении, в сущности, внимания заслуживает лишь 
знаменитое Ургучанское, на северном склоне Борщовочного кряжа. Очень близки 
к нему и, очевидно, с ним генетически связаны два других бедных и мало- 
важных месторождения, уже лежащих на Ундинских склонах хребта — Лесковское 
и Кибиревское. Кроме них в,Борщовочном хребте мы имеем еще 2 указания 
на месторождения цветных турмалинов, одно на востоке, другое на западе, в 
двух в сущности крайних точках полосы пегматитовых жил с драгоценными камнями: 
одно у нос. Завитинского у слияния Ингоды и Онона, другое по р. Кур-Кура 
между Нерчинском и Сретенском, но но правому берегу Шилки. Оба месторож- 
дения не заслуживают внимания. 

Вне Борщовочного хребта цветной турмалин известен лишь спорадически и 
большого значения, невидимому, не имеет. Правда, в Музее Горного Института 
отмечается огромный штуф до 11 фунтов весом светлого полнхромного турмалина 
из Соктуйского кряжа (на сев.-вост. от Адун-Чолонга), но вряд ли правильно 
указание на этот горный кряж, характеризующийся несколько иным типом пег- 
матитовых образований. По архивным данным этот штуф добыт был Портня- 
гиным 1847 году у дер. Саватеевой, причем ошибочное отнесение образца к 
Соктую могло получиться благодаря тому, что одновременно с разработкой Ургу- 
чанской копи им работалась на тяжеловесы копь на Соктуе. В старой литературе 
отмечается красный турмалин в верховьях Унды, в вершине р. Аленгуя — низких 

285-9 


технических качеств, трещиноватого строения, негодный в огранку. Генетически 
это месторождение, лежащее далеко от Борщовочного хребта, очень интересно, но 
точное место разрабатывавшейся одно время копи мне неизвестно. Титов 
отмечает только черные шерлы у устья Аленгуя, при впадении его слева в Унду, 
но ничего не говорит о красном турмалине. Наконец, третье и последнее место- 
рождение цветного турмалина отмечается очень близко от Цаган-Олуя (Алтан- 
гантского караула) и, повидимому, заслуживает большого внимания. Здесь Титов 
указывает 5 отдельных жил на горе Кадае Второй с совершенно прозрачными 
турмалинами бледноиеленого цвета. По мнению новейших исследователей эти место- 
рождения по чистоте и цвету турмалина заслуживают большого внимания и, 
повидимому, еще не исчерпаны. Насколько богат турмалинами этот район, видно 
из того, что в пятидесятых годах прошлого столетия здесь было найдено богатое 
гнездо турмалинов совершенно случайно на глубине 2 арш. при разрытии бурята- 
ми тарбаганьей норы. 

Совсем иной характер носят месторождения Борщовочного кряжа, где 
полихромный и прозрачный турмалин, как и в других месторождениях, связан 
с литиевой слюдой (лепидолитом), светлыми бериллами и воробьевитами и относится 
к пневматолитической стадии пегматитовых процессов. Для жил цветного турмалина 
в этих случаях типично отсутствие топаза, обилие альбита и слабое развитие 
настоящих пегматитов с еврейским камнем. Вместе с тем для всех Забайкаль- 
ских месторождений с цветным турмалином типична связь с контактами. 

Само известное Ургучанское месторождение лежит по р. Ургучану в 2 в. 
от д. Саватеевой и приблизительно в 6 в. от течения Шилки. На невысойом 
холмике левых склонов реки, на подогом склоне, среди мелкого негустого леса, 
расположена сама копь, давпіая огромное количество красивого, хотя и светло- 
окрашенного камня. Огромные запасы позволяли очень легко разрабатывать жилу 
открытыми работами, отсутствие воды допускало углубление работ, а довольно 
крутой склон не вызывал необходимости в какой-либо откатке пустой породы. 

Работалась эта копь много раз в первой половине XIX века и особенно уси- 
ленно, начиная с конца девяностых годов, когда она эксплоатировалась читинскими 
ювелирами, откупившими право на ея разработку у казаков д. Саватеевой, на 
землях которых она лежит. 

Турмалин здесь обладает очень красивыми, разнообразными тонами, как это видно из описания, 
составленного по Титову: сздѳсь известны в вершине горы: турмалин зеленый, малиновый и 
бледнорозовый, переходящий в соломенножелтый и белый цвет; породою им служат жилы письменного 
гранита, идущие в мелкозернистом граните, со спутниками: раухтопазоы, полевым шпатом, альбитом 
тальком, (? очевидно неверно), лепидолитом, серебристою слюдою и черным шерлом. 

Малиновый шерл встречается: 1) в кристаллах редко прозрачных, переходящих в бурожелтый, 
зеленоватожедтый, бледножелтый цвет и на оконечностях в золотистый прозрачный, и 2) лучистый в 
лепидолите с альбитом, раухтопазом и черным шерлом. 

Светлозеленый турмалин небольшими кристаллами в желтоватой тальковой глине с черным 
шерлом, серебристою слюдою или раухтопазом, редко прозрачен, но болѳѳ просвечивает в краях, 
часто обливает только черный шерл тонкою скорлупою и на оконечностях его кристаллизуется. 
Дымчатозеленый или бурозеленый турмалин отдельными кристаллами или с черным шерлом, в который 



-131 — 


'Оа весьма часто переходит, или с малиновым. В первом случае довольно прозрачен при густоте его 
цвета, во втором совершенно не прозрачен. При этом часто попадаются: черный шерл, переходящий 
в зеленый, малиновый и оканчивающийся желтым, в кварце и других крепких породах, трещиноватый, 
рыхлый и легко разбивающийся; малиновый шерл шестоватого сложения, покрытый альбитом; белый 
турмалин, игольчатыми кристаллами вросший в кварц, встречается редко. Как белый турмалин, так 
и малиновый лучистый высоко ценятся. Иногла стобчатые отдельности альбита, в которых бывает 
заключен малиновый шерл, оказываются совершенно пустыми и только окрашенными его цветом. 

Более чистые и прозрачные отдельные кристаллы турмалинов, как и других цветных камеей, встре- 
чаются преимущественно в гнездах, менее чистые и союзные — в жилах». 

Е этому описанию мало что приходится прибавить, необходимо только до- 
полнить приводимый Титовым список минералов указанием на воробьевит и 
апатит, а также указать на сильную разведенность кристаллов турмалина, при- 
водящую к тому, что в иных образцах альбита остаются лишь отдельные частицы 
этого камня. В общем, как и для других менее важных месторождений Забайкалья, 
приходится отмечать параллельное строение из вытянутых шестоватых индиви- 
дуумов, благодаря чему некоторые образцы в шлифовке приобретают красоту 
иризирующих камней. 

В 1847 году цветная партия Портнягина здесь добыла <штуфы в этом роде 
может быть неслыханные и единственные во всем мире в 8, 10 и 12 ф. весом». 

К сожалению, в последнее время месторождение совершенно зап^^щено: 
неправильное ведение горных работ и нагромождение отвалов стали затруднять 
дальнейшую добычу камня и месторождение перестало эксплоатироваться. Между 
тем такое отношение к богатейшей копи, тронутой лишь в верхних частях, со- 
вершенно неправильно и незаслуженно и требует к себе внимания со стороны' 
заинтересованных кругов. 

Иного мнения, повидимому, приходится быть относительно других районов 
Забайкалья, где в совершенно аналогичных условиях встречается цветной турмалин 
«овместно с лепидолитом. 

Выше по р. Ургучану, в 10 в. от д. Саватеевой, на очень крутом правом 
«клоне боковой пади, впадающей в долину, разрабатывался подземными работами 
розовый и красный турмалин. Несколько верст всего отделяют эту копь от копей 
на южных склонах Борщовочного кряжа, в верховьях р. Кибиревой, впадающей 
в р. Унду. Здесь в Солонечной горе добывался, по преимуществу в россыпях, 
черный, зеленый, розовый и малиновый шерл. Однако, высоких технических ка- 
честв он не обнаруживал. 

Далее на восток, в Борщовочном хребте прозрачный турмалин известен в 
жилах области дер. Лесковой: в Борковской горе отмеча.!іся дымчатый зеленый 
турмалин и особенно на Вороньей горе, где вместе с лепидолитом встречался чер- 
ный шерл, покрытый тонкой корой зеленого турмалина и сильно трещиноватый 
малиновый шерл, лучистого или шестоватого строения в плотном кварце и поле- 
вом шпате. ] 

Самым восточным пунктом являются жиды на правом берегу Шилки по ! 

р. Еур-Кура, между Нерчинском и Сретенском, где отмечался зеленый шерл с | 

9 * '1 




бледно-зеленым аквамарином. С другой стороны самым западным — необходимо* 
признать район р. Завитной. Здесь на левом берегу Онона, недалеко от впадения 
в Ингоду речки Завитной (сел. Завитинское), еще в 1833 году отмечались 
Злобиным пегматитовые жилы с лепидолитом или зеленым и розовым турмалином, 
а в некоторых архивных данных им указывался еще оловянный камень, волчец (?) и 
гранат. Кристаллы турмалина отличались заостренными формами, но вообще были 
плохо образованы, малопрозрачны, сильно трещиноваты и практического значения 
не имели. 


Талона характеристика русского турмалина. Ныне приходится только жалеть об 
этом удивительном камне, составившим славу Сарапулки и Шайтанки своим 
вишневым цветом, и хочется надеяться, что точные разведки и поиски вновь дадут 
русскому и мировому рынку этот каи^ень редкой красоты в лучах солнца. 


Литература (исключительно о сортах, годных для поделочных целей). 

1. В. 8етѵегдіп. Ве 8с1іоег1о. Кота Асіа Асасі. Рѳігороі. 1790, УІ, 240—258 (общая статья 
без указания местор.). 

2. Негтапп. СгеІГз СЬеш. Аппаіеп. 1791. I. 420; 1799. I. 113 (Мурзинский район). 

3. ВіпйЬеіш. СгеІГз СЬеш. Аппаіеп. 1792. II. 317. (опис. внешних свойств турм. Сарапулки). 

4. Раііаз. Кѳиезіѳ Когй. Веііг. I. (Кѳиѳ Г. V) 1793. 276— ЗСЮ (рубеллит). 

*5. Негтапп. СгеІГз СЬеш. Аппаіеп. 1793. I. 351. 

6. Негтапп. Коіісе з. 1. зсЬогІе гои^е йе Загаропізкоі. Коѵа Асіа Асасі. Реігороі. VII. 1793. 
302-312. 

*7. (В. Севѳргин). Новые ежемесячн. сочинения. 1795. УІ. 62. 

8. Н а и у. Міпегаіодіе. Рагіз. 1801. ІУ. 404. 

9. Напу. Мётоігѳ з. 1. Іоигтаііпѳ (іе ЗіЪегіе. Аппаіез (1е Мизеит 6’ Нізіоіге паіигеііе. 
1804. III. 233. 

•10. Фишер. Технологич./Журн. УІ. 439. 

11. Сг. РізсЬег. 8иг Іа сгузіаіі. зіЪегіІѳ. Зап. Общ. Испыт. Прир. Москва. 1806. 253, (тоже 
1811. 215 — Сарану лка). 

12. 8. К. АѴадпег. Коіігеп й. Фѳ Міпѳгаііепзатті. ѵ. СЬгісЫоп. Мо8к\ѵа. 1818 р. 75-85. 
(Описание с чертежами Уральского руб.). 

13. Соколов. Горн. Журн. 1825. VI. 43 — 47 (о нахождении малинового шерла в России). 

14. К и р і Ге г. РгеіззсЬг. ^епаиег Меззип^еп. 8рЬ. 1825. 112 (кристаллогр.) 

15. Злобин. Горн. Журн. 1833. № 3, стр. 334 (с. Завитинское по Ингоде). 

16. И р м а н. О месторожд. цветных камней в Мурз. Слободе. Горн. Журн. 1836. 1. 230—233. 

17. А. Ьеѵу. Незсгірі сі’ипе соИесііоп. Ьоп(і. 1837. II, 158—171 (крист, опис. Сарапулки и 
Шайтанки). 

18. Г. Щур о вс к ИЙ. Уральск, хребет в физикогеограф. отнош. Москва. 1841. 209-- 212 
(кратк. опис. местор.). 

19. О. Козе. Кеізе п. (1. Угаі. 1842. I. 460—464, 450, 465. II. 501—503. 

20. Та скин. Горн. Журн. 1850- 1. 295 (в Ундинском хребте). / 

21. К о в а н ь к 0 . Горн. Журн. 1850. 1. 276 (копи у дер. Кибиревой, Забайкальск, об.) 

22. Титов. Горн. Журн. 1855. П. 418, 459 и др. (месторожд. Забайкалья). 

23. П. Кочубей. Заметка о красном турмалине из Шайтанки на Ура.ле. Сборник 50-летия 
Минер. Общ. 1867, 676. 

24. Гофман. Горн. Журн. 1867. IV. 312 (описание Моровских яы). 

25. А. А у э р б а X, О турмалине русских месторожд. Горн. Журн. 1868. III. 395 (хорошие 
описания). Вышло отдельной диссертацией. 



26. М. Ерофеев. Кристаллограф, и кристаілооптич. исслед. турмалинов. Зап. Мин. Общ. 
1871. VI. 80-342. 

27. Н. Кокшаров. Зап. Мин. Общ. 1883. ХУШ. 260 (дихроизм Мурз, крист.). 

28. И. Мушкетов. Туркестан. 1886. I. 643. (Султан- У из- Даг.). 

29. А. Карно жидкий. Ерпсталлогр. иссдед. турмалинов. Зап. Мин. Общ. 1887. ХХШ. 213 
(кристалл, Сарапулки). 

30. 3 а и п а 8 с Ь и. К а 1 Ь. ВегісЫе беиі. сЬет. Сгезеіізсіі. 1889. XXII. 219 (анализ). 

31. Л. Ячевский. Матер. Геолог. России. 1889. ХШ. 206 (Борщовочный кр.). 

32. А. К а р н о ж и ц к и й. О природе и происхожд. впцнн. пл. Зап. Мин. Общ. 1895. ХХХШ. 
202, 211—215, 218. 

33. А. К а р н о ж и ц к и й. Зап. Мин. Общ. 1895. ХХХІУ, стр. 100 (прозрачн. крист. Новой 
Мокруши). 

34. В. Воробьев. Крист, исследов. турмалинов Цейлона. Зап. Мин. Общ. 1901. XXXIX, 
304-312. 

35. В. Воробьев. 2 рукописи в архиве Геологии. Музея Акад. Наук (кристаллогр. Липовки). 

36. П. Д р а в е р ч;. Прилож. проток. Казанск. Общ. Естествоиспыт. 1904, № 215 (Липовка). 

37. Воробьев. Изв. Академ. Наук. 1905. 18—25. (Липовка). 

38. А, Краснопольский. Невьянский горн. овр. Труды Геологпч. Комит. 1906. ХХУ. 60 
(копи Сарапулки). 

39. Е. Кгуз апо\ѵ8ку. Віе 8атт1ип§ ѵ. КоІсЬпЬеу. 'ѴѴіеп. 1908. 82 (кристаллогр.) 

40. В. Вернадский. Иьв. Акад. Наук 1909. 823 (содержание щелочей). 

41. С. Д. Кузнецов. К минералогии Забайкалья. Изв. Акад. Наук. 1910. 711. 

*42. Е. Впрагс еі 8аѣо1і. ВпП. зос. тіпёг. Егапсе. 1911. ХХХІУ (турма.і. Сарапулки). 

43. Очерк месторождений драгоц. камней в Нерчинском крае, СПБ. 1912. 

44. В. В е б е р. Полезн. ископаем. Туркестана 1913, 129. 

*45. 8 а Ъ о I. Міпёгаіо^іе йи Мабадазсаг еі: йѳ ГОпгаІ. ТЬезе. 1914. Ш. 

46. В. Хдопин. Литий и его соединения. Матер, производ. сил России, № 3, 1916, 13. 
(Ургучан). 


о П ял (благородный, огненный, молочный). Полуопал. Гидрофан 

Гиалит. 


Вся эта группа водного кремнезема весьма разнообразна по своим внешним 
признакам и по своему применению в. ювелирном и поделочном деле. Наиболь- 
шее значение, конечно, принадлежит б.іагородному опалу, разности которого бы- 
вают очень хороши, особенно в тех ценных переходах в огненные сорта, где опа- 
ловая игра сочетается с кирнично-красным тоном камня. Венгрия*), Мексика и 
Австралия подарили нас великолепными камнями, очень ценившимися в разные 
времена**), но тем не менее обладающими рядом недостатков, особенно малой 
прочностью при носке, вследствие частичной потери воды и игры. Может быть 
с этим связано распространенное в последнее время мнение об этом камне, как 
приносящем несчастье. 

Благородный опал идет на мелкие изделия в огранке кабошонам и, подобно, 
бирюзе, последнее время ста-і иногда граниться вместе с породой (особенно с 
темЕЮй породой из Австралии), благодаря чему получаются красивые вставки 
темного цвета с игристыми жилками. 

Гораздо меяее ценится молочный, восковой опал, прозрачный, как слеза, 
гиалит и, наконец, гидрофан. Особое значение имеют деревянистые опалы, вернее 
говоря, настоящие окремнелые стволы дерева, поделочная ценность которых может 
быть высокой, но которые по своему составу обычно ближе к халцедону, где 
они и будут рассмотрены. 

Южно-русская кристаллическая полоса. 

Южно-рус(жая кристаллическая полоса дает довольно много месторождений 
различных видов опала и в частности меняющего свою прозрачность гидрофана 
и благородного. Повидимому, в начале XIX столетия были даже попытки частич- 
ной разработки некоторых местороа^дений, всегда связанных с своеобразной свет- 
лой породой — пелнканитовыми или опаловыми гранитами ***). На них должно быть 

*) При ознакомлении со старой литературой, особенно литературой о драгоценных камнях 
Востока, надо иметь в виду, что венгерский опал продавался в Константинополь и уже оттуда 
проникал на рынки Европы под именем восточного опала, опала из Аравии, Цейлона и т. д. 

**) У нас в России мода на опал была в начале пятидесятых годов прошлого столетия. 

***) Встречается изредка и в песчаниках, но в ничтожных количествах. 


обращено внимание и в будущем тем более, что распространение последних 
известно на огромном протяжении Волынской,. Киевской, Подольской, Херсонской 
и даже Харьковской и Екатеринославской губ, Было-бы ошибкой не обратить 
более серьезного внимания на всю эту область; если даже не удастся найти здесь 
достаточных количеств благородного опала, то все же огромные запасы молочных 
и восковых опалов смогут дать великолепный материал не только для кустарной 
промышленности *). Образование опала со сплошным пропитыванием пород является 
вопросом большого научного интереса тем более, что наиболее детальными иссле- 
дователями этого района отмечается исключительная подвижность Кремнезема еще 
в настоящее время. 

Во^лынская губ. Опалы мало распространены. Отмечаются в Житомир- 
ском уезде по р. Тетереву (дер. Еоростышева, ныне Киевская губ.) — Р а з у м о в- 
с к и й. 

Киевская губ. В литературе приводится длинный список месторожде- 
ний, особенно в Бердичевском уезде, в Та.малае и Мехержинцах Волошских, 
и в Липовецком, — в с. Андрусове. 

а) Бердичевский уезд — Глуховцы. 

«В пеликанитах, выходящих к реке в деревне, можно встретить тонкие в 
2 — 6 м/м прожилки опала разного цвета. В пеликанитовых холмах, находящихся 
в лесу, прожилки опала достигают 1 и 2 сайт, мощности. Большей частью 
опалы бывают белыми иди желтыми. Прозрачность их различная: обыкновенно 
встречаются полуопалы, лишь слабо просвечивающие, весьма блестящие, часто 
белые, имеющие вид фарфора или фаянса; красноватые опалы, большею частью, 
бывают прозрачными, желтые — мутными и не прозрачными З’, 

Встречаются также и молочные опалы, в свежем состоянии прозрачные, но 
потом мутнеющие и от воды опять делаюпщееся прозрачными (гидрофаны). Для 
прозрачных опалов характерно, что они почти постоянно разбиты на целые си- 
стемы трещин, которые придают им некоторую игру [14]. Любопытно также 
отметить, что обычно опалы отделяются от самого гранита черной пленкой мар- 
ганцевых окислов, иногда проникающих в самую массу опала, 

б) Бердич. уезд — Дубовые Махаринцы (Охаринцы). Прожилки опала. 

в) Бердичевский уезд — Немиринцы и Ширмовка, 

«Очень характерно для пеликанитов Немиринец обилие опала. Особенно его 
много около пруда, но он встречается п в самой породе. Наряду с обычным 
полуопалом, непрозрачным и беловато-желтым, встречается и совершенно прозрач- 
ный красноватый (огненный опал) и почти бесцветный, молочный опал. Большие 
куски опала пападаются редко, здесь (также и в Ширмовке) пришлось наблюдать 
растрескивающиеся на мелкие части корочки опа.ііа, которые находятся на по- 

*) Интересно отметить, что среди бус княжеского периода, изученных мною в Киевском худо- 
жественно-промышленном Музее, имеется несколько бусинок и шариков из молочного опала и из 
пе-ликанита, богатого опалом. 









% ‘ 


:Ч’. 


|;' ^ -Н. ' 






І?!-. 


1^рГ.г 


'11 


-136 — 



верхностн пеливанитов. Белый, совершенно прозрачный опал напоминает опал, 
который называют гиалитом (вероятно, его можно с ним идентифицировать)». 
(Гинзбург). В Ширмовке наряду с опалом гиалитового характера встречается 
непрозрачный, желтый и белый полуопал, напоминающий собою деревянистый опал. 

г) Бердичевский уезд — Таллалай, одно из самых богатых месторождений. 

«Особенно интересна в Таллалае «Опаловая гора» около Заречья, у усадьбы 

крестьянина Колпака. «Опаловая гора» представляет собою сильно дезинтегриро- 
ванный гранит. Она сплошь изрезана многочисленными жилами опала мощностью 
от 1 до 10 сант. Опал, в кусках разной величины, вываливается из разрушен- 
ной породы и собирается у основания горы, где протекает небольшая реченка, 
в виде элювиальной россыпи вместе с песком, образовавшимся из разрушенного 
пеликанита. Здесь я встретил наиболее чистые опалы из всех тех, которые видел 
в этом районе. Опалы бывают здесь разных цветов — от белого до огненного, темно- 
красного. Белые опалы бывают молочными и слабо прозрачными: непрозрачные раз- 
ности полуопалов (фарфорового характера) достигают мощности 4 сант. и больше, 
они мягче прозрачных опалов (их тв. около 4); последние, в особенности красно- 
желтые опалы, обладают наибольшею твердостью (около 5); часто красно-желтые 
опалы имеют зальбанды белого полуопала; встречаются также непрозрачные раз- 
ности желтого цвета. Изредка попадаются небольшие образцы опалов с полосатым 
строением и даже мелкими ритмическими кольцами. Иногда замечается расстекловы- 
вание опалов, особенно зальбандов. Особенно интересны конкреции железистого 
полуопала, которые встречаются в верхних горизонтах горы и образуют здесь 
целые жилы до 10 сант. мощностью» (Гинзбург). 

д) Бердичевский уезд— Мехержинцы Волошские, где в каменоломнях в І 1/2 в. 
от селения, по мнению Феофилактова, наблюдаются опалы высоких техни- 
ческих качеств. «Обыкновенный опал (гидрофан) и редко встречающийся благо- 
родный опал находятся в обоих видоизменениях обыкновенно в виде тонких жилок, 
или правильнее, тонких, с поверхности угловатых пластинок, толщиною от 
нескольких линий до 1 дюйма. Гораздо реже обыкновенный опал находится отдель- 
ными зернами среди зерен пеликанита, кварца и слюды» [7]. 

ж) Липовецкий уезд — сел. Андрусово. Гинзбург пишет об этом замечатель- 
ном месторождении следующее: 

«Что особенно для этого пеликанита интересно, это обилие зерен прозрачного 
опала в основной массе породы: порода прямо пропитана им; кроме того очень 
свежий опал находится в прожилках мощностью до 3 — 5 сант.; опал пересекает 
здесь как пеликанит, так и слабо разложенные полевые шпаты; местами порода 
сильно раздроблена, причем образовавшиеся пустоты заполнены все опалом; здесь 
я не заметил растрескивающихся опалов. Лучшие как по своей чистоте, так и 
по игре опалы из виденных мною в этом районе встречаются после Таллалая 
в Андрусове (в поле, за мостиком)». 

з) Звенигородский уезд, сел. Ерки — толстые примазкп опала. 




137 


Херсонская губ. Имеется старое указание на нахождение опала у 
дер. Шандыревки по р. Синюхе Ольвиопольского уезда [3] и у Бобринпа на 
юг от Елисаветграда (Е у л ып и н, С к а л ь к о в с к и й). Другое указание, приводимое 
Гр и щи неким [13], относится к месторождению в Елисаветградском уезде той-же 
туб. около границы с Подольской * *) и Киевской по прит. р. Синюхи у дер. Ново- 
Михайловки. Старые ломки пеликанитового гранита с обильным выделением опала, 
молочно-белого, желтого, восково-желтого, красного, реже розового и темно-бурого. 
Жилы имеют до 2 — 3 сайт, толщины, повидимому, в старое время работались на 
спал и во всяком случае заслуживают полного внимания. Хотя настоящего благо- 
родного опала Г р и щ и н с к и м здесь не было встречено, тем не менее некоторые 
разности желтого и медово-желтого цвета обладают красивыми оттенками. М е й е н- 
.дорф отмечает тона — молочный, зеленовато-бурый п красный. 

Екатеринославская губ.’*) Павлоградский уезд, д. Цыгановщина, у 
дер. Покровской и Лубянки по р. Волчьей, притоке Самары. Прожилки неблаго- 
родного опала в пеликанит. граните. В том же уезде отмечается опал в связи 
с каолиновыми залеяіами у дер. Григорьевой по притоку Ср. Терсы. Имеются 
старые указания на опалы в Мариупольском уезде около Еальмиуса (Н. Еаракуба). 

Таким образом месторождения опала в южной кристаллической полосе как 
будто бы не внушают большого практического интереса; однако, было-бы ошибоч- 
ным делать окончательное заключение при грандиозности тех процессов опализации 
пород, которая шла в пеликанитовых массивах. Не исключена возможность нахо- 
ждения новых богатых месторождений восковых и даже драгоценных опалов, тем 
более что У ш а к о в сообщает [9], что он видел у проф. Феофилактова 
«Еиевские опалы превосходной игры, нисколько не уступающие знаменитым опалам 
Венгрии»; очевидно, что речь шла о столь расхваливаемых опалах Мехержинец 
Волошекпх или других мест Бердичевского уезда. Надо надеяться, что промышлен- 
ная инициатива даст движение этому неиспользованному камню и пустит на 
рынок те дешевые сорта молочных полуопалов, которыми богат ряд вышеуказан- 
ных месторождений, и что в будущем не придется повторять того, что писал об 
этих опалах Мауег в 1783 году; «шап Ьешйііеі; зісіі аЬег іи Ііезег Ое^епсі 
§аг пісЬі; шіі; іЬгег АиГзатпг1ип§:, іп Зет іЬг ^уайгег "ѴѴегІ; ипЬекаішІ;, ішЗ Зіе 
Каііоп зеІЬзі ѵіеі ги зог^іоз ипЗ ипетрйпЗІісІі ё’ѳдеп Зіезе РгоЗисіе ізі;» [1]. 

Другие области России. 

Из других областей России по отношению к опалу приходится говорить лишь 
об Алтае с его плотными полуопалами, о Забайкалье с его редким гиалитом и 

В литературе отмечается нахождение опала и в Литинском уезде Подольской губ. (с. Пагорцьі). 

*) Неизвестна природа «довольно красивого опала, прорезающаго довольно плотные рухляки 
Б южной части Екатеринославск. губ. по р.р. Ганчул н Гаычур>. Н. Б ори с як. Сборник матер, 
теол. южной России. 1867. I. Харьков. 61. 






^^н1 . 

!Д^ЯйЗ^РГ8а^<дд и8»^^ і;;г?ь: ^ч іж і^ 


!)-• Гі 


ЩЙ'І] 
І?’! 'І-Ііі 


І1! 




— 138 — 

слухами о драгоценном опале, о Камчатке с огненным опалом и большой области 
Якутского и Чукотского края, где отмечается не только ряд сортов молочных опа- 
лов, но, где, повидимому, встречаются и благородные разности * * ). Относительно- 
последних неоднократно имелись глухие и неточные известия^ мне приходилось, 
видеть в частном собрании Гассельблата вставки из благородного опала, 
полученного последним якобы из окр. дер. Уточкиной около Верхнеудинска, 
в Забайкалье ***). Ушаков в своей минералогии [22] прямо указывает место- 
рождение опала в 15 в. от Нерчинского завода, в окрестностях которого им 
же отмечается и кахолонг (перламутровый молочный опал); по его же сведениям: 
огненный опал был встречен на Камчатке. В одной из своих северных экспедиций 
по Анадыри в Чукотском крае, геол. Полевому принесен был чукчей кусок 
благородного опала, но точное месторождение этого камня осталось неизвестным. 
Неизвестными и непроверенными остались указания на благородный опал П. Д р а- 
верта, который посвятил этому вопросу интересную специальную заметку при 
описании других видов опала этой области (см. ниже). 

Таким образом, нахождение этой благородной разности камня в Восточной 
Сибири остается загадкой, но нельзя отрицать, что мнргочисленность хотя и 
противоречивых показаний, а также особенности геологического строения отдель- 
ных районов Сибири заставляют ожидать, что благородный опал здесь действительно- 
будет найден. 

Из других разностей опала надо отметить: 

Гиалит в качестве минералогической редкости был встречен в пегмати- 
товых жилах Адун-Чолонга и несомненно никакого практического значения не 
имеет, хотя с научной точки зрения нахождение гиалита в пегматитах, подобно- 
фиориту Италии, представляет значительный интерес. Известен он также в каче- 
стве минералогической редкости в Зазодинском р. на Алтае. 

Молочный опал или кахолонг*"*), повидимому, довольно широко рас- 
пространен в Восточной Сибири в связи с многочисленными выходами миндале- 
видных пород с халцедонами и агатами. Лучшие молочные опалы отмечаются 
в окр. озера Торей-Нора в Торейской степи и около Акшинской крепости в Во- 


*) Весьма вероятно, что опал будет встречен вместе с халцедоном и агатом в изверженных 
породах Закавказья, хотя до сих пор он отмечался лишь спорадически. См. напр. Г. К а р т р о н. 
Горн. журн. 1842. II. стр. 8, на берегу Апшары в 15—20 в. от г. Аллагез и Эриванской губ.: 
«пузырчатая порода замечательна только красивым опалом, заключающем в ячейках ее; добычу их. 
некоторых местах можно производить с прибылью»* 

У* Это же месторождеание отмечается Купффером на образце Горн#го Института с ука- 
занием на <гору Безымянную». В экспедиции 1915 года, несмотря [на специальный интерес к этому 
вопросу, мне не удалось встретить подтверждения этих данных. 

***) Название кахолонга имеет длинную и сложную историю, так как несомненно, что оно глав- 
ным образом применялось на востоке к нефриту и только позднее было перенесено на молочную 
разновидность опала или халцедона. Этимология этого монгольского слова неясна; во всяком случае 
при чтении старых авторов необходимо крптическп относиться к указаниям на кахолонг. ТѴаІІегіив 
производит название камня от реки 1{ах в Бухаре и называет его иначе калмыцким агатом или 
калмыцким камнем. См. главу о халцедоне и агате. 



сточном Забайкмье. Имеются указания на золотистый и молочный опал на 
Тайгоноском полуострове в Приморской области. 

Несомненно, что по отношению к опалу особый интерес представляет Якутская 
область, где красиво окрашенные разности полуопала во множестве встречаются 
в намывных отложениях рек этого края (Лена, Колыма, Тунгузка, Вилюй, Чона, 
Ахтаранда, Ыгетта, Намана, Кемпендяй и др.) й резко бросаются в глаза вместе 
с кремнями, сердоликами и халцедонами, которыми иногда буквально усеяны реч- 
ные отмели и бичевники. Однако, коренные месторождения их неизвестны, да и 
самое их существование стало в литературе опровергаться, что, однако, неправильно. 
Д р а в е р т, на основании личных наблюдений, описывает месторождение синевато- 
зеленого опала из Етехтях по р. Намана (левому притоку Лены), а из вторичных 
месторождений по Вилюю восковой опал и деревянистый. Голубой опал отмечал 
Пермикин (1852) с верховий р. Ыгетты, притока Вилюя, однако я склонен 
скорее относить это указание к сапфирину (синему халцедону). Особенно частО' 
отмечались в Якутской области и в частности по Вилюю окремненные деревья, 
обычно состоящие из смеси халцедона, опала и агата (см. дерев, опал). 

Во всяком случае среди многочисленных образований халцедонов, агатов и 
кварцев изверженных миндалевидных пород Якутской обл. не иск.шчается нахож- 
дение разностей водного кремнезема; однако, обычно в этих условиях мы имеем 
дело лишь с переходными к халцедону телами, а не с тем благородным опалом, 
который столь тщетно розыскивается на востоке Сибири. 

Наконец, совершенно особенное образование представляет полуопал Нико- 
лаевского рудника в Западном Алтае, встречающийся в небольших количествах 
и в других рудниках этой области, причем сургучный и огненный — известны из. 
Сугатовского и Сургутановского рудника, а синеватобелый и синеватозеленый — из. 
Золотушинского [25]. 

Опал, вернее говоря полуопал с крупно-раковистым изломом, встречается 
в значительных количествах только в Николаевском руднике *), откуда он был 
описан еще в конце XVIII столетия под именем писсита. Он образовывал весьма 
значительные скопления в впде угловатых обломков в несколько десятков санти- 
метров одноцветных (от светложелтого до темнокрасного) или многоцветных 
(яіелтоватой или красноватой окраски с присоединением пятен серого, белого, 
реже голубоватого тона). Наилучшие опалы — в Ильинском разносе, где огромные 
количества его характеризуются светлобурыми или яркожелтыми тонами с переходами 
в мутносерый или фиолетовый, бледнорозовый и кровавокрасный; желтая окраска 
в данном случае зависит от примесей сернокислой соли — ярозита и окислов типа 
турьита. По своему происхождению эти толщи связаны с восдействием на 
кремень сернокислых растворов снизу. 

К сожалению, до сих пор было мало попыток подойти к этому камню. 


V 




Г ,• 
!■ 



'*) По р. Корбалдхе, в 70 в. от Змепвогорска. 



очень красивому в своих яркоже.ітых и красных тонах, с технической точки 
зрения; его большая твердость (около 6—7) обусловливает принятие высокой 
полировки, но обычная хрупкость составляет весьма серьезное отрицательное 
качество. Во всяком случае при огромном разнообразии типов и структуры этого 
камня в Николаевском руднике следовало-бы ожидать здесь нахождение ряда 
ценных поделочных разностей, для которых и сейчас старые отвалы дают обиль- 
ный материал. 

Наконец, весьма интересным является нахолсдение приятножелтого и желто- 
зеленого просвечивающего опала в верьховьях р. Джарлы, впадающей в р. Кумах в 
Оренбургской губ. Хотя у нас нет точного описания самого месторождения, тем не 
менее одна характеристика этого камня, кусками величиной до 5 с., частью 
брекчеевидного строения с сильным блеском іі полупрозрачностью, заставляет со 
вниманием отнестись к этому месторождению, открытому М. Пыл левым [21]. 

Весьма красивым, но, к сожалению, очень хрупким является нежный бирю- 
зовый или зеленоватый опал из Киргизских степей. В. И. К р ы ж а н о в с к и й 
в своем отчете 1920-го года отмечает этот камень особенно в рудниках Степа- 
новского завода в 300 в. на юг от Каркаралинска. Окраска его весьма разно- 
образна и зависит от примеси медных соединений. 

Заключение. Несомненно, что вышеука.занными местностями не ограничи- 
ваются месторождения опала в России, так как он в количествах минералогиче- 
ского значения и в своих обычных малоценных разностях очень широко распро- 
странен в различных породах и различных областях. Так, опал составляет один 
из неизбежных спутников процессов образования кремневых жеод в миндалевидных 
породах, а также обычно сопутствует явлениям гидротермального разрушения 
змеевиковых пород. В последних, особенно в связи с гранитными контактами, 
нередко накапливаются массы молочного, воскового или бурого опала, напр. в 
азбестовых копях на сев. от ст. Баженово на Среднем Урале; однако, в этих 
случаях он очень редко дает годный для поделок материал. 

На основании изложенного, опалы России представляют несомненный интерес, 
но их полная неизученность не позволяет говорить о них, как об уже выяснив- 
шемся промышленном камне. 

ЛИТЕРАТУРА (главнейшая). 

Юго-Западная Россия. 

1. Мауег. ЖсІігісЬі ѵоп роІпізсЬеп Ораіѳп и. Ше11аи§еп. Вег ХаІигГогзсЬег. XIX. 1783. 

2. Н. Щеглов. Указатель открытий. 1828. УІ. 256. 

3. Г. Разумовский. Описание драгоценных камней 1833. 104. 

4. Е. ЕісЬ\ѵа1(1. ХаіпгІіізЬог. Зкігхеп. \Уі1па. 1830 (выдержки в Горн. Журн. 1840. III. стр. 8). 

5. М ѳ й е н д о р ф. Опыт прикладной геологии Сев. России 1849. СПБ. 149. 

6. Ап(1гіѳз‘о\Ѵ8ку. Биіі. 80С. КаГ Мозсои 1850. XXIII. 200. 

7. К. Феофилактов. О кристалл, породах Киевской, Волынской, Подольской губ. Киев. 
1851. 20. 




8. А. Скальковский. Каменоломни Новороссийского 
ІУ. 134. 

9. Ушаков. Драгоценные камни. 1862. 95. 

10. В. Блю мель. Пелпканит. гранит. Горн. журн. 1871. III. 180, 213—220. 

И. Л. Долинский. Зап. Минер. Общ. 1878. XIII. 432. 

12. В. Домгер. О кристалл, породах юга России. Горн. журн. 1881. I. 427. 

ЛЗ. П. Гр и щи некий. Зап. Кяевск. Общ. Естест. 1914. XXIII. 113. 

14. И. Гинзбург. Пѳликаниты и каолины Юго-Западной и Южной Россип. Изв. Политех. 
Инстйт. 1915. 315, 328—332, 352, 354, 357, 365, 367, 402, 405, 407, 416 и след, (теории образования 
опала). 

Другие районы Европейской России. 

15. А. Иванов. Матер, минер, геолог, экск. окр. Москвы. Естест. и Геогр. 1907. 12. 

16. С. Никитин. Каменноуг. отл. Подмосковского края. Труды Геолог. Комит. 

102 (Москва). 

17. Гуров. Гидрогеолог, исслед. Павлогр. и Бахмутск. уездов. Харьков. 1893. стр. 30. 

18. Гуров. Заленш каолина в дачах Павлоградского уезда Екатеринославской губ. 1899. 
(Екатериносл. губ.). 

19. Иваницкий. Горн. Журн. 1833. Лз 10.- 65 (Екатериносл. губ.). 

20. Г. Соколов. Горн. Журн. 1834. ІУ. 189 (Екатериносл. губ.». 

21. П. Еремеев. Горн. Журн. 1887. ПІ. 307 (Оренбургская губ.). 

Азиатская Россия. 

22. Ушаков. Драгоценные камни. 1862. 95 (Нерчинск). 

23. Изв. Геолог. Комит. 1901. XX. № 9, стр. 138 (Приморская область). 

24. П. Др аверт. Опалы в Якутской области. Проток. Каз. Общ. Естест. 1915. № 309 
(Якутская область). 

25. П. Пилипенко. Минерал. Западного Алтая. 1914. Томск. 148, 149, 156, 428, 431 (Алтай). 

26. П. Полевой. Анадырский край. Труды Геолог. Комит. 1915. 140, стр. 113. 






|І|І?|@|І|}І; 


;,;;і|^5''Йріі|>;Йр' ■' ' ^ ■' . 




іЛ''^’! 




№ 


:№.'Ѵ‘ 


Р^іі 




Ш 

Ѣ 


Бирюза. 




:-Ш'. 


щт- 

' '■. '^1 


і' 


ШІ 


І-'і 




■,ш 


Этот любимый камень Востока играет огромную роль в украшениях Средней 
Азии, и неудивительно, что с ним связано столько интересных этнографических 
исследований. Наиболее ценными являются темноголубые сорта без зеленого 
оттенка и без пятнышек белого или бурого тона; зеленый цвет ее связывается 
<; начавшимся разрушением, а пятнышки являются частями боковой породы, в 
которой проходят жилки бирюзы. Последнее время не только на Востоке, но и 
в тонко-художественных изделиях Парижа, можно было наблюдать вставки не из 
чистой бирюзы, а из буроватой породы, прорезанной неправильной сетью голубых 
и зеленоватых жилок, придающих камню ячеистое или сетчатое строение (бирюзовая 
матка, Каііаііітиііег, таігіх, в Америке ата1;гіх). 

< Следует отметить, что этот любимый и весьма популярный камень Ирана 
с особенным искусством и любовью подделывается предприимчивыми сынами 
страны шахов. Существует целая сложная система «оживления» никуда негодной, 
«умершей» бирюзы и подкраски плохих, очень низкого качества камней. Юркие, 
всюду проникающие терговцы бирюзою, обычно из Мешеда, особенно бойко торг)'’Ют 
такою настоящею бирюзою в северном Афганистане и в русских средне-азиатских 
владениях, сбывая тамошним не искусившимся туземцам за хорошие деньги 
подкрашенную бирюзу, которая через некоторое время линяет и приобретает 
свой настоящий плачевный вид. Особенно же несведующей публике вместо 
бирюзы с успехом предлагается довольно искусно сделанное «под бирюзу» 
стекло» [19]*). 

В виду исключительной ценности камня и связанного с ним представления как 
о талисмане, месторождения бирюзы разыскивались на Востоке очень тщательно 
и разрабатывались при самых тяжелых условиях добычи. Не смотря на 
многочисленные и много раз повторявшиеся попытки добывать бирюзу на 
русской территории, главнейшие количества этого камня получались из Персии. 
Действительно, самым классическим и единственно богатым месторождением Средней 
Азии является район Северной Персии около Нишапура, в 50 в. по прямой 


*) Весьма часто под видом бирюзы указывается или продается окрашенная медью кость, 
даюгдая недурной зеленоватый поделочный камень; примером этому могут служить находки костей ; 
в ряде заброшенных медных рудников Киргизских степей и Урала. Однако, наибольшею красотою 
и устойчивостью отличается окрашенная медью мамонтовая кость (одонтолит). 







линии на юг от Кочана, на склонах горы Али-Іирза [4, 7, 8] “). Здесь 
этот камень, называемый по персидски фируза (дающий счастье, победу), 
залегает тонкими прожилками в брекчеевидной массе кислого пехштейна и добы- 
вается частью подземными работами, частью из вторичных месторождений в осыпях. 
Добытая бирюза сортируется под строгим контролем и перевозится в Мешед, где 
производится шлифовка на ручных станках самого простого устройства. Отсюда, 
при посредстве бухарских и персидских купцов, бирюза продавалась в Туркестан, 
Тифлис и на Нижегородскую ярмарку; меньшая часть направлялась в Багдад и 
Константинополь ** ***) ). 

Кроме этого месторождения в литературе указывается еще бирюза из других 
мест Азии — пров. Азербейджана, пров. Еирмана, а также из Афганистана и 
Синайского полуострова. Однако, по справедливому замечанию знатоков камня, 
бирюза ни одного месторождения не может сравниться с Нишапурской. 

На территории России и связанных с нею государств бирюза известна 
в нескольких местах, причем наиболее серьезными представляются разработки у 
Ходжента, Самарканда и около Исфары [18]. 

Большинство месторождений находится в кремнистых черных или серых 
сланцах, вероятно, девонского возраста; бирюза встречается в них или тонкими 
до 1-го миллиметра толщиной прожилками, реже заполняет карманы, образуя 
большия скопления. Ходжентские месторождения несколько иного типа — так как 
связаны с кварцем, прорезающим диорит. Туземцы кое-где тайком от русских 
добывают бирюзу, но нигде крупного промысла нет. 

1. Ходжентские месторождения *”*), известные отчасти под именем Еоканд- 
■ских, отмечались еще во времена Плиния; они расположены в Кураминских 
ігорах на Сев.-Вост. от Ходжента, причем насчитывается три отдельных выхода: 

а) Джида-Булак в 15 в. от ст. Мурза-Рабат. Старинные копи на кон- 
такте кремнистого туфа с известняками. 

б) Около ст. Мурза-Рабат, в кварцевой породе зерна бирюзы. 

в) Горы Кара-Мазар, в 40 в. О.-В. от Ходжента по р. Бирюза-чай. 
Это старинное и сильно работавшееся месторождение представляет 
сеть тонких прожилков вместе с кварцем в измененном кварцевом 
порфире. Это одни из самых старых разработок, и о них имеются 
сведения у Плиния и арабских писателей. Мушкетов считал 
эти месторождения как-бы „запасами на будущее “ и, очевидно, 
связывал с ними возможность эксплоатации [3, 5, 6, 11, 20]. 


*) Повидимому, весьма богатыми являлись копи Южной Персии, а именно пров. Кнрана и 
окр. Шираза в Фарсе. 

*♦) Нельзя не отметить, что в престол Бориса Годунова (в Московской Оружейной Палате) 
■вставлены огромные куски бирюзы, подаренные персидским шахом в 1605 году. 

***) См. карту с соответстбеяными номерами на стр. 45. 

***^) Непонятно указание на гору Сармсак в Ташкентском уезде (по другим указаниям около 
..Ходжента), также на южную оконечность гор Курана- Тау [16], 





2. Самаркандское месторождение [131, в хребете Кара -Тюбе, близ, 
кишлака Ибрагии-Ата, в 50 в. к Ю.-З. от Самарканда на границе Бухары *). 
Здесь бирюза образует прожилки в кремнисто-глинистом сланце, цересекающем 
известнйки. Следы очень старых работ. 

3. Еокандское месторождение [2] давало лучшую после Нишапурской 
бирюзу, о чем свидетельствуют огромные старые выработки. Бирюза залегает при- 
мазками в сильно изогнутых серых кремнистых сланцах. По старым указаниям: 
«лучшая бирюза чистого голубого цвета, без всякой посторонней примеси, добы- 
вается близ г. Исфары и по вершинам речки, протекающей через Еокан. Горные 
таджики, занимающиеся этим промыслом, приносят ее на базары Кокана и Мар- 
гелана, где скупщики соединяют ее в партии, гранят и пускают в торговлю. 
Ходжентские горы тоже изобилуют бирюзой. Низший сорт ея, несколько зеленова- 
тый и не такой чистый, гранится по одной форме и оправляется в камыш в 
четверть длиной для удобства при мелочной распродаже». 

4. Нуратау, в 150 в. на С.-З. от Самарканда в Бухаре [1]. Указание 
неясное и может быть неправильное, так как имеется еще Нуратау в Джизакском 
уезде. Тонкие прожилки в черном кремнистом сланце; цвет зеленоватый с большим 
количеством пятнышек, в виду чего почти не годится, как драгоценный камень. 
Описание образцов скорее заставляет сравнивать это месторождение с Самаркандским, 
от которого Нуратау лежит сравнительно недалеко. 

5. В Аму-Дарьинском отделе имеется ряд старых месторождений, 
невидимому, одно время разрабатывавшихся [15]: 

а) Алтын-Тау, к югу от Букан-Тау. 

б) Букан-Тау, около кол. Юз-Еудук. 

в) Ак-Тау, мест. Таз-Еазгой. Последнее месторождение довольно сильно 
работалось, но описания Леонова указывают на плохие качества бирюзы, 
добыча которой из твердой породы затруднительна. Бирюза образует прожилки и 
примазки в кварце и в порфирите. Вдоль скалистых выступов пород местность изрыта 
на протяжении около версты (эти месторождения отмечены на карте Вебера). 

6. Каратау, на северном склоне, недалеко от родника Аксумбе, в Перов- 
ском уезде Сыр -Дарьи некой области — «месторождение бирюзы, разрабатывавшееся 
еще кокандцами. Выработка представляет ре ямы, пробитые в кремнистых 
сланцах и соединенные между собой пещерообразною выработкою. В боках пещеры, 
а также и в потолке видны прожилки бирюзы в тех же сланцах, почва пещеры 
завалена обломками породы. По словам киргизов, работавших здесь, ниже нахо- 
дилась еще пещерообразная выработка, где встречалась бирюза прожилками и 
желваками в полуразрушенной породе, представляющей смесь известковистой глины 
с бурыми окислами железа; в настоящее время нижняя пещера совершенно зава- 
лена обрушившимися породами» [14]. Бирюза, судя по тем образчикам, которые были 


*) Имеются весьма неясные уьазания и на Хиву. 








находимы Леоновым в отвале, была плохого качества и имела зеленоватый 
оттенок [16]. 

7. Совершенно особняком от этих данных*) стоят указания Кокшарова 
на зеленоватую бирюзу из района Киргизских степей в Каркаралинском 
уезде. Другие непроверенные указания даже отмечают разработки (в 90-х годах) 
бирюзы в Каркаралинском уезде в урочиіце Уч-Кызыл, в18'0в. от Каркаралинска 
на Ю.-В. Желательна была бы проверка этого интересного указания [9], как 
будто подтвержденного количественным анализом Николаева •■^^). 

ЛИТЕРАТУРА. 

1 . Бутене В, Минералогические богатства Бухарин. Горн. Журн, 1842. ІУ, 145. 

2 . Обозрение Кокандского ханства. Зап. Геогр. Общ. 184в. Ш. 183. 

3. Вельяминов-Зернов. Вестник Геогр. Общ. 1856. ХУШ. 125. (Ходжентск. мест). 

М. СЬапікой*. Метоігез 8 . 1 . рагііе шегісі. (іе ГАзіе сепіг. Рагіз. 1862. 91,^93, 169, 203 
(бирюза Персии). 

5. Г. Романовский. Зап. Техннч. Общ. 1875. II. 15. (Ходжентск. мест.). 

6 . Г. Романов ский. Зап. Мин. Общ. 1876. X. 221 (Ходжентск. местор.). См. также 
3. М. О. 1885. XX. 355. 

7. Тіеіге. б. беоіод. КеіспзанзіаИ. \Ѵ. 1879. 656 (Персия). 

8 . А. ЗсЬіп^Іег. іЫсіет. 1881. XXXI. 177. (Персия). 

9. Н. Кокшаров. Зап. Мик. Общ. XX. стр. 10—13. Маіег. Міпегаі. Кнззіапсіз. 1884. IX. 
86 . (Киргизок, степи). 

10. 8сЬін(11ег. 6е§еп(1 гтзсЬеп 8 аЪг 2 \ѵаг. (і. §ео1о^. ЕеісЬзапзгаІі. 1886. ХХХУІ. 305. 

(Персия), 

11 . II. Мушкетов. Туркестан. 1886. I. 349, 649- 1906. II. 145. 326. 

12. К. Б о г да н о в и ч. Поездка на бирюзовые копи Маадена. Горн. Журн. 1888. ІУ. См. 
Аппаіез без Міпез. 1888 (Персия). 

13. В. Обручев, Матер, геологии России. 1889. XIII. 182. Зап. Мин. Общ. 1889. ХХУ. 63 
(Самаркандск. мест,). 

14. Г. Леонов. Мат. стах. Сыр-Дарьинской области. Ташкент. 1896. У. 122. 

15. Г. Леонов. Горн. журн. 1896. ІУ. 354. (Аму-Дарьинск. о.). 

16. Г. Леонов. Горн. журн. 1897. III. 204. (Сыр-Дарьивск. о.). 

17. Т ѳ й X. Сборник мат, стат. Сыр-Дарьинской области. 1897. VI. Ташкент, 198. 

18. В. Вебер. Полезные ископаемые Туркестана. 1913. 39, 48, 54, 129, 139, 154, 166. 

19. А. Семенов. Мир Ислама. 1912. I. стр. 295 (этнографические и исторические данные). 

20 . В. Т о м и л и н. Записки Горного Инст. 1913. ІУ. 42. (Ходжентск. местор.). 

*21. См. Л. Е: Родпе. Тнгопоізе іп Ьізі. апіпгороі. еіітодг. Мет. Каіиг. Асаб. 8 с. АѴазсЬ. 
1905. V. 12 . И. 


^) Очевидно, совершенно ошибочны часто упоминающиеся в литературе указания на Зырянов- 
ский рудник на Алтае. 

**) Невольно напрашивается предположение, что за бирюзу принят голубой опал, столь прѳкрас- 
ый Б некоторых рудниках юга Киргизских стеявй. 


285-10 


,/ 1 ' *> •■' ' ^ ' 

ІІ -^г. ". 


ІІІІІ 


і-ая! 




I I 


ММ 

ЙР 


:'Ѵ4.г 




ІІІ-? 


АЯ‘|І» 

"Ж 


■‘“.Пл;' 


’ ■ '-Ь 




:. .к 


Оливин, перрідот — хризолит. 

у нас в России ошибочно под именем хризолита известен золотистозеленый 
камень, ничего общего с ним не имеющий по составу — демантонд. Между тем, 
настоящий хризолит, согласно минералогической номенклатуре, является про- 
зрачной разностью оливина, и как таковой, известен еще издревле, хотя его 
относительная мягкость и хрупкость не могли обеспечить ему очень большого 
рынка. Долгое время источник хризолита, как рыночного камня, оставался 
совершенно загадочным, и лишь в самые последние годы открыты были те ста- 
ринные кони на о-ве Зебергет в Красном море, откуда, повиднмому, поступал 
.этот камень на рынок, не только в древности, но еще в средние века. 

У нас в России оливин-хризолит, как таковой, не может иметь никакого 
значения в качестве ограночного камня, так как единственное его, сколько нибудь 
значительное, месторождение на Урале (глинкит у озера Иткуля, на К), от Сысерти) 
дает' камень мало прозрачный, окрашенный в некрасивый, грязноватый цвет, и, 
таким образом, не заслуживающий внимания с практической точки зрения. 

Нельзя, однако, не остановить внимания на одном Монгольском месторождении, 
которое в 1917 и в 1918 г. г. впервые дало Екатеринбургу некоторое количество 
драгоценного камня. Партия этого камня представляла из себя трещиноватые зерна 
оливина, типа известных оливиповых бомб Эйфеля в Прирейнских провинциях, 
заключенные в темную базальтовую породу. Хотя до сих пор попытки гранить 
оливин из базальтов не увенчивались успехом, тем не менее в данном случае 
ограненные камни обладали недурным тоном и блеском, походили на уральские 
демантоиды, несколько уступая им, однако, по « жизни > и игре цветов. 
К сожалению, точное месторождение этого оливина остается неизвестным, но, судя 
по собранным мною в 1918 г. сведениям, оно лежит ц 200 в. на юг от Урги и 
сопровождается красными или бурокрасными пиропами, весьма сходными с камнями 
из алмазных копей южной Африки. 

Что же касается до других месторождений, указываемых в старой литературе, 
как то Грузии, Камчатки, Якутской области, то они частью ошибочны, частью 
должны быть отнесены к другим минеральным видам. Так, вероятно, «хризолиты» 
Якутской области должны быть отнесены или к гроссулярам, или к вилуитам, 
а хризолит, отмеченный в россыпях Санарки на Ю. Урале, — к хри.зобериллу *). 


*) По мнению Пыляева в старой русской литературе под именем кямря «іосгокана» надо 
было подразумевать хризолит. 





Нордиерит (дихроит, иолит . 

Этот камень, иногда называемый водяным сапфиром, лишь в исключительных 
случаях употребляется для огранки, главным образом в качестве дешевой фальси- 
фикации светлого сапфира. Такое применение этого камня, весьма изменчивого по 
своему цвету, является возможным лишь в случае чистой синей его окраски 
(напр. гальки из Цейлона или минерал из Мадагаскара). 

У нас в России, кроме известного, но, повидимому, исчерпанного месторожде- 
ния Ориерви в Финляндии, надо обратить некоторое внимание на кордиериты 
дер. Луговой на Среднем Урале, где, однако, цвет камня не достигает красивых 
темно синих тонов финляндского месторождения. Этот Уральский минерал, впервые 
открытый в 1856 г. Кокшаровым*), встречается здесь в разрушенной пегма- 
титовой жиле, среди змеевиков, и образует скопления величиной с кулак и более — 
чистого прозрачного, но светло окрашенного материала. Следовало бы нашим гра- 
нильщикам обратить на него внимание. 


Везувиан (идокраз, вилуит). 

Этот камень лишь в гскліочительных случаях может идти или в огранку 
(напр. зеленые разности из Пьемонта), или для крупных поделок — в случае плот- 
ных масс. В последнее время сплошной яблочно-зеленый везувиан стал довольно 
часто применяться под именем калифорнита в Америке для разных изделий, 
пластин, облицовки зданий, чаш и т. д. У нас в России в последние 3 — 4 года 
перед войной не без успеха начал применяться везувиан Южного Урала для 
шкатулок. 

В общем, в Росспн для практических целей приходится обращать внимание 
на везувианы трех месторождений: 

1. Ши шимские горы на Южном Урале (около ст. Медввдевка, Самаро- 
Златоустовской ж. д.) — зеленый зернистый камень, представляющий округлые кри- 
сталл ики и зерна везувиана в сплошном безцветном или желтоватом гранате. 
Эта своеобразная, но очень плотная порода хорошо принимает полировку, не дает 
трещин и приобретает при этом весьма красивый оливково-зеленый тон. Из этих 


*) N. К О к 3 С 1і а Г О Маіег. Міпег. Киззі. 1858. III. 255—260. 




месторождевий, весьма богатых и дающих куски весьма значительной величины, 
черпал Екатеринбургский рынок последнее время пластинки для красивых шка- 
тулок и других мелких безделушек. Месторождение несомненно заслуживает 
внимания. 

2. Второй тип везувиана, на который следует в России обратить внимание, 
это сплошной яблочно-зеленый калифорнит, иногда попадающийся в довольно круп- 
ных валунах по р. Б о р з о в к е в Кыштымском горн, округе. Долгое время этот 
минерал принимался за хризопраз, гранат или пренит и только в 1866 году 
выяснилась его настоящая природа. Повидимому, однако, часть его действительно 
связана переходами в яблочный гранат. Было бы весьма интересно нахождение 
коренного месторождения, связанного, вероятно, с контактами грани'гов и змеевиков, 
как это обычно для плотных везувианов других месторождений. Не менее интере- 
сен и другой район, где якобы этот минерал встречается: около с. Мраморского 
на Среднем Урале (старое указание Германа). 

3. Наконец, некоторое значение, хотя и небольшое, может быть мог бы иметь 
вилуит, т. е. везувиан из месторождений р. Ахтарагды и Вилюя. Местное 
якутское население иногда пользовалось для украшений кусками или гальками 
вилуита зеленовато-бурого и мало прозрачного тона. Лишь в самых исключитель- 
ных случаях можно из его кристаллов выколотить небольшие кусочки более проз- 
рачного и годного для огранки материала. У местного населения и в литературе 
иногда он называется «вилюйским изумрудом», что, вероятно, в дало повод ожи- 
дать в районе Вилюя месторождений драгоценных камней. 


Литература (главнейшая). 

1. N. КоквсЬаголѵ. Маіег. Міцег. Еиззіапсіб. 1853. I. 92, 105, 109 (сводка). 

2. Р. Прендель. О вилуите. Записки Новоросс. общ. Естествоисп. 1887. XII. вып. 2. 

3. С. Курбатов. Везувиан Шишимских гор (в печати в Трудах Геол. Муз. Ак. Наук). 

4. Сг. Козе. Ееізе п. (і. ІІгаІ. 1Я42. И. 131. (Урал). 

5. А. Николаев. К минералогии Кыштымск. горн, округа. Труды Геолог. Музея Академии 
Наук І912. УІ. 7 (Борзовка). 

6. Данилов. Горн. Журн. 1866. Ш. 181. (Борзовка). 

7 Еремеев. Зап. Мин. Общ. 18^8. ХХХУ прот. стр. 14—16. (Борзовка). 


Д к с т е к (кианит). 

Этот красивый сивий камень, иногда окрашенный в густой, почти василько- 
вый цвет, нередко употребляется для подделки более дорогого сапфира, с которым 
он Іразделяет красоту и тон окраски, но не блеск и твердость. Тем не менее 
густые синие дистены изредка идут в огранку для плоских камней и, несмотря 
на сильно выраженную спайность, обнаруживаюніуюся внутренними трещинами 


дают довольно красивые вставки; особенно хороши кианиты из некоторых место- 
рождений Индии и Северной Америки* **) ). 

У нас в России уже давно кианит стал применяться в огранке, хотя русские 
гранильщики неохотно брались за него в виду легкого раскола камня по плоскости 
спайности при шлифовке. Нередко кустарями он смешивался с дорогим и редким 
эвклазом, попадающимся в партиях этого минерала. До сих пор шли в огранку 
исключительно кианиты Южно-Уральских россыпей. 

Кианит в россыпях Санарской системы встреиается в весьма большом коли- 
честве, в виде кристаллов длиной до 4 сант. Цвета его необычайно разнообразны 
от розового или безцветного до темно-синего и зеленого. Васильково-синие кианиты 
иногда переходят в небесно-голубые или фиолетовые и благодаря своей прозрач- 
ности несомненно обладают ценными качествами. Не менее интересны зеленые раз- 
ности, кристаллы которых обычно меньше синих, и цвет которых приближается 
к аквамариновому. Подобно первым они отличаются большой чистотой и про- 
зрачностью и могут идти в огранку. Отмечаются еще серые и бронзовые 
ра.зности. 

Кристаллы кианита обычно сильно окатаны, лишены конечных граней и 
имеют нередко веретенообразную форму, вероятно, вследствие которой и получили 
прозвание у местного насе-іения «овсянок». Добываются они при промывке золота 
и остаются в тяжелом шлихе вместе с другими драгоценными камнями. Главная 
область распространения кианитов— прииска на север от р. Каменки и в меньшей 
степени прииска по р. Теплой и Санарке: в россыпях последних речек они встре- 
чались лишь на южном продолжении Борисовских сопок и довольно обычны были 
в Спасском прииске (ІМ1 1 93), редки в прииске №210 на Ьанарке "*). Самым север- 
ным пунктом распространения кианитов являются находки отдельных кристаллов 
в приисках на широте дер. Борисовки. 

Происхождение этих красивых кианитов об'яснялось различно. А р ц р у н и 
и Высоцкий склонны их связывать с разрушенными кданитовыми жилами на 
север от р. Каменки на месте или севернее Бакакинских россыпей. Иного мнения 
держится Мельников, который согласно со старыми онисаниями, особенно 
Г. Романовского, приурочивает их к самим Борисовским сопкам, состоящим 
из кварцитов, слюдистых и кианитовых сланцев. Кианиты здесь в коренном 
месторождении встречаются в огромных количествах, образуя мощные скопления 
кристаллов в метаморфических породах. По внешнему виду и по строению они 
отличаются от кианитов россыпей, так как гораздо - более трещиноваты, мутны 
и хуже окрашены. Впрочем и здесь попадаются более темные кристаллы, особенно 
в разностях сланца, более богатых железом. Мельниковым были поставлены 
шурфы для добычи более чистого материала, однако, ему не удалось получить 

*) ІІатканов думает, цитируя Торговую книгу, что в России в ХѴП веке кианит назы- 
вался баусом, «а камень баус сиз, голуб; а вы за яхонт не купите» [8]. 

**) См. карту месторождений Санарки во втором томе. 


годный для огранки камень. Сильный размыв Борисовских сопок обусловливает 
снос кристаллов кианита к востоку по отдельным ручьям и по р. Каменке, 
Тонкой и Теплой. 

Кочкарские россыпи в сущности единственное месторождение у нас в России, 
которое по имеюпщмся пока сведениям могло бы иметь более широкое практи- 
ческое значение. Очень редко попадаются красивые качни в Кемском районе 
Архангельской губ., *) где уже давно отмечались кианитовые сланцы; .лне неиз- 
вестно прозрачных и густо окрашенных кианитов в восточной Сибири, хотя в зна- 
менитых месторождениях по р. Маме кианит встречается в весьма значитель- 
ных ко.іичествах. Впрочем П ы л я е в в своей книге о драгоценных камнях отме- 
чает «превосходные криета.ілы дистена густого синего цвета в 3 в. от ст. Гре- 
менчйнской в Нерчинском округе». Наконец, многочисленные месторождения киа- 
нита на Среднем Урале в районе Екатеринбурга и на Южном — в хребтах Тага- 
Щая— не могут играть никакой практической роли. 

Нельзя не пожалеть, что вслед за упадком золотоносного дела в Кочкарской 
системе, добыча цветных камней, и в том числе кианитов, за последние годы сильно 
упала и что недалеко то время, когда с полной выработкой золотоносных песков 
этого района Уральский граншльный рынок лишится еще одного, хотя и дешевого, 
но всеже довольно красивого камня. 

Литература. 

1. Ыегшапіі. СгеІГз СЬеш. .А-ппаІеп. 1792. И. 233 (Ыаисг 8с1іог1 Игаі). 

2. БагЬеаиІ. йе Магпу. Ѵеіѣап(11. Міпегаі. (ІезеІІзсЬ. 1855—1856. 201. (Саварка). 

3. Б ар бот де Марии. Горн. Лѵурн. 1855. IV. 84 (Санарка). 

4. Н. Высоцкий. Труды Геологического Комит. 1900, XIII. 3 стр. 193 (Саварка). 

5. А. Аг 2 гиііі. Зіігипдзѣег. ВегИпег Акаіі. Маііі.- Nаги^^ѵі8. Кіаззе. 1836. III. 854. (Санарка). 

6. Мельников. Матер. Геол. России. 1889. ХШ. 232—271 (Санарка). 

7. Широкшин. Горн. Журн. 1835. I. 412 (Архангельская губ.). 

8. Патканов. Труды Восточн. Огд. Русского Археоіогич. Общ. 1847. XVII р. 29. 


Ставролит. 

Этот камень в очень чистых кристаллах краснобурого цвета может иметь не- 
большое значение в качестве ограночного камня, несколько напоминающего гранат, 
У вас в России мне неизвестно попыток гранить ставролит русских месторождений, 
да и последние являются весьма бедными и лишь в совершенно исключительных 
случаях могут дать отдельные кристаллики, годные для ограночных целей. 

Так, наиболее прозрачные н чистые кристаллы известны на южном побе- 


*) СевергЕН (Словарь йинералогическип. 1807. 1. 569) рассказывает фавтастическую историю 
о кусках кианита, вытаскиваемых коуабе.инкми якорями <ііа берегах Ледяного моря». Коренное 
местореждекЕе будто бы лежит на утесистом с*ве Рааб. в 800 б. ст берега (г 





— 151 — 

режье Байкала (утес Шубутуй) в песках р. Санарки на Урале, а также вместе 
с кианитом в сланцах по р. Маме в Якутской области. В других довольно много- 
численных русских месторождениях (напр. на г. Таганай на Южном Урале) мне 
исизвестно чистых разностей: 


Э П И д О т (пушкинит}» 

Этот камень в поделочном и ограночном деле имеет крайне ограниченное 
применение. 

Знаменитые темпозеленые эппдоты из Зульцбахтжія в Тироле изредка идут 
в качестве поделочного материала для неболыних украшений темнозеленого или 
буроватого тона. У нас в России мне известны только отдельные попытки гранить 
этот ка.чень, особенно ту его разновидность, которая носит название пушкинита 
й встречается в больших, сильно плеохроичных кристаллах оливково-зеленого 
тона Б районе Верхисетской дачи (дер. ІТалкино, гора Пуп — Евгение-Ыакоимил. 
Копи) и россыпей Верхнейвинска ”). Равным образом могли бы идти в огранку и 
красивые темпозеленые эпидоты из Кацной-Ямы в Шайтанской даче — третье заслу- 
живающее внимания месторождение эпидота на Урале. Однако, вообще трудно 
Бриписывать какое-либо значение этому камню, идущему главным образом для 
дешевых ио'дделок .зеленого турмалина. 


Диоптаз-аширит. 

Этот красивый зеленый камень, долгое время принимавшийся за изумруд, 
і;ряд-ли может в настоящее время быть причислен к драгоценным камням, так 
как поделки из него, по причине мягкости (тв. 5), трещиноватости и фіалой ве- 
личины однородных кристжмов, не имеют большого сбыта. Таким образом те 
надежды, которые возлагались на него его открывателем бухарским купцом А ш и- 
ром-Махмедом, не оправдались. Если этот камень имеет некоторую ценность, 
то как красиное украшение для письменного стола в виде пресс-папье, или как 
нарядные штуфы для музеев. Классическое н единственно богатое"*) * ***) в России 
месторождение — Алтын-Тюбе находится в Киргизских степях в 120 в. на З.-С.-З. 
от Еаркаралинска по правую сторону р. Алтын-Су, впадающей в Нуру: минерал 
покрывает стенки трещин и пустот известняка вместе с кристаллами кальцита и 
медными соединениями и красиво выделяется на фоне белой известковой породы. 


*) Злобин. Горн. журв. 1832. II, стр. 

А. К а р н о ж и ц к и й, Евгееие-Максим. Минеральные кони. Зап. Мннер. Обід^ ХХХІУ, 
1896, стр. 8—37, 49, 81, 90. Е. Федоров. Горн. журн. 1905. IV. 208-245. 

Имеется еще одно месторождение этого минерала в Северо-Енисейской тайге, в бассейне 
р. Лита; однако, пока приходи.чось иметь дело лишь с валунами. 






I ^ 
















М 


в начале XIX века диоптаз, также и увароват не отличали от изум- 
руда, благодаря чему последний нередко в поделках подменивался менее ценным 
минералом; так, под именем изумруда диоптаз усиленно продавался киргизами через 
Туркестан и Бухару в Персию. Несмотря на непригодность камня для огранки, 
штуфы его очень ценились в минералогических собраниях и за них платили сотни 
рублей (по ценам до войны), хотя по описанию разведочной партии 1832 года [4] 
в месторождении «можно добыть диоптаза в таком количестве, что все минеральные 
ка'бинеты в Европе были-бы им снабжены». 

Литература. 

1. См. письма Германа. Сгеіі’8 Сііеш. Аппаі. 1783. I. р. 325, 519. РаИаа. Кеие Nог(і. 
ВеПг. 1793. 7. 285. 

* 2 . ЬесіѳЬиг’з Кеізе (іигсіі АНаізсЬіе беЫг^е. 1830. II. 429. 

3. Шангин. Ѵегіі. Міпег. ОезеИзсЬ. 1830. 390—399 (история открытия). 

4. Разведка мѳстор. диоптаза. Горн. Журн. 1833. ІУ. 382—385. 

5. КокзсЬагоѵѵ. Маіег. Міпег. Киззі. 1870. VI. 286—289. (описание). 

6. И. Антипов. Горн. Журн. 1872. 335. ' 

7. П. Ч у п и н. Поиски цветных камней в Заиртышск. степи. Зап. Западно-Сяб. Геогр. Общ, 
1893. ХУІ. стр. 4, 17. 


С ф е Н (титанит). 

в Америке, реже в Западной Европе подвергаются огранке яркозеленые раз- 
ности титанита, дающие довольно красивые капни, напоминающие демантоид. Такие 
камни, в качестве минералогической редкости, известны на Южном и Среднем 
Урале*), но говорить о них, как о материале для рынка соверщенно не прихо- 
дится. Вообще сколько нибудь значительных месторождений ограночного сфеиа нам 
в России неизвестно, но весьма вероятно, что с некоторым успехом можно было 
бы использовать бурые титаниты Ильменских гор **) или прибайкальских пегмати- 
товых жил по р. Слюдянке, где попадаются красивые буровато-красные камни с 
золотистым отливом. До сих пор, однако, не было сделано попыток гранить этот 
камень, встречающийся в указанных жилах южного Прибайкалі>я довольно часто в 
кристаллах, не превышающих однако 1-го, редко ІУі сантиметров***). 


*) Таковы копи Назямских гор на Ю. Урале. В 1917 году на Среднем Урале, около Верх-Ыей- 
вянсха, были открыты гидротермальные жилы альпийского типа с великолепными альбитами и проз- 
рачными зелеными сфѳнами. Однако, количество их было весьма незначительно, а между тем по ка- 
честву они заслуживали-6ы внимания. 

В 1836 г. в Екатеринбурге была сделана попытка гранить эти сфены, но без большого успеха. 

***) П. Еремеев. Олигоклаз, альбит и сфен из окр. Байкала. Сборник в честь столет. Горн. 
Инст. 1873. стр. 186. 




Группа полевых шпатов. 

I. Амазонский камень (микроклин). 

Амазонским камнем называется голубоватозеленая разность микроклина, идущая 
на различные поделки. Русские месторождения этого камня несомненно заслуживают 
особого внимания и лишь благодаря иенорма.ііьности условий добычи цветных камней 
на Южном Урале до настоящего времени использовались очень мало, Несмотря 
на высокие качества русского камня. Между тем на Западе, и особенно в Сев. 
Америк. Соединенных Штатах, этот камень периодами очень высоко ценился, и 
его месторождения тщательно разыскивались и разрабатывались *). Известен он 
был и в древнем Египте, где из этого камня, привозимого, вероятно, с верховий 
Нила (Эфиопии), готовились амулеты и бусы. В старой литературе обычно не 
отличали его от нефрита (как это видно из описаний Г у м б о л ь д а)"^*). 

Единственный в России район богатого амазонского камня — это Ильменские 
горы на Южном Урале, где он открыт был в 1784 году Раздеришиным, 
и уже к 1804 году стал широко применяться для украшений под именем зеле- 
ного полевого шпата или «изумрудного едельшпата»; он встречается весьма значи- 
тельными глыбами (спайные куски до Ѵг аршина) высоких колористических качеств; 
временами очень густо окрашенный, голубоватозеленый, яблочнозелепый, иногда 
бирюзовый с желтоватозелеными прожилками. Обычно цвета его вариируіот от 
зеленого до бирюзового, нередко переходят в жедтоватосерый с зелеными пятнами 
и, в этих случаях, всматриваясь ближе, видно, как поверхность его испещряется 
желтоватосерыми полосками. Изредка на поверхности видно «разъедание», тоже 
идущее полосками, благодаря которому он принимает костевидное строение; впро- 
чем, и на совершенно свежей поверхности кристалла замечается масса выдающихся 
бугорков и полосок пертитовых вростков; в него часто вростает слюда, кварц 
(образующий с ним красивую письменную структуру), топаз, фенакит, и поверх- 
ность его нередко покрывается игольчатыми кристаллами черного шерла. В неко- 
торых конях амазонский камень образует переходы в розоватокрасный микроклин, 


*) При посещении мною известной гранильной фабрики в Коуаі в Центр. Франции (в 1909 г.) 
мое внимание привлекли вещицы и мелкие вставки из довольно плохенького амазонита, получавшегося 
до дорогой цене из Сев. Америки. 

Подробно описывает историю изучения амазонского камня Н. Гізсііог, который цитирует 
старую диссертацию Шредера (8сЬгб(1ег. Віззегі;. іпаи^. (1е ІарШе атагопісо іп еріі. запаі. Цои. 
1818), где отмечается, что в XVIII веке в России пользовались этим камнем против .эпилепсии. 


: } 




ЛІ 


: . 





і- " 


?!| 0. 


Р і, $:'■ 


11:0 4 -‘' 

іі 

І.;. 


Іі.П ѵ' І^І .-.Ѵ" 


ій;А;і 

|ѵ:і' » ' 

ІкШ':| 

' ■І : 


':( .-/Ѵ" 








— 154-- 

образуя вместе с кварцем красивую породу, называемую искателями камней в 
Миассе «ситцевой» (напр. в Блюмовской копи). Некоторые камни обладают кра- 
сивым перламутровым отблеском от пластинок пертнтовых вростков, получаемым 
лишь при соответственном положении глаза или источника света, благодаря этому 
они иногда приравнивались к авантюринам или даже назывались зеленым лунным 
камнем [3]. ' 

Список копей, в которых встречается амазонский камень в Ильменских горах, 
приведен в работе Белянкина (см. карту во втором томе) |13], но из них 
необходимо выде.лить следующие: 1) колумбитовая копь Л? 64, где добывался ио 
указанию Менге в 1826 году амазонский камень для нужд Екатеринбургской 
гранильной фабрики. Копь, к сожалению, уничтожена полотном же.іезной дороги. 
2) Лобачевские копи 81 — 88; 3) Точильная копь № 61; 4) копи Стрижева, 
аквамариновая и топазовая Л?№ 54, 55; 5) копи на Косой Горе №№ 37, 38, 
где амазонский камень отличается особенным синеватым цветом (см. подробнее при 
(шисанин жил Ильменских гор). Все эти копи лежат в области гранитогнейсовой 
полосы на северо-восток от Ильменского' озера и являются носителями топаза, 
берилла, граната, черной слюды и т. д. 

В 1831 году по требованию Петергофской фабрики на копях были поставлены 
работы специально для добычи амазонского камня. До глубины 4 саженей можно 
было добыть лцпп> немного хорошего материала, но потом было произведено даль- 
нейшее углуб'іение с употреблением настоящего горного крепления, в результате 
чего и удалось добыть 25 пудов материала среднего качества (Архив Петерг. 
фабрики)*). 

Обилие материала, нежность и разнообразие топов должны привлечь вни- 
мание наших промышленных кругов к более широкому исполь.зованпю этого ценного 
материала, пригодного не столько для мелких поделок, сколько для больших 
изделий — ваз, шкатулок, пепельниц, чаш и т. п. Величина кусков с ІІлі)Менских гор 
настолько велика, что привела к рассказу, приводимому К в е н ш т е д т о м, что 
будто-бы здесь была заложена каменоломня в одном цельном крпста.іле. Интересно 
отметить, что Уральский амазонский камень, пос.іе предварительной выварки в 
деревянном масле, делается прозрачнее и ярче цветом, хотя и получает неприятный 
грязноватый тон жирных предметов. Этим средством часто пользуются гранильщики 
в Екатеринбурге, где преимущественно обрабатывается этот материал '■'*). Часто при 
распиловке, благодаря употреблению керосина, камень покрывается неприятными 
жирными пятнами, что следует иметь в виду при работе с ним. 

Кроме Ильменских гор нам неизвестно в России сколько-нибудь ценных 
месторождений амазонского камня. В старой литературе почему-то ошибочно при- 


■•*) в 1835 году отсюдо бы.?о добыто и послано в Петербург 159 луд., поигдимому, для кера- 
мвческого производства. 

**) В Эрмитаже имеются две вазы е 9 днем, высоты и 5И д. е диаметре, приготовленные на 
ЕкатервнГ). гран. фаСркве до і79о года. 






— 155 - 




водится указание на куски до пуда весом из дер. Липовой, из Алабашки, а 
также «гнезда прекрасного яблочно-зеленого цвета в 6 в. от Шайтанки>. Все эти 
указания на Средний Уран, повидимому, ошибочны. \ 

В Забайкалье и Внешней Монголии очень светлые амазонские камни известны 
в ряде мест; около Урги, у дер. Уточкиной близ Верхнеудинска, в Адун-Чолонге, 
в Агинском кряже, в 60 в. от Сионского оловян. рудника, на юг от сел. Турги и , 

в других местах, но нигде, судя по имеющимся образцам или указаниям, они не ( 

заслуживают внимания с практической точки зрения. ; 

Очень любопытным, однако, яаіяется указание А. Чек айовского: «с пути 
нашего на Хамар-Дабан по Пахабинской гриве (отрогу Быстрянскому) несколько г! ' 

раз спускались более или менее глубоко по склону р. Б. Быстрой; резуміьтатоы і;; 

этих боковых экскурсий было приискание давно забытого места нахождения прево- Н 

сходного полупрозрачного амазонского камня, затем минерала группы «танталонио- ; ^ : 

бовых» соединений, далее кристалов сфена, размерами превосходящих обыкновенные ф, 

(вблизи гривы Большого Зимовья), наконец, полевого шпата малинового цаета (?)» . ,;л 

Необходимо отыскание этого вновь забытого и затерянного месторождения среди 
гольцов Прибайкалия. , 


Литература (главнейшая). 

1. I. ГегЪег. СгеІГз СЬёшізсІіе Аипаіеп. 1785. I. 152. 

2. Негшапп. ВезсЬгеіЬ. ІІгаІ. Егх^сЫг^е. 1789. II. 319. 

3. Неггаапп. СгеІГз СЬешізсІіе Ашіаіеп. 1792. И. 234, (описание блеска). 

4. РаПаз. Ееие Е'ог(і. ВеНга^е. 1793. V. 279. 

*5. В і и (і 1і е і т. 8с1ігіГгеп Хаіигі. Ггеипсіе. Вегііп. 1794. 107, (Ильменские горы). 

Горн, журн, 1834. I. 170. 

7. Ушаков. Драгоценные камни в промышленном отношении, 1862. 106. 

8. N. К о к 3 с Ь а г о \ѵ. Маіегіаі. Міпегаіо^іе Киззіапсіз. 8рЬ. 1866. V. 126. 

9. А. Ч е к а н о'^в с к и й. Записки Сиб. Отдела Геогр. Общ. XI. 1874. 174, (по р. Б. Быстрой). 

10. М. М е л ь н и к о в. Ильмелск. минерал, копи. Горн. Журн. 1882, стр. 108, 139. 

11. В. Скин дер. Бронза. СПБ. 1908, 35—37, (Египет). 

12. В. Зильберминц. Труды СПБ. Общ. Естествоисп. XXXV. вып. 5. 221 — 244. 

13. Белянкин. Очерки по петрогр. Ильмен. гор. Известия Политехи. Іінст. 1910. XIII. 715 


2. Солнечный камень. 

Солнечный камень (авантуриновый нолевой шпат, гелеолит), — под этим назва- С ': 


'"Н 




нием известны различные виды полевых шпатов как калиевых, так и щелочно- 
I земельных, отливающих красными искрами при определенном положении глаза 
[ вследствие пара.мельной ориентировки многочисленных листочков ;келезного блеска. 

! Иногда этот камень называют восточным авантюрином или астраханитом (у не- 
іі мецких ювелиров). Камень употребляется сравнительно редко, только для неболь- 
I ших дешевых подделок по преимуществу пз месторождений Южной Норвегии и 
Северной Америки. Б первой половине XIX века камень величиной с горошину 
п ценился около 15 — 25 рублей, однако, камни из Цейлона ценились более высоко. 

У нас в России издавна известно месторождение солнечного камня в пегма- 








I 




матйтовых жилах о-ва Седловатого *) в Кандалакшской губе на Белом море (первое 
указание Ромме- де-Лидя 1780 г.); однако, до настоящего времени никаких 
более опреде.!іенных сведений об этом месторождении не имеется. Нам известно 
только, что в 30-ом году Л. Перовский посылал специальную экспедицию на- 
Белое море для отыскания этого камня, дав ей для образца перстень со встав- 
ленным камнем. При этом, повидвмому, удалось открыті. его в глыбах гранита и 
привезти «два воза» в Петербург, — но качеством он был много хуже старых 
образцов. К сожалению, имеющиеся в архиве б. уделов данные недостаточны, чтобы 
судить, действительио-ли был найден солнечный камень или что либо близкое к 
нему. Рамзай определенно высказывался за то, что первые куски солнечного 
камня являлись валуном из Хибинских гор, но этому противоречит полное отсут- 
ствие в последних этого минерала. Не происходил -ли камень из щелочных 
массивов Терского берега, напр. Турьи около Умбы **)? 

Второе известное месторождение солнечного камня по р. Слюдянке, на юг от 
Байкала, где в пади Улунтуй, в месторождении радиоактивных минералов отме- 
чается серовато-синий полевой пшат (микроклиновый пертит) со слабым красноватым 
отливом. На эти солнечные камни «проявляющиеся лишь на крошечных простран- 
ствах спайной поверхности», указывал еще А. Чекановский в 1874 г. 

Гораздо интереснее и в практическом отношении важнее является третье 
месторождение— у дер. Уточкиной, в 17 в. от Берхне-Удинска, вниз по р. Се- 
ленге. Это месторождение, о котором долгое время моншо было догадываться по 
валуна.м, находимым в реке***), было открыто в 1832 г. д-ром Фидлером и 
давало красивыя вставки серого солнечного камня. По моим наблюдениям 1915 г., 
наибольшего внимания заслуживает нижний утес (ниже деревни), состоящий из 
мощной светлой пегматитовой жилы и целой сети мелких жил сероватого калиевого 
полевого шпата, прорезающего гнейсовидные породы. Отдельные спайные осколки 
камня, величиною в несколько квадратных вершков, или, чаще, кристаллические 
аггрегаты его несомненно заслуживают внимания, как красивый и недорогой ма- 
I териал. Привожу дословно несколько совершенно справедливых .замечаний Фид- 
лера: «солнечный камень находится .здесь довольно большими массами, так что 
может быть употреблен на вазы до 1 — 2 футов размера и другие и.зделия зна- 
чительной величины>. — «Цвет его светло-серый или темно-серый, красіювато-бурый, 
переходящий в коричневый, переходя местами в бледно-красный или телесный 
цвет». На основании этих указаний Фидлера, гр. Перовский, убедившись в 
красоте ограненных камней, предпринял осмотр месторождения, подтвердивший 


*) В Кандалакшском заливе известно два острова Седловатых; вероятно, речь идет об острове 
на 3340' восточной долготы от Гринвича в Порье— губе на Терском берегу, где можно предположить 
некоторую связь с щелочными породами Умбы. 

Ѵеіаіп (Виіі. 5ос. Сео^г. 1891. XII. 49) описал с берегов юго-западных заливов озера 
Имандры письменный гранит с „авантюриновым олигоклазом** (у Зашеек и близь Сырой Тундры). 
Может быть отсюда происходил валун? 

Так еще в 1811 году Б е - О г ё е указывал на Сибирь, как на лучший источник солнечного камея. 



это указание и установивший присутствие мощных жил письменного гранита и 
тонких жил солнечного кампя. 

С научной точки зрения наши месторождения интересны тем, что предста- 
вляют собой разности калиевого полевого шпата, а не олигоіааза, как это оши- 
бочно по аналогии с Норвегией принято считать в минералогической литературе. 
С практической точки зрения месторождение д. Уточкиной заслуживает большого 
внимания и благодаря легкости выработки и обилию материала несомненно даст 
в, будущем прекрасный поделочный камень в больших количествах. 

Литература. 

*1. Гіе(і1ег. Ро^^епсі. Апііаіеп. 1838. 189. 

2. Разумовский — Гаю и. Драгоценные камни. Спб. 1833. 118-^120. (Эксп. на Белое 

море). 

3. ЗсЬгШеп Міпегаі. Оезеіізсп. Реіегз. 1842. 1. р. ЫІ (Набл. Фидлера и Седакова над 
жилами Уточкиной). 

4. Без-СІоігеаих. N011761168 гесЬегсЬез. 1867. 664, 716 (опт. изслед.). 

5. Ру коп. записные книжки экспедиции А. Ферсмана 1915 г. (Местор. по р. Селенге). 

6. Архивные материалы из архива б. Уделов. 

7. Рашзаз". Репіа. 1894. И. № 2. 77 (Бел. море\ 

3. Лунный камень, адуляр.*). 

Лунный камень, жемчужный шпат — под этими названиями обычно подразу- 
мевают адуляр с шелковистым, нежно синеватым отливом, напоминающим лунный 
свет. По словам В. Севергина «через полирование светлое принимает лицо и 
может употреблен быть на разные украшения>. Было-бы ошибочным приписывать 
это свойство исыючителыю калиевому полевому шпату, в котором это явление 
вызывается микроскопическими пертитовыми вростками кислых плагиоклазов (напр. 

I известный лунный камень с острова Цейлона). Гораздо реже лунным отливом, вы- 
: званным уже другими причинами, отличаются кислые плагиоклазы, например, из 
’ Тѵейевігапй в Норвегии и АѴіІщіп^іоп в Северной Америке. 

В России к лунному камню (к сожалению, до сих пор неиспользованному) 
і нужно относить нежный, серовато-белый криптопертит из пегматитовых жил первого 
і! ключа р. Черемшанки в Ильменских горах на Южном Урале, также аналогичный 
1 стекляиопрозрачный полевой шпат из Савельева лога (там-же) и из месторож- 
дения главного хребта — на занадном склоне Ильменской горы против Тургояка, 
недалеко от деревни Селянкиной. 

Второй район очень красивых серых лунных камней — это Прибайкапье, где 
* он образует особый тип пегматитовых жил, подробно изученный А. Чеканов- 

Ііским и наблюдавшийся ом в контактах с известняками. Этот полевой шпат 



1 *) Иногда лунным камнем ошибочно называют селенит (жилковатый гипс Пермской губ.), а также 

і; другие минералы с шелковпстым б.теском, наир, цпмофан, кошачий глаз и пр. 


встречается неправильнымя скоплениями, обладающими сильным блеском, полуоро- 
зрачностью и часто лунным отливом; больших скоплений он не образует, но наблю- 
дается в весьма многих местах по‘р. Слюдянке, Талой и Малой Быстрой. 

• Из плагиоклазов с слабым лунным отливом необходимо отметить полевой 
шпат из пегматитовых жил Шайтанки (в змеевиках вместе с бурым турмалином), 
Липовки и дер. Луговой на Среднем Урале. Кроме того, имеется в старой лите- 
ратуре указание на то, что лунный камень встречается в бассейне р. Унды около 
Новотроицких промыслов в Забайкалье. Полевой шпат с иризацией отмечается 
И. И. Гинзбургом из Выгострова и из с. Половинной в 37 в. от Кеми, в Кем- 
ском уезде Архангельской губернии. 

- Как выше указано, русский лунный камень до сих пор совершенно не исполь- 
зовался, между тем обилие материала, его доступность месторождений и чистота 
(например, из Ильменских гор) заставляет выдвинуть его и обратить внимание 
заинтересованных кругов кустарей *). 


4. Лабрадор. 


Лабрадор сравнительно редко и -только в исключительно красивых иризирующих 
кусках является поделочным камнем для брошек, застежек, печатей или даже 
ко.ііец; в главной своей массе он должен считаться поделочно-орнаментовочным и 
строительным камнем, как для наружных облицовок, так и для иамятников, над- 


гробных плит и т. п. 

В виду этого подробное описание свойств и месторождений этого камня 
выходит за пределы задач настоящей монографии, тем более, что особенно вы- 
соЕюй игрой для мелких украшений обладает главным образом не русский мате- 
риал, а Американский (о-в Св. Павла — цвета павлина), Индийский (желтовато- 
молочный и цвета павлина) и из Южной Америки (с огненно-красной и зеленой 
игрой). Однако, русские месторождения по своему богатству орнаментовочныи мате- 
риалом настолько важны, что нельзя обойти их молчанием. 

Лабрадор является очень прихотливым камнем и далеко не удовлетворяющим 
всем вкусам художественной моды. На лабрадор была особая мода в начале 
XIX столетия, когда, напр., герцог Девонширский за 1.000 р. купил ва-іун лаб- 
радора, найденный около Калиикива моста в самом Петрограде. На него была 
мода в Париже и Лондоне в конце 80 годов прошлого столетия, но в последнее 
время с ним приходится считаться лишь как с орнаментовочныи камнем. 

Кроме коренных месторождений Финляндии около Оямо, нам приходится прежде 
всего говорить о валунах лабрадора, находимых по северо-западу России и особенно в 
районе Петроградской губ. и занесенных частью из Финляндии, частью из Швеции. 

В. В. Аршинов. О двух полевых шпатах Урала. Изд. Литогеа, Москва, 1911 (лунный 
камень Ильменских гор). А. Чекановский. О лазурите Прибайкалья (архив Геолог. Музеа 
А?;адѳмии Наук). См. второй том настоящего издания. 


І 







На эти находки, сделанные внервые в 1781 г, при прокладке Петергофского шоссе, 
обращалось особенное внимание *), о них докладывалось императорам и из наи- 
более ценных кусков готовились пзделия и столы для Эрмитажа. Насколько 
заботливо относились в те времена к этому камню, видно из стихотворения 
Мартынова, посвященного находке в 1829 г. около Царского села на 
' р. Пулковке двух больших валунов ** ***) * **•**) ); «Благодарность огромнейшего лабрадора чле- 
нам Минералогического Общества>, и начинающегося словами: 

Сколь МІ 10 ГИ надо мной столетия пролетели. 

Вельможа, селянин на мне всегда сидели. 

Коль сманит их к себе товарищ мой — ручей, 

Никто не знал цены и красоты моей. ... 

Конечно, эти находки валунов (повторяющиеся изредка и ныне) в настоящее 
время имеют лишь чисто исторический интерес, но с каким вниманием к этим 
валунам относилось Минералогическое Общество, видно из нижеследующей выдержки 
из бумаги директора общества Я. 3 е м б н и ц к о г о по поводу вышеотмеченных камней: 
«Общество полагает, что разделение оного лабрадора на части для изготов.тения 
вещей в малом виде было бы явным действием истребления единственного доселе 
лабрадора по величине его при отличной игре цветов, местами в нем усматри- 
вае мой>. Взамен этого общество предлагало .из своей коллекции хорошие образцы 
Д. 11 Я изделий «Ее Императорскому Величеству». Согласно специальному докладу 
Л. Перовского было предложено большой валун оставить на Петергофской фабрике, 
а меньший уступить Горному Институту за 1.200 рублей (22 ноября 1829 г.). 

Совершенно иначе представляется вопрос о юоюпо-русских лабрадорах, глу.хо 
известных еще в начале XIX столетия, но определенно изученных значительно 
позднее 

Коренные месторождения этих пород известны в районах Киевской, Волынской 
и отчасти Херсонской губерний. Этот район юга России, открытый доктором 
Ш и р мор ом в 1835 г., является, повидимому, одною из са.чых богатых областей 
распространения лабрадора на поверхности земли и, потому,, заслуживает весьма 
серьезного внимания. С практической точки зрения он уже давно стал использо- 
ваться и применяться для колонн, подоконников, каминов, лестниц, облицовки 
церквей и т. д. К сожалению, при ряде достоинств по своей игре и мягкости 
тона, южно-русский лабрадор страдает рядом технических недостатков, как-то 


*) Эти находки произвели такое впечатление, что Б ю ф ф о к назвал лабрадор ріегге (іе Кпззіѳ. 

**) Один валун весил 250 пуд., другой— 80 пуд. В 1815 г. был найден крупный валун на Волко- 
вом кладбище, откуда перенесен в Минерал. Музей Академии Наук. 

***) Частично лабрадор применялся в древне-русском церковном строительстве в IX и XII веках, 

когда, очевидно, уже было на него обращено внимание. 

**•**) Известны из Киевского и Волынского лабрадора: колонна в Александровском парке в Одессе, 
колонны и облицовка храма Спасителя в Москве, колонны Владимирского собора в Киеве, внутренняя 
облицовка храма Вознесения на Жкатериниііском канале, многочисленные памятника на кладбища 
около Аскольдовой могилы на берегу Днепра около Киева и мн. др. 



трещиноватостью и некоторою неоднородностью. Часть этих недостатков об'ясняется 
прямо неумением выбирать нужный материал н неправильною обработкою. Для 
улучшений методов обработки в конце восьмидесятых годов была устроена спе- 
циальная мастерская в с. Городищах, Черкасского уезда Киевской губ. Тем 
не менее, вследствие полной неудовлетворительности отделки и техническим несо- 
вершенствам, часто граничившим с обманом, спрос па лабрадоровые изделия 
Б больших центрах (как-то в Киеве, Варшаве и Петрограде) очень упал за 
последние годы. 

Главный центр обрабатывающей камнерезной промышленности— Житомирский 
уезд, причем большипство заведений находилось в самом Житомире и лишь два, 
но самых крупных, находились в дер. Осники и Головине, причем только они 
были оборудованы механическими двигателями. Главным тормазом промышленности 
являлось отсутствие путей сообщения; так на месте цепа кубического аршина 
лабрадора в 1914—1915 годах колебалась около 15 р., тогда как доставка его 
за 25 верст обходилась в 10 р. *). 

Отдельные месторождения лабрадора и существующие ломки нанесены на 
картах строительных материалов фронта [25, 26] и по преимуществу приуро- 
чены к Житомирскому уезду Волынской губернии и к Радомысльскому и Черкас- 
скому уездам Киевской губ. 

С петрографической точки зрения приходится различать две разности: одну — 
порфировидную, с крупными выделениями лабрадора, другую— крупно-или мелко- 
зернистую. В той и другой величина кристаллов лабрадора доходит до 5 дюймов. 
Цвет кристаллов темносерый, почти черный, ирризацией обладает особенно грань 
М (010), дающая красивую игру зеленого, желтого, голубого и красного тонов; 
зеленый и голубой преобладают, тогда как красный весьма редок. В куске обе 
разности лабрадора имеют совершенно черный цвет с синеватым отливом. Очень 
ценным является месторождение Паромовки, где отдельные иризирующие кристаллы 
достигали 6x6 вершков и при красивом го.іубоватозеленом тоне заслуживали 
большого внимания. Любопытно отметить, что в этом лабрадоре попадаются 
пустоты до величины кулака, выстланные щетками горного хрусталя или аметиста. 
Редкой красоты плиты из крупнозернистой разности можно видеть во внутренней 
отделке храма Христа Спасителя в Москве и в пилонах храма Воскресения на 
Екатерининском кана.іе в Петрограде. 

В общем лабрадоры должны быть отнесены к породам группы габбро-норитов 


*) Для характеристики предприятий по обработке отметим в Справочнике промышленных 
заведений России за 1910 год: 1. Мастерская Воронова при сел. Осники, Житомирского уезда, 
в год 9 тыс. пудов на 20 тыс. рублей. 2. Мастерская Душинского и Салис в дер. Головине 
того же уезда, на сумму 25—30 тыс. в год. 3. Олешкевич в самом Житомире— небольшая 
мастерская с 15 рабочими. Небольшая мастерская Подаревского для изготовления памятников 
работала в дер. Паромовке, однако, после открытия карьеров в Осниках и Головине, с более 
удобными путями сообщения, экспорт Паромовского лабрадора сильно упал. Часть материала под- 
вергалась художественной обработке в Одессе и Киеве. 



и, согласно детальным обследованиям В. Тарасенко, представляют весьма боль- 
шое количество различных видоизменений, относительные техническі^е свойства 
которых совершенно не изучены. 

Мелкозернистая разность тверже, хорошо полируется и хорошо сопротивляется 
разрушению атмосферою. Ерупнозернистая разность, хотя и красивее, но обрабаты- 
вается труднее, легко крошится, разрушается и, потому, иредпочтите.іьнее ее 
употреблять для внутренних отделок зданий. 

Бобщем выходы лабрадоровых пород тянутся нолосой, начиная с Житомир- 
ского уезда, на севере и, через соседний Радомысльский уезд Киевской губ., в Чер- 
касский уезд той же губернии, вплоть до Елисаветградского уезда Херсонской 

Житомирский уезд Волынской губ.: Ерапивня, Буки, Головин (мастер 
ская), Осники (мастерская), Паромовка (мастерская). Горошки, Добрынь, Воров- 
ская Рудня и др. 

Радомысльский уезд Киевской губ.: по р. Быстриевке Каменный 
Брод (мастерская), всего в нескольких верстах от области Головина. 

По грубым изысканиям специальной комиссии в 1848 г., в этом место- 
рождении можно добыть до 1 миллиона куб. саж. лабрадора"). До 1860 г. место- 
рождение почти не эксплоатировалась и лишь с этого года было положено начало 
крупной промышленности. 

Черкасский уезд Киевской губ.: с. Городищи по р. Олыианке, со 
знаменитыми ломками, мастерскими и школой по обработке пород ""). 

Эти месторождения были случайно открыты при прокладке железной дороги 
(Киев — Фастов), при чем лабр'адор сначала шел как бут для фундаментов и как 
облицовочный материал. Только в 1885 г. образовалось товарищество для эксп.юа- 
тации этих месторождений око.іо ст. Воронцово, а в 1887 г. директором товари- 
щества Г. Г е л ь ф р е й X о м была устроена в Петербурге выставка с демонстри- 
рованием превосходных изделий как крупного монументального, так и ювелирного 
характера. 

Елисавет градский уезд Херсонской губ.: северо-восточная часть, 
около самой границы с Киевской губ., на берегу р. Б. Выси, бассейн р. Буга, в 
окрестностях Новомпргорода, где имелся целый ряд камено.іомен для добычи бута 
и приготовления плит (для памятников). Еаменоломни тянутся на протяжении 
около 8 — 10 верст на В. и 3. от Новомиргорода. 


*) Изделия из этого лабрадора выделялись на Нижегородской Выставке в 1896 г., особенно 
фабрики Корчак-Савяцкого, работавшей начиная с 1849 г. и выделывавшей изделия пре- 
восходного качества тысяч на 30—40 в год. Лучшим образцом изделий из Каменнобродских ма- 
стерских может служить внутренняя облицовка Храма Христа Спасителя в Москве. Интересно 
отметить, что во дворце Сан-Донато в Италии (где?) было установлено 10 колонн из этого 
лабрадора. Н. Несте ро веки й. Горное дело на Нижегородской выставке. 1897. VII. стр. 51. 
См. также А.ч Д о л и н с к и й. Горный Отдел на Одесской Выставке 1885.. 

**) Месторождения известны іі в области Каневского уезда. 


285-11 


ЛИТЕРАТУРА. 


Север России. 

1. 8с1ігійеп тіпегаі. (хѳзеІІзсЬ. РёІѳгзЬ, 1842. I. 39. 

Юг России. 

2. А п (і г 2 еі о 8 к і. Виіі. зос. Хаіиг. Мозсоп. 1850. XXIII. 210. 

3. К. Феофилактов. О кристаллических породах Киевской, Волынской и Подольской губ. 
Киев. 1851, стр. 22. 

4. А. Ушаков. Драгоценные камни в промышленном отношении. СПБ. 1862. 108. 

5. О сс ОБСКИЙ. Геолого-геогност. очерк Волынской губ. Житомир. 1867. 210. 

6. Н. Б ар б о т- д ѳ -М а р н и. Зап. Мин. Общ. 1869. IV. 351. 

7. Н. Барбот-до-Марни. Заи. Мин. Общ. 1872. УП. 52. 

8. Ь. О а т р е г. Зіпіііеп и. ЬаЪгабогіІе ѵ. Кіе\у. Л^егсЬ. (і. К. К. Оеоі. КеісЬзапзі. 1877. 130—134. 

9. Труды Киевской Временной Комиссии по устройству выставки в Москве. 1882. 

10. «Неделя строителя>, прил. к журн. Зодчий. 1882, стр. 245, 1887, 31, 34 (оппс. выставок 
лабрад. изделий). 

11. Л. Долинский. Статистические сведения по Юго-Западному Горному Округу за года 
1885—1893 (добыча). 

12. В. Тарасенко. О лабрадор, породе Каменного Брода. Зап. Киевск. Общ. Естествоиск. 
1886. УІІІ. 145. 

13. «Лабрадорная фабрика — Каменный Брод». Горн. Журн. 1837.^ I. 159, (из Правит. Вестника). 

14. М. Микл у ха-Макл ай. Матер, геологии России. 1890. XIV. 1. 

15. Ю. Азанчеѳв. Каменоломни России. СПБ. 1894. 54. 

16. В. Т а р а с е н к о. О горных породах сем. габбро Киевской и Волынской губ. 1895. Киев, 
стр. 21, 85, 164. (Основная монография). 

17. Н. Соколов. Труды Геолог. Комит. 1896. ХІУ. № 1, стр. 5. 

18. В. Тарасенко. Зап. Киевск. Общ. Естест. 1899. XVI. 365—496, 433. (Городищи Киев- 
ской губ.— петрограф, описание). 

19. Я. Самойлов. Лабрадор и каолин Елисаветгр адского уезда Херсонской губ. ВпП. ХаГаг. 
Мозсоп. 1902, № 4, 520. 

20. С. Бельский. К геологии Лгитомирского уезда. Труды Общ. Исслед. Волыни. 1910. 11. 

21. Н. Лямин. Естеств. каменные строитѳльн. материал. СПБ. 1911. 22. (Киевский). 

22. В. Л учи ЦК ИЙ. Рапакиви Киевской губ. Изв. Варшавск. Политехе. Института. 1911. II, 
стр. 103, (сводка литер.). 

23. Л. Иванов. О минералогии Волыни. Труды Общ. Исслед. Волыни. Л^итомир , 1914, 
(список литературы). 

24. В. Ласк ар ев. Труды Геолог. Комит. 1914, вып. 77. 587, 325, 330 и след. 

25. В. .И а с к а р е в и В. Поляков. Лист 17-ый карты строит, мат. фронта. Изд. Комиссия 
Сырья К. В.-Т. П. 1916. Петроград. 

26. П. Тутковский. Листы 30—31 того же издания. 1916. 

27. С. Бельский. Минералы и горные породы Волыни. Журн. «Природа». 1916. 381—382. 


5. Письменный гранит 

(еврейский камень). 

В качестве своеобразного поделочного камня должен быть ноставлен и пись- 
менный гранит (у Севергина — алфавитный камень), состоящий из законо- 
мерного сростания полевого шпата п кристаллов дымчатого кварца. Этот камень 
не мог не обратить внимания еще в XVIII столетии и целый ряд авторов описы- 
вал его под различными наименованиями. 




у нас на Урале его называют «припасом», так как он сопровождает место- 
рояідеішя драгоценных камней — берилла и топаза (тяжеловеса), а в Забайкалье 
еще со времен Раігіп’а (1789 г.) находки пегматита признавались прямым 
указанием на нахождение драгоценных камней. В Мурзинском районе иногда его 
называют «рябчиком» или еврейским шпатом: так существует на Мокруше выра- 
жение: «шпаты пошли, но без еврея», что обозначает жилу без письменной струк- 
туры. сплошь состоящую из полевого шпата, и что служит скверным признаком для 
находки драгоценных камней. 

Несмотря на то, что письменный гранит являлся у некоторых народов 
камнем священным, и напр. зыряне па севере Урала или ацтеки в Центральной Аме- 
рике поклонялись ему, тем не менее мне неизвестно употребление этого камня для 
украіпений или поделок не только в древнем искусстве, но даже в ХУП и в на- 
чале ХѴ1П века, когда, казалось-бы, именно этот камень мог-бы идти как дико- 
винка для табакерок, шкатулок и т. п. Только с самых последних годов ХУІІІ сто- 
летия, а особенно в Николаевское время, началось использование этого камня, но 
и то в небольшом количестве для небольших и дешевых поделок. Е этому времени 
относятся и знаменитые столы из письменного гранита и амазонита в Эрмитаже 
и в Зимнем дворце, где происхождение материала несомненно указывает на Сред- 
ний Урал для первого и Ильменские горы — для второго. 

Надо пожелать, чтобы обратили больше внимания на этот своеобразный камень, 
встречающийся в большом разнообразии тонов (белый, серый, розовый, зеленовато- 
голубой) или рисуіііга (мелкого, крупного, с прямолинейными контурами, с извилинами 
и т. п.) и в огромных количествах. Красота образцов зависит как от тона и 
чистоты полевого шпата,- так и от густоты «краски дымчатого кварца. Отвалы 
ряда копей на Среднем Урале, в Ильменских горах и в Забайкалье сплошь состоят 
из великолепного поделочного материала, размер кусков которого достигает несколь- 
ких футов. Неудивительно поэтому, что лучшие сорта письменного гранита можно 
было еще в 1914 — 1915 годах получать в районе Мурзинкн по 5 рублей за пуд, 
и за эту же цену Д. Орлов возил из дер. Луговой (в районе Мурзинки) этот 
материал в Екатеринбург для составления в Музее Уральского Общества учебных 
кол.текцпй. 

Наиболее богатыми и красивыми по тону и рисунку являются письменные гра- 
ниты Урала, в меньшей степени Забайкалья п Алтая. Известны они и в южной 
кристаллической полосе (Волынской и Херсонской губ.), на побережий Белого моря 
и в ряде, других областей России, богатых гранитными пегматитами. 

1. Наибольшее разнообразие и обилие материала дают копи района Мурзинки 
(Мокруша, р. Кривая, Маслянка и т. д.). 

2. Весьма красивы и заслуживают внимания нежнорозовые пегматиты с 
немного слишком крупным рисунком темного мориона из копи № 2 на Адуе [5]. 

3. Из Ильменских пегматитов надо иметь в виду Ерволитовую и Стрижев- 


( кую топазовую копи, где светлодымчатый кварц проростает красивый густой ама- 
зопнт. К сожалению, обычно тон кварца довольно светлый. 

4. И.з Алтайских пегматитов могли-бы иметь значение не столько письмен- 
ные граниты Тигерецкпх Белков, сколько образцы из жил вокруг Колываиского 
озера - 

5. В Западном Забайкалье довольно красивые пегматиты со свстлорозовым поле- 
вым шпатом и несколько слишком светлым кварцем встречены были мною око-іо 
дер. Уточкиной в 17 верстах ниже Верхнеудинска по р. Селенге. 

6. Менее красивы письменные структуры Боріцовочиого хребта; цвет по- 
левого шпата довольно темный, серый и на его фэне сравнительно мало выде- 
.'іяется рисунок светлого кварца. 

7. ][,оволішо своеобразный тип письменных структур наблюдается на полевых 
шпатах хребта Бургутуя около Кяхты и Цаган-Олуя в восточном Забайкалье. В 
зтях месторождениям^ кварц проростает розовый полевой шпат неправильными изви- 
листыми змейками и в сечении не дает подобия еврейских буев, образуя тем не 
менее весьма красивый рисунок. 

Во всех перечисленных случаях, которые можно было-бы легко дополнить 
еще многими другими указаниями, красота и характер куска зависят от напра- 
вления распила камня. Кварц включен в полевой шпат в виде веретенообразных 
тел (ихтпоглиптов), которые лишь в сечении, перйендикулярном к их длинной оси, 
дают впечатлепие еврейских письмен. В косых сечениях форма разреза получается 
мало красивая и неправильная, а в разрезе параллельно длинной осп ихтпоглиптов 
вырисовываются на фоне светлого полевого шпата длинные полосы или вытянутые 
линзы с зазубренными краями, напоминающие скелеты рыб. Во всяком случае 
для поделочных целей желательно ориентировать разрезы точно перпендикулярно к 
длинной осп кварцев [7]. 

Литерату ра (главнейшая). 

• 1. В. 8е^^ег^іп. Хота Асіа Аса(3. Реігороі. 1798. 291—298 (Аіабашка). 

; 2. Мельников. Ильменские минер, копи. Горн. журн. 1882, 1 стр. 68. 

3. А. Краснопольский. Геологическое описание Невьянского огфуга. Труды Геолог. 
Комат. 1900. XXV. 93. 

4. П. Ч и р в и н с к и й. Количеств, минералог, состав гран, и грейзенов. Москва. 1911. 428—469. 

5. А. Ферсман. Пегмат. жилы Адуя. Труды Радиевой Экспедиции. СПБ. 1014. ХГ2. 

6. II. Пилипенко. Минералогия Западного Алтая. Томск. 1916. 65, 83. 

7. А. Ферсман. Письменная структура пегматитов. Изв. Академии Наук. 1915. 1211. 

8. А. Ферсман. Полевой шпат. Сборнвк Ест. Пропзвод. Сил России IV. 1919. 28. 

9. Мною подготовляется к печати большая монография, посвяіденная вопросу о природе и 
і:роксхол:д^аии письменных грависов и о свойственной им структуре. 









і-роме уже имеющего , мировую славу лазурита некоторое значение в км-чо- 
стве поделочного камня мог-бы иметь іі содалит, который нередко выдается за 
лапис-лазулн. Однако, его мягкость, ясно выраженная спайность и хрупкость 
вряд-лп могут ему обезпечить широкое применение, за исключением орнамемто- 
вочных целей “). 

В России нам известны три области, в которых этот камень встречается; 

а) На Южном Урале в Ильменских горах — синие скопления его в массе 
бесцветного элеолита или канкринита лишь изредка достигают большой густоты 
п однородности тона, и, потому, вряд -ли о них приходится говорить, как о серьез- 
ном поделочном камне, хотя в отдельных случаях он мог бы идти в огранку 
кабошоном для небольших вставок. 

б) Несколько интереснее второе месторолщение, отмеченное на карте цветных 
камней Средней Азии (см. стр. 45) — в районе Верхнего Зеравшана по 
р. Тагобы— Собак [1]. Этот минерал (по таджикски ля-джвар) встречается здесь 
скоплениями до 10 сайт, величиной красивого василькового цвета, частью в виде 
трех вертикальных жил, частыо-же отдельными гнездами в белоснежной полево- 
шпатовой породе, среди известняков и мраморов. Как ноделочный материал, с 
колористической точки зрения, он заслуживает внимания, но само месторождение 
в трудно доступном ущелии среди отвесных скал вряд-ли может скоро сделаться 
промышленным. Весьма возможно, что этот камень смешивался в Средней Азии с 
лазуритом и.молѵет быть даже использовался вместо последнего. С другой стороны 
не исключена возможность нахождения в области Бадахшана и горной Бухары 
других месторождений содалита, особенно в районе лазуритовых копей [4]. 

в) Об этом- же минерале из третьего месторождения в Мариинском графи- 
товом руднике Алибера (на Батогольском гольце) в Иркутской губ. писал 
в 1862 г. Ушаков [2] следующее: «содалит из последнего месторождения, судя 
но двум отшлифованным образцам, которые были доставлены в числе других 
спутников Алиберовского графита на бывшую в 1860 году выставку Вольного 
Экономического Общества, имеет очень приятный синий цвет, стеклянный ■ блеск, 


Так, в Сев. Америке получила за последние 10 лет большое распространение канадская сс- 
далитовая порода, которая под именем аломита шла, подобно мрамору, для внутренних облицовок. 


— 166 






хорошо принимает полировку, почему и может быть употребляем в дело на мелкие 
галантерейные вещи, для оклейки ваз, коробочек и т. д.> "). 

К сожа.іениіо, более точных данных об алиберовском содалите мы не 
имеем. 


Литература; 

1. И. Преображенский. Нефелинов, сиениты с р. Тагобы-Собак. Нзв. Петр. Полит. Инст. 
1911 г. XV. 293. И. Преображенский. Поездка в Туркест. хребет, йзв. Геогр. Обш. ХІЛПІ. 
1911. 325. 

2. Ушаков. Драгоценн. камни в пром. и'минер. отношении. 1862. 116 (Иркутская губ.). 

3. Еремеев. Зад. Мин. Общ. 1884. XIX. 193 (Зеравшарский ледник). 

4. Ееиззпег. 2еі1. Г. КгізШІ. 1881. ^Ѵ. 583. (Бухара-очевидао Зеравшан). 

*5. А. Ушаков. Труды Воль'но-Экономич. общества. 1860. 22 окт. (Иркутской губ.). 



Рис. 14. Копия карты Пермикина (1853 г.), с небольпіііми дополнениями по его позднейшим 
I донесениям. 

*) К этой же области Прибайкалья следует отнести и главколит (см. стр. 169), часть которого 
согласно исследованиям Брёггера, должна быть причислена не к скаполиту, а к синему со- 
далиту. 






Лазурит (ляпис-лазули, лазоревый камень) и 

главколит. 

Лазурит принадлежит к одним из тех ценных поделочных камней, с которыми 
связано не только много вопросов большого исторического и культурного значения, 
по и ряд задач чисто научного характера. Нельзя, однако, отрицать того, что ни 
те, ИИ другие до сих пор еще не разрешены, и что по отношению к этому 
азиатскому камню, как в области изучения самих месторождений, так и с точки 
зрения его распространения и происхождения до настоящего времени отсутствуют 
точные данные и исследования. 

Его густо-синий цвет, «ласкающий глаз>, не мог не привлекать к себе оби- 
тателей Египта и стран Востока и неудивительно, что об этом камне мы на- 
ходим многочисленные указания у писателей различных веков и различных пародов. 
Так, в арабской книге «Аристотеля» *) **) мы находим упоминание о «соединении 
его с золотом (пиритом), которое придает ему особую красоту», отмечаются там 
также и некоторые опыты для отличия его от поддельного лазурита (главным 
образом от соединений меди ***). Хорошо знали его древняя Греция и Рим, полу- 
чавшие из него хорошую йраску, и называвшие его (Теофраст- 

и линий). Подробно описывал и изучал его в XVII веке Вооііііз сіе Во о 115]. 

«Лазуревый камені. издревле употреблялся в Индии и Персии при изготовле- 
нии драгоценной для художника краски-ультрамарина. С этой целью камень жгли 
и растирали в тонкий порошок; последний смешивали со смолой, воском и маслом, 
промывали, и тогда краска оседала в виде чудного тончайшего синего порошка, 
который сушился и затем шел в употребление, но естественно был очень дорог. 
Бее эти сведения нам передают и подтверждают все старые писатели Востока, 


*) Есть предание, что скрижали, данные Моисею на горе Синае, были^сдѳланы из лазурита. 

**) 8. К и 8 к а. Ваз 8іеіпЪис1і (1. Агізіоіеіез. Неі(і. 1912. 153. 

Особенно часто смешйвался с так называемым армянским «известным камнем 

проникнутым медною лазурью», который в огне теряет свой цвет и тоже употребляется для синей 
краски. 






ІІ 


ж- 


■'■ІГі-'. 


— 168 — 

Ибн Хаукал, Истахрн, Эдризи, Абулфеда, Шехабеддин, Мбн Батута, Тейфаши, 
Марко-Поло и ЫН. др.». 

«Лазуревый камень в -нрименеиии к искусству был излюблен еще в древнем 
мире; особенно часто на нем гравировали, что облегчалось его мягкостью, и ре- 
залп из него выпуклые фигуры и . рельефы. На востоке н в Китае им пользова.іись 
часто; в Китае его применяли для чаш, шкатулок, флаконов, колец, статуеток, 
аму.штов и множества безделушек; магометанский Восток прибегал к нему более 
для врезных и мозаичных работ> *). 

«В Европе лазоревый камень был очень редок, пока в XIX веке не посту- 
пило на рынок большое его количество, привезенное с Байкала. В прежнее время 
изделия из лазоревого камня изготовлялись лишь из дельных кусков, а так как 
последние редко имели достаточные размеры и были дороги, то и число дошед- 
ших до нас таких предметов очень ограничено. Более мелкие куски шли на мо- 
заичные работгл, на работы «ріеіга (1ш'а»,на отделку драгоценностей и, в соеди- 
нении с другими камнями, на украшение мебели, к чему особенно пристрастились 
в ХА'’1І веке. Государственные гранильные фабрики в Екатеринбурге и Петергофе 
в середт^ие XIX столетия указали совершенно новые пути использования лазоре- 
вого камня; они изобрели облицовку тонкими слоями этого дорогого и прекрасного 
материала, в роде фаиеровки столярных работ дорогими породами дерева, и довели 
эту технику до той степени законченности, выше которой едва-ли можно что-либо 
ожидать. Таким способом стали отделывать не только предметы средней величины, 
как ящики и шкатулки, колонки для шкапов, столовые часы и т. и., но и [)аботы 
громадных размеров, ііаковы колонны в йсаакиевском Соборе, стены в покоях Боль- 
шого Царскосельского и Зимнего дворцов, вазы и столы в Эрмитаже и других 
дворцах. Достигается это таким путем, что остов более мелких вещей — то есть, 
-в сущности, самые вещи — изготовляются из метала и лишь обкладываются тон- 
кими пластинками дорогого материала, составленными, в свою очередь, из мелень- 
ких кусочков; по отношению к крупным предметам применяется в общих чертах 
тот-же способ, но остов делается из простого камня. Искусство этой работы 
заключается в том, чтобы но только иригнать отдельные куски настолько слптно, 
что соединение их для глаза почти неуловимо, но и придать им все мельчайшие 
изгибы, выпуклости и закругления, соответствующие слолшым очертаниям >. 

«Нельзя отрицать, что лазуревый камень— правда, только в лучших своих 
образцах — таит в себе очарование, которому трудно противостоять. Действительно, 
роскошный цвет хороших бадахшанских кусков производит необыкновенно бла- 
городное впечатление, точно — как ни парадоксально это сопоставление — холодный 
огонь. Биечатление еще значительно усиливается золотистыми, блестящими вкрап- 
линами, появляющимися то одиночными крупинами, то в затейливых сочетаниях, 
то в извилистых жилках». 


*) См. Вгагй. Міпёгаі. аррі. аих агів. Раг. 1821. II. р. 470. 






^Лучше всего лазоревый камень сочетается с золотом, особенно там, где 
служит только фоном, менее удачно с чисто художественной точки зрения исполь- 
зование синего камня для рельефной резьбы, передающей портреты или измышленные 
головки, хотя-бы исполнение ее было вполне законченным и художественным; к 
таким работам побуждала, очевидно, только мягкость камні[ и сравнительная лег- 



кость резьбы. Тяжелый вес лазурита и невозможность делать из него очень тонкие 
пластинки удерживали от изготовления из пего табакерок и коробочек, предназна- 
ченных к ношению в кармане; тем не менее, попытки такого рода бывали» [2].' 

Характерный тон камня, в связи с способностью принимать довольно хорошо 
полировку (не очень прочную и без большого блеска), еще с конца XVIII века 
выдвинули его как первоклассный поделочный материал, который вскоре получил 
широкое расііространепие и вытеснил его применение в размолотом виде для краски 
или для медицинских целей. Особенно ценились темные васильковые сорта, иногда 
с золотистыми крапинками пирита, причем последние были особенно характерны 
для так называемого «бухарского лазурита». Нередко окраска лазурита улучшалась 
после прокаливания до темнокрасного ка.ііешія, но эта операция должна была вестись 
очень осторожно, так как иной камені> от нее приобретает слишком темный тон, 
а иной — зеленоватый. 

Употреблялся лазурит для галантерейных и туалетных украшений, однако, 
наиболее ценным являлось его применение для больших вещей — ваз, колонн, ка- 
минов и т. п. В мблких вещах, особенно при искусственном освещении, он очень 
теряет и, потому, его употребление для серег и брошек весьма ограничено. 

Почти исключительная монополь на обработку лазурита в конце ХѴПІ и 
в XIX веке принадлежаііа Петергофской гранильной фабрике, которая прославилась' 
выполнением ряда всемирно известных работ. Достаточно вспомнить о знаме- 
нитых колоннах Исаакиевского собора, в диаметре 14 верш., вышиной почтп 
: в 7 арш., на которые пошло 781'2 пудов камня *), а также о вазах, столах и 
1 чашах в Эрмитаже, или облицовке Мраморного зала в Мраморном Дворце и Лион- 
: ской комнаты «Саркосельского Дворца». 

В тесной связи с лазуритом находится и его неизменный спутник — главколит, 
саневатофиолетовый минерал из группы скаполита, отличающийся большей про- 
. зрачностыо, чем лазурит, ясной, хотя и несовершенной спайностью и резкими 
переходами тонов. Вместе с самим лазуритом он образует очень красивые по тонам 
' скопления и вообще в куске часто трудно отличим от последнего, вследствие чего 
в старой литературе обычно переплетался с описанием настояпщго лазурита. 

) Лазоревый камень издавна пользовался уважением придворных кругов России, 
Упричем имеются сведения, что сама Екатерина I весьма интересовалась этим камнем, 
привозимым <из Бухарин с золотым песком через Кяхту >, причем ею были поставлены 


*) Стоимость калсдой колонны около 31.000 р. Лазурит шел Бадахшанский по цене 2сО р. 
а пуд. 







— 170 — 


особые условия привоза этого вамня (лапжеверт по бухарски и чин-чин-ши по 
китайски), а именно уплата за первый сорт за каждый фупт по фупту серебра, 
а за второй сорт за 10 фунтов камня — 9 фунтов серебра, причем платилось пе 
серебром, а пушным товаром. Однако, не смотря на эти меры, адмень попадал 
в Россию лишь в незначительных количествах и не каждый год. При этом 
остается, однако, неясным, из каких месторождений проникал в Кяхту этот цени- 
мый на Востоке камень, действительно-ли из предполагаемых месторождений 
Китая *) йли-же кружным путем из Бадахшана. К этому интересно добавить, что 
китайцами этот камень издавна приносился на наши пограничные караулы в 
районе Ю.-В. Забайка^лья, причем они обычно уверяли, что шары лазурита вымы- 
ваются и выбрасываются на берег волнами озера Далая и реки Еайлар [47]. 
Первые более точные сведения о лазурите относятся лишь к 80-м года'М 
ХТШ столетия, однако, нельзя не отметить одного интересного указания, требующего 
джчьнейших архивных розысков: в 1737 г. Амман сделал доклад в Академии 
Наук о местах в России, где находится лазурит «всііопвіе Ыаие РагЬе>, а Корф 
говорил 0 . той синей краске, о которой упоминается в Камчатских Актах Экспе- 
диции С т е л л е р а. 

Начиная с конца ХУ11І века было предпринято много поисков этого камня 
во всем свете, и лишь последнее время к азиатским месторождениям присоединились 
в Чилийских Андах находки довольно светлого и зеленоватого лазурита. Таким 
образом и сейчас первенство в обладании этим камнем остается за Азией, где наше 
внимание обращают на себя две области— одна, обычно относимая к Бухаре или 
Персии, вторая — на юг от Байкала. 

С этими двумя областями мы познакомимся отдельно. 


Лазурит Бадахшана — <6ухарский>. 

До начала XIX века лазурит обычно приходил из «Бухары, Туркестана, 
Афганистана, Персии, Тибета» и под этими разнообразными п неясными обезна- 
ченпямп скрывался какой-то неведомый источник Средне-Азиатского камня. Иногда 
минерал считался приходящим из «Киргизских степей» пли даже камнем из 
«страны Китаев» **). Несомненно, что в многочисленных, очень противоречивых 
указаниях мы прежде всего встречаемся со зиачительной путаницей понятий о ' 


*) Б и-Н а1 (I е в 1735 г. отмечал нахождение лазурита в южной пропиыдии Юнь-нан (на границе 
с Бирмой) в провикдип Сечуен и особенно Гань-Су (на восток от Восточного Туркестана), где он 
лкобы. встречается вместе с нефритом. Эти указания не получили подтверждения. Позднее 
А. ЬеопЬагсі (Огукіоі^позіе. 1821. стр. 651) приводил длинный список мест нахождения лазурита, 
особенно Б провинции Гань-Су. Скорее всего речь идет о Бадахшанском лазурик', проникавшем 
вместе с нефритом с Запада через Кашгар и Яркенд. Вгіісктапп не придавал веры указаниям 
Б и-Н а 1 (1 е. 

«Б Малой Бухарин, откуда привозят в Оренбург иногда куски весом в 3 иуда, в Великой. 
Татарии, в Персии, Китае и в Сибири близ Байкала», так говорил акад. Севергиа (1809 г.). 



/‘.'1 


- 171 - 

самом камне, так как лазурит часто смешивался, да и сейчас смешивается с 
различными соединениями меди (кварцем, окрашенным азуритом и т. п.), и в 
частности в Туркестане, невидимому, не отличался от содалита Алайского хребта 
в долине Зеравшана, а в Семиречье и Еульдже туземцы говорили про обилие 
лазурита в связи с медными окислами в ряде местных месторождений [9]. 

Еще Марко-Поло в XIII веке (1271 г.), описывая Бадахшан и руби- 
новые копи, говорил; «в этой стране, знайте, есть еще іі другие горы, где есть 
камень, из которого добывают лазурь; лазурь — прекрасная, синяя, лучшая в 
свете, а камни, из которых она добывается, водятся в копях, как и другие камни з. 
Неопределенно говорил о лазурите Тейх; <из Бадахшана и с Кок-Тюбе, близ 
Еульджи, уже в пределах Китая». Еще менее ясно указание на лаііис - лазули 
в Еокандском ханстве. Имеются указания на нахождение лазурита в Горной 
Бухаре (на границе Хотлана и Бадахшана) «в горах подле Самарканда и Таш- 
кента», по все это скорее предположения, чем действительные указания на 
находки *). 

Только экспедиции начала XIX века пролили свет на эти месторождения — 
В и г II е 8, Г г а 5 е г по распросным сведениям и V/ о о й. по личным впечатле- 
ниям [6,7] да.та их описание и указали на точное их положение около Фиргаму, 
на юг от Джарма в Бадахшане. Повидимому, это единственное месторождение, яз 
которого Восток черпал свои лазоревые богатства, и все указания на Персию, 
Бухару, .Памир и Индию, вероятно, доляшы быть отнесены к нему. До настоящего 
времени Вуд остается единственным путешественником, посетившим эти копи; 
вот как он описывает их; 

«Копи находятся на правой стороны долины Еокчи, которая в этом месте 
с ‘уживается до 200 ярдов, стесняясь высокими, зубчатыми горами, лишенными 
какой-бы то ни было растительности. Горы состоят из черного и бе.юго, неслои- 
стого, но с волнистыми линиями известняка, в котором и залегает лазоревый 
камень. Вход в копи лежит на высоте 1500 ф. над уровнем реки и доступ к 
нему весьма затруднителен и даже опасен. Разработки ведутся крайне непра- 
вильно и с большим риском; в главную копь ведет наклонная шахта (10 ф. в 
окружности), которая переходит в галлерею до 80 шагов длиною п до 12 н 
ширину и высоту. Галлерея с небольшим уклоном оканчивается углублением в 
20 ф. диаметром и глубиной. Дно галлереи местами до того завалено обвалами с 
кровли ее, что пробраться по ней можно только ползком. Благодаря этим обвачіам 
нередко происходят несчастные случаи, и некоторые места галлереи носят назва- 
ния но имени погибших; тем не менее об укреплении копи нет и помина. 
Добывание лазоревого камня производится самым примитивным способом — при 


*) Как будто бы более достоверны указания на Белуджистан и район Кандагара в Афганистане 
См. М е г гі 1 1. Коптеіі. Міпег. 1905. 198 — 199. Б е-Ь а и п а у приводит без сноски мнение Ирвина 
(1841) на нахождение лазурита в Индии, в горах Кайраііаг в Аджмире. Последний, мна кажется^ 
скорее относится к синим медным соединениям. 







помощи огненной работы *); причем работают преимущественно зимою. Туземцы 
различают три сорта лазоревого камня: пеЫі — самый дорогой и красивый, цвета 
индпго, аынапі — свстлоголубой п епѵзі — самый низший сорт, зеленоватого іщета. 
Лучшего качества камень находится в самых темных породах и притом ближе к 
реке: вместе с лазоревым камнем находится прекрасный голубой ультрамарин 

<В последнее время, года 4 тому назад (т. е. в 1830 — 1840-х годах), по 
распорягжению Мурад-Бега, копи эти, равно как и рубиновые на Оксе, пере- 
стали разрабатывать по причине малой доходности их; по прежде они разраба- 
тывалнеь усиленно, и бадахшанские , камни развозились в Китай, Бухару и по 
всему Востоку». 

Лучшим сортом этого камня (арабский лазувард, персидский н афганский — 
ладжавард) на Востоке считался тот, в котором вкраплены золотые точки. Из него 
в начале. XIX века делали перстни, чащи п кувшины и добывали до 200 нуд. в год. 

В 1900-х годах камень, калсется, добывался в Бадахшане и вместе с 
каракулем составлял регалию афганского эмпра, благодаря чему мог вывозиться 
из страны лишь контрабандным путем, который, однако, с конца восьмидесятых 
годов оказался весі).ма затрудненным благодаря установлению тамолгенной лшшіі 
на бух арско- афганской границе (из донес, росс, полнтпч. агента в Бухаре за 
Ле 761. 1898 г.). Живший в Бухаре торговый агент эмира скупал находимые 
у населения куски п отправлял их в Кабул. Современное состояние промысла 
совершенно неизвестно н ведется-лн добыча на копях — сведений нет. В Россию 
камень проникал і! ХѴІіІ веке через Катай, позднее через Бухару, Оренбург и 
Нижегородскую ярмарку. Б последнее время закупки шли прямо через эмира 
Бухарского, который в 1889 г. подарил русскому двору 40 пудов камня. 

Вообще, как указано выше, еще и сейчас остается перешенным вопрос, 
являются-ли кони Фяргаму единственными в Средней Азии, илп-же будущие иссле- 
дователи подтвердят тс неясные исторические справки, которые мы находим у 
разных писателей, и откроют другие месторождения. 

Лазурит Прибайкалья. 

Ис тор ИЯ открытия. 

Вторая області) Азии, которая привлекает наше внимание — отрогу гор, 
окаймляющих южное и юго-западное поберелше Байкала,— область, представляющая 
столько неисчерпаемого разнообразия поделочных _ и цветных камней. Лазурит и 
его постоянный спутннк-главколит были открыты в этом районе в 1784 и 1785 го- 
дах знаменитым исследователем Сибири Эриком Л а к с м а и о м, который так 
описывает свое открытие в письме к Далласу: « . . . р. Слюдянка, пли в про- 

Это находит себе подтверждение в том, что на образцах бадахшанского лазурита нередко 
обнаруживаются следы прокалпвавия, что п отражается на большей густоте тона. 


стонар. Еарча. Прекраспый белый мрамор встречается во многих местах, а в 
соеднпнтельных породах, где гранит примыкает к мрамору, проступает Ьаріз-іагиіі. 
По всей речке, около 35 в. длиною, находят ва,ауны этой синей горной породы 
везде между наносами, и опять по местам выступают белые мраморные утесы до 
той снежной вершины, с которой свергается яростный ручей. У Слюдянки Еаріз 
]а/.и1і показывает удивительные переходы из самого насыщенного темного ультра- 
марина в цвет бледной сыворотки; местами встречаются камни фиолетовосинего 
цвета (очевпдно, главколит), а еще гораздо чаще похожие цветом на та.іассйн и 
селадон. То кварц, то полевой шпат смепіаны с зернами слюды и колчедана, то 
опять вкраплены известковые частицы. Я, до безумья и до мученичества влюблен- 
ный в камни и в дикойг Сибири совсем испортивший свой вкус, не в состоянии 
судить о прекрасном. Потому осмеливаюсь переслать целую партию синих камней 
моих для представления их высшему приговору. Со Слюдянкой прекращается 
ІіЕріз-Іа/.иІі» [12,13]. 

Это открытие ’), сделанное по другим историческим данным на основании 
находки образца култукским крестьянином Война или же звероловом из Иркутска 
Л а п ш п н ы м, дошло до сведения начальника горной экспедпцви генерала С о й- 
м о п о в а, который доложил Екатерпие II, и последняя раснорядилась предоставить 
Лаке ману средства на дальнейшие поиски; в конце 1787 года состоялась 
■экспедиция, детально изучившая течение р.р. Слюдянки и ІІахабихи и собравшая 
до 20 пуд. ценного материала, как лазурита, так и главколита. К сожалению, в.з 
данных этой экспедиции осталось невыясненным, найдены-ли были коренные место- 
рождения лазурита: скорее надо думать, что кое-что в долинах Слюдянки и Паха- 
бихи было открыто, хотя позднейшия указания С и в е р с а указывали лишь на 
валуны. 

Б те-яге годы, на основании образцов и сведений, сообщенных Лаке м з- 
н о м, начинается детальное изучение этого минерала, подробно сведенное в 
і биографии этого натуралиста. Вокруг минерала расгормся ^гастоящий спор, но сам 
I Л а к с м а н оставался вне его, мечтая попасті> в другую родину этого камня — 
і «в Бухарию>. Многие, со слов Ренова нца, отрицали правильность находки, 
і: другие считали минерал за простую разновидность полевого шпата, третпе указы- 
й вали на отсутствие коренных местороікдений. В 1813 г. по поручению Горного. 
I Совета на Слюдянке вел разведки Семііликевгіч; поиски были неудачны и кроме 
; валунов лазурита ничего не дали [14]. Более удачными были поиски австрийского 
і' минералога Я. Мора в 1816 — 1817 г.г.; хотя, повидимому, ему удалось найти 
ітри коренных месторождения на берегах Слюдянки, по в заложенной им шахте 
оказался главным образом главколпт *) **), привезенный еще в 1809 г. из этих мест 
'Яковлевы м. Однако, с практичесіюй точки зрения разведки Моровских место- 


*) Первое сообщение об этом открытии было доложено в Академии Наук 19 января 1786 год:; 

Впрочем, и сейчас отличить на глаз главколит от лазурита затруднительно. 



рождений Сибпряковым (1818 г.) оказались отрицательными и дали лишь 
весьма неоднородный и мало подходящий для поделочных целей материал. 


Новое направление получил вопрос только после новой командировки пробир- 
ного мастера Харп неких и Злобина и особенно после находки лазурита 
в 1848 году поселенцем култукского селения Чикаевым по р. Талой в левом 
ее берегу, в 7 верстах от самого Култука. Начиная с 1851 года, поисками лазу- 
рита начинает заниматі^ся в этом районе неутомимый Г р и г. Н е р м и к и н.' 
Его рапорты и донесения по большей части оставались в недрах архивов Депар- 
тамента Уделов 121 1, и первое точное литературное списание самих копей лазо- 
ревого камня относится к работе Н. Версилова, перепечатанной в ряде периоди- 
ческих изданий |25, 26, 27] в 1857 году. 'Автор подробно списал Перыикни- 
с к и е работы, дал схематические чертежи и пришел к выводам, что месторождения 
эти заслулшвают большого внимания, и что генетически они связаны с «трением и ^ 
передвижением масс известняка, вызванным парами снизу». В связи с этой ^ 
теорией, Версилов совершенно справедливо отмечал вероятность нахождения ] 
лаписа-лазулп высокого качества в более глубоких частях месторождений, что в 1 
дальнейшем, действительно, іі оправдалось. За этим описанием последовали описания \ 
Романова [28], С е л і. с к о г о [30], коротенькие печатные заметки Черского і 
II Чека по веко го и только более обстоятельная и интересная работа Обру- \ 
чева [41] пролила свет на природу этих .месторождений. ' 


Между тем история исследования их шла далеко вне этих печатных работ, 
и в архиве б. Министерства Уделов и Петергофской гранильной фабрики накапли- 
вался огромный материал работ неутомимого Пермикина, сына .мастера Ека- 
теринбургской гранильной фабрики "). Еще в 1841 году началась его деятельность, 
когда он был командирован Кабинетом для })азыскания цветных камней, но осо- 
бенно работа закипела в 1850 году, когда страстный любитель камней и коллек- 
ционер гр. Л. ГІ е р о в с к и й отправил его в Сибирь **) для отыскания цветных 
камней для флорентийсіѵЬй мозаики со званием «чиновника по отысканию цветных 
камней в Сибири». В 1851 году Пермикин открыл работы на М. Быстрой и 
Тгыой и добыл 17 нуд. лазурита из россыпей п небольшое количество из ранее 
известного здесь коренного месторождения. В этом году ему уда.гось сделать боль- 
шой объезд района распространепия валунов нефрита, открыть коренное место- 
рождение лазурита и главколита в верховьях Слюдянки и даже перевалить через 
Хамар-Дабан к притокам Джидды для осмотра месторождений аметиста, а в 1852 году 
открыть ряд новых месторождений по притокам Иркута и по Слюдянке (добыто 
33 пуда). В этом году у него на промыслах работало 30 рабочих, причем каждый 


Подробная биография Г. Пермикина будет помещена в четвертом томе. 

По словам В е р ф е л я, при нем состоял в качестве гувернера и парикмахера А л и б е р, • 
вскоре сделавшийся самостоятельным и продолжавший на свой риск поиски цветных камней в Тун- * 
кйБских горах. 



рабочий обходился ему по 200 рублей серебром в год, что по тогдашним ценам 
представляется весьма высоким. 

Все эти находки окрылили энергичного П е р м и к и н а и он мог с гордостью 
писать: 

\ 

«вследстоие розысканий, сделанных мною в отрогах Саяна, в настоящее время окончательно 
решен вопрос, разрешением которого занимались, начиная с г. Мора (1816 г.) включительно до моего 
сюда приезда (1851 г.), о том, сущѳствует-ли по р. Слюдянко.-и в других прибайкальских местах 
коренное месторождение лазур. камня. В продолжение этого времени и даже еще ранее, в царство- 
вание императрицы Екатерины II, несколько лиц были посылаемы с этою целью, но как мне известно, 
все они, равно как и М о р, искали этот камень по выносам речек или делали разведки при подошве 
гор, между тем, как я выше упомппал, для подобных розысканий нужно было осматривать почти не- 
приступные горы, и только при большой настойчивости и труде я окончил то, чего не могли сделать 
мои предшественники. По настоящее время мною открыто семь коренных месторождений лапис- 
лазулд>. 

Как НН просил П е р м и к и и, денег ему вновь отпустили мало и в оффи- 
циальном сообщении директор Петергофской гранильной фабрики обратил его 
внимание на неудовлетворительность качества найденного нм лазурита. Затем 
последовали неудачные работы 1853 года, и временно работа вся остановилась, 
вновь оживившись в 1855 и 1856 г.г. уже на Малой Быстрой, где были найдены 
довольно крупные скопления .шурита; цена добытого камня показалась слишком 
высокой, что привело к .чиквидации в 1859 г. всех работ Перми кина, асам 
он был уведомлен, что «с прекращением в Восточной Сибири поиска и разработки 
цветных камней, занимавшийся этим предприятием чиновник Департамента Уделов, 
титулярный советник П е р м и к и и, может приискать для себя, буде пожелает, 
другой род службы, так как производство ему содержания от Департамента Уделов 
прекратится с 1 сентября 1859 года». 

Однако, неутомимый П е р м и к и н на это не согласился, поехал в Петроград 
и настоял на отпуске новых кредитов на 1861-й год в размере 8.000 р. «ввиде 
опыта». Б течение трех последующих лет добыча шла довольно удачно, но в 
1865 г. Пер ми кин почему-то нашел нужным выйти в отставку, а его просьба 
разрешить ему «на коммерческих началах вести добычу» была отклонена... Копи 
и имущество были приняты обратно в казну, а дальнейшая судьба самого П ер- 
м и к п н а оказалась далекой от судеб начатого им дела, забросив его на Урал. 

Так закончился второй период работ на лазоревых коиях. Но начался 
еше трети й. В 1870 г. Горный Отдел Главного Управления Воет. Сибири (согласно 
желанию Департ. Уд. от 1865 г.) вновь решил приступить к разведке место- 
рождений; бездарный др. Нейман в течение двух лет безуспешно вел «плано- 
мерные разведки по Ы. Быстрой» *), но резолюция 1873 г. положила конец всему 
делу, несмотря на попытки последнего доказать лучший тон добытого материала 
и его особенную дешевизну (10 — 12 р. за фунт против 16 р. за пуд работ 
П е р м и к и н а). Главным образом положительной стороной этого периода работ 


В архиве б. Уделов имеются геологические карты района копей с точным указанием мест 
нахождения самого лазурита (Неймана в 1872 г.). 






• А-Л 


была командировка геолога Сибирского Отдела Географического Общества Ч е ка- 
нон с к о г о, который дал блестящее геодогоминералогическое описание, к сожа- 
лению оставшееся ненапечатанным и в копии хранившееся в архиве Е. О. Г о м а- 
повского [33]. Эта рукопись, наравне с отчетами Обручева, является 
главным источником для ' нашего описания. 


1 - 


I 



НаГЛЧ'^Г-іА^і ^аірта 
/\®>СТности ѵ_Ю.”3. оиО'-'Ь.'чис-с-тм N 

оъ."Ъаі:::ікдла Ѵ—ѵ 

ПОьгЛЗАиіЯ РАГ,ПРЕД&Л ЛІЛТОРОЖ4С.КІП \ О (.7 


ЛА5ѴР&ВАГС 


кО '.м.по4ле.ЖАг%аиѵ >>Аа#./^о<ѵгічъ 
копи, &РОиіЕм.иь«я 
и&йА.^ысі-:лн»пОі. /»лг<.тс7олж;ле«‘б*. 


7 -‘л' 


' по 4{^.к л,мос^сиол^ѵ 


Ркс. 15. Копия карты Чекановского 1871 г. 






Таким образом, главная заслуга в деле изучения и использования прибай- 
кальских месторождений принадлежит Пер ми кину, который, учитывая важность 
ѳтого района, тщетно в 1855 — 1857 годах пытался закрепить за казной всю 
область и писал: 

«...имею почтительнейше присовокупить мое мнение, относительно выгод для казны, могущих быть от 
приобретения у Тунгузов местностей, где открыты мною места рождения лапис-лазули, и, судя по 
признакам, без сомнения в этих местах рано или поздно могут еще открыться таковые же. 


' ■ '! 



С 

'Г.' У' 

г 




1-е. Охранять места добычи, отдельно каждое, приставленными нарочно людьми, издержки 
превзойдут не в пример более просимой тунгусами суммы (а именно, проценты с коей в год со- 
ставляли бы 60 рублей). Когда места эти будут приобретены Департаментом Уделов, то их межно 
отдавать для зверопромышлѳнности известным зверопромышленникам со следуюп^иы условием. 
Например: отдавая речку Слюдянку такому то, на столько то времени, вменить ему в обязанность, 
чтобы, как открытыя добычи камней, так и могуш;ия быть под оных постройки и вообще всякое 
казенное имущество было им охраняемо. Получивший на этих условиях в свое пользование речку, 
зверепромышленник, не говоря уже, что сам не сделает никакого похищения на приисках, но кроме 
того его интерес от зверепромысла заставит охранять отданную ему речку от похищения -других 
промышленников. 2-е. Во время промысла зверей, промышленники для добычи некоторых из них 
принуждены бывают лазить по таким неприступным местам и утесам, куда совсем почти недоступно 
человеку, не имеющему к тому особенного навыка, страсти к предмету и особенного интереса. 
Причем промышленнику, идущему за промыслом в горы, вменять в обязанность, чтобы он от встре- 
чаемых им в утесах впдоизмѳниГі камней брал образцы и представлял таковые, куда показано будет, 
с обозначением местности, откуда взяты. Из такого собрания образцов наука со временем найдет 
свой интерес, который в настоящее время, болеѳ или менее остается в неизвестности». 

После двухлетней нереписки решено было, однако, отказаться от идеи Пер- 
ми кин а, и район продолжал расхищаться зверепромышленниками. 

Добыча и стоимость лазурита Забайкальских местностей. 

Добыча производилась по преимуществу между 1851 и 1872 г.г., причем 
подавляющая часть извлеченного горными работами материала была добыта по 
р. Малой Быстрой. Однако, независимо от этой оффициальной добычи, как до этого 
периода, так и после него, до самого последнего времени шло кустарное собирание 
кусков лазурита по выносам рек, особенно Слюдянки и Талой. Этот материал, 
собиравшийся многими десятками пудов, частью попадал на Европейский рынок, 
частью же продавался в Китай для приготовления шариков для головных уборов— 
эмблемы власти мандаринов *). 

Пользуясь архивными данными, собранными Е. 0. Романовским, можно 
нарисовать следующую картину добычи камня в те три главных периода работ, о которых 
говорилось выше, при общей величине оффициальной добычи около 3.000 пуд.; 
нижеследующие цифры не всегда точны, часто сведения противоречивы, но откло- 
нения касаются лишь частностей или отдельных десятков пудов: 

І-ый период (цифры добычи, но не цифры доставки в Петергоф). 


Года. 

Колич. лазурита 
в пудах. 

(По другим 
данным). 

Отпущ. средства 
серебром. 

С накладн. 
расходами. 

1850 

— 

— 

300-}-900 (путешествие) 

1851 

17 

— 

2.000 

— 

1852 

33 

— 

6.893 

(7.804) 

1853 

15 

30 

8.311 

9.636 

1854—55 

230 , 

144 

8.200 

11.408 

1856 

83 

107 

6.339 

7.707 

1857 

127 

— 

6.000 

7.598 

1858 

548 н 22 фйолотов. разн. 

6.000 

6.196 


ОКОЛО 53.000 р. 

*)ІІермикинв своем донесении 1852 г. указывает: «большая часть байкальского лазурита, 
который тамошние крестьяне отыскивают по россыпям речек, идет от них к селенгинским инородцам, 
а сий песледние, кроме употребления между собою, тайно променивают последний китайским монголам 
Крестьяне продают его нашим инородцам по 2—3 р. серебром за фунт всякого достоинства>. 

285-12 


в этот же период было добыто около 600 пуд. нефрита. В первую графу 
расходов не вошло жалованье Пермикину (500 руб. в год) и расходы по переездам 
и перевозке. Всего до 1858 г. было истрачено около 53 тыс. Во всяком случае 
из этих цифр можно видеть, что в среднем пуд хорошего камня обходился около 
25 — 30 руб. Если при этом принять во внимание, что, согласно заявлению Петер- 
гофской гранильной фабрики, из 11 пудов Сибирского лазурита можно было по- 
лучить 1 пуд хорошего камня, сравнимого с бухарским, то, очевидно, можно при- 
равнять один пуд последнего, стоившего до 2.000 руб. за пуд хорошего качества, 
11 пудам сибирского, стоимостью в 300 руб. Отсюда вытекала несомненная 
выгодность работ Пермикина. 

II- ойпериод. 

Р Колич. лазурита Отпущ. средств 

в пуд. серебром. 

1861 293 лучш., 10 фиол. (707 п. худшего) 8.000 (и 100 п. нефрита). 

1862 524 

1863 около 1 С 0 

1364 39,5 пуд. 

III- й период. 

1870 3 пуд. 27 ф. 

1871 15 п. 1 -го сорта и 76 п. 28 ф. второго ( 7 «ог- 

1872 Зп. » > >5 и. — > » ^ 

Всего с 1865 — 1872 года, по данным Неймана, было отпущено 8.737 рублей*). 

По подсчетам Неймана один фунт, добытый в ІІІ-й период, обходился 
в 10—12 р,, что несравнимо с ценами Пермикина. 

Начиная с 1900 г. определенных цен на лазурит не существовало и иногда 
хорошие партии шли за баснословные деньги; так еще недавно (1912 г.) за пуд 
лучшего бухарского камня платили и у нас, и в Китае по 2.000 руб.; однако, 
гальки светлого лазурита со Слюдянки шли по цене в 30 — 50 р. за пуд (1913 — 
1915 г.), причем на месте их можно было приобретать по 3 — 5 р. за пуд. 

Вобщем цены на лазурит (как русский, так особенно бухарский) по данным 
Петергофской гранильной фабрики очень сильно колебались в зависимости от ка- 
чества камней. Е. Романовский на основании просмотра архивных материалов 
фабрики вывел следующие данные цен (80 покупок) с 1836 по 1885 г.: наиболее 
обычной ценой было 20 рублей за фунт первого сорта и 10 рублей второго; 
однако, цена могла падать до 2 р. за фунт и подыматься для исключительных 
кусков до 60 р. за фунт. С этими данными покупок по фунтам сходятся и по- 
купки больших партий от 115 до 2.500 р. за пуд. 

Эти цифры показывают, как сильно колеблется качество камня. 

Вобщем несомненно, что материал, добытый П е р м и к и н ы м, был не 
только не первоклассным, но уступал даже второму сорту афганского лазу- 


♦) В том числе 1.303 р. на экспедицию Чекановского. 






рита. Хотя II е р м и к и н ы м материал тщательно отбирался в Култуке и 
Иркутске, затем вторично— на самой фабрике, тем не менее удавалось выделить 
лишь немногие части, свободные от белых и серых включений й годные не столько 
для небольших изделий, сколько для облицовки внутренних помещений или крупных 
сооружений (колонн и проч.). Частично, по совету Озерского, лазурит 
во времена Пермикина мог идти на приготовление синей ультрамариновой 
краски. Тем не менее стоимость добычи, считая даже все накладные расходы, не 
превышала цифр обычной стоимости камней, и при большом спросе на частном 
рынке обещала довольно выгодное коммерческое дело, если бы только вышла за 
рамки «казенного управления». 

Для удешевления очень дорого стоившей доставки в Петергоф предполагалось 
в Иркутске поставить мельницу для распиловки и выделки более чистых кусков, 
но потом Перми кин ограничился только небольшою установкою в Култуке, 
приводившеюся в действие лошадью. Как работала эта мельница, мне остается 
неизвестным. 

Несомненно, что русский лазурит вобщем уступает среднеазиатскому. По 
любезному сообщению Тройницкого, предполагалось сначала сделать колонны 
Исаакиевского собора из русского материала, но М о н ф е р а н его забраковал, и 
уже сделанные из камня колонны были поставлены в его доме на Мойке. 

Свойства и парагенезис. 

Во всех Прибайкальских месторождениях цвет лазурита чисто синий с высо- 
ким блеском и мягкой, приятной полупрозрачностыо *). Серный колчедан в нем 
реже, чем в образцах Средней Азии. РІногда попадаются разности фиолетовые, 
красноватые или даже более или менее густо зеленые, что, однако, связано с пе- 
і реходами в другие минеральные виды й в главколит. Повидимому, имеются и 
совершенно бесцветные разности. При слабом прокаливании цвет лазурита иногда 
делается темнее и сближается с цветом «бухарского», что дает возможность 
легко отличать его от главколита, теряюпщго свою окраску при нагревания 
перед паяльной трубкой; это изменение окраски весьма важно и может быть 
использовано для практических целей. 

Так называемый «бухарский» лазурит довольно резко отличается от Прибай- 
! кальского; в первом характерны остатки слоистости породы, обилие зерен и 
I кубов пирита- и более мелкое зерно; Прибайкальский состоит из более круп- 
! ных зерен, часто сцементированных белым веществом, или обратно— из белых 
I масс, разделенных и связанных лазоревыми жилками. Тон Байка.іьского мягче, 
і нежнее и светлее в противоположность темногустому цвету Бадахшанского. Вобщем 
I русский камень имеет пятнистый характер. 

*) В письме Пермикина от 21 сент. 1856 г. указывается, что им преподнесена была 
гр. Перовскому чашечка из «нового видоизменения лазуревого камня, замечательного по своей 
полупрозрачности и сочетанию нескольких цвѳтов>. 





т 








— 180 


рг і - .-^К' 

І'ІіІ 

Ь'ГІ' 


‘ . і^' М' 

М'; 






;і:і 


Наиболее детальное и обстоятельное изучение лазурита и его свойств было 
предпринято Брёггером [1], который детально изучил его химический состав 
и парагенезис и нарисовал вероятную картину его образования. Б р ё г г е р, 
в качестве его спутников указывает: гаіоин, с переходами в цеолит, близкий к ско- 
лециту, диопсид, роговую обманку (кокшаровит), своеобразную калиевую слюду, 
кальцит, пирит, часто превращенный в лимонит; менее часто лазурит сопутствуется 
скаполитом, полевыми шпатами, апатитом и цирконом. Макроскопически нередка 
связь с графитом, самородной серой * **) ) и главколитом, большая прозрачность кото- 
рого дает возможность отличить его от лазурита. Изредка попадаются кристаллы 
лазурита (главная форма — додекаэдры) “*), но чаще его зерна не имеют особых 
очертаний, тесно сростаясь с вышеупомянутыми минералами. Подробное исследо- 
вание Брёггера привело его к убеждению, что мы имеем здесь дело с целым 
рядом переходов нескольких минеральных тел, тесно связанных со всей группой 
гаюина. Еще раньше к тому же выводу пришел в своей неопубликованной работе 
и Чека невский. Повидимому, лазурит легко испытывает изменения, так как 
в шлифе обычно его зерна окружены каймой цеолита, близкого к сколециту (см. 
дальше описание местор. М. Быстрой). Но что особенно характерно для всех этих 
минералов и особенно подчеркивается Б р ё г г е р о м,— это отсутствие определенной 
последовательности в образовании. Очевидно, что скопления лазурита связаны с 
процессами контактного метаморфизма, при которых обычно отсутствуют строго 
определенные периоды образования минералов. 

За контактный метаморфизм говорит не только петрографическое изучение 
минерала и сопровождающих его пород, но и нижеописываемый характер самих 
месторождений, где мы совершенно очевидно имеем дело с контактными областями 
или же с брекчеевидпыми жилами с обломками контактных минералов. Во всяком 
случае, поиски новых месторождений должны быть предпринимаемы под этим углом 
зрения 


Описание отдельных месторождений Прибайкалья. 

Месторождения лазурита расположены в юго-западном углу Байкала, на боль- 
шой территории, имеющей вид четырехугольника, в углах которого находятся: 
д. Тибельти у Иркута (О.-З.), с. Култук у Байкала (С.-В.), Хамар-Дабан (Ю.-В.) 
и голец Улун-Еутуль (Ю.-З.). Границы этой площади образованы: на юге Хамар- 
дабанским хребтом, на востоке— долиной р. Слюдянки, на севере— течением Иркута 
и Култучной и на западе— течением р. Среди, Тибельти, впадающей у одноимянной 
деревни в Иркут. На всем этом протяжении лазурит был встречен: 1) в наносах 
и в 5 коренных месторождениях в долине р. Слюдянки, 2) по р. Талой, вместе 


*) Нахожденію серы вероятно, но не доказано; так Обручев серы не находил. 

**) Чѳкановским были встречены в зернистом доломите кристаллы до 1.5 сайт, величиной, 
состоявшие из форм додекаэдра, куба, октаэдра и трапецоэдра [35]. 





с большим месторождением главколита, 3) в наносах и в коренном месторождении 
ІЮ р. М. Быстрой, 4) в наносах р. Тулунтуй (Тултуй), впадающей в р. М. Бы- 
струю, (редкого, сапфирового тона в 5 в. выше устья), 5) по ключу Чернушке, 
впадающему справа в р. Среди. Тибельти, где в наносах встречены и главколит и 
байкалит и др. 

Ероме того Чекановский слышал, что лазурит встречается, хотя и 
очень редко, по Нижней Тибельти *). 

Вся эта область, частью сильно задернованная и покрытая лесным покровом, 
состоит из сильно нарушенных гнейсовых пород с подчиненными им линзами 
известняков и прорезанных жилами гранитных пород, нередко перекрытых мощными 
базальтовьтми покровами. Месторождения все приурочены к пзвестнякам, причем 
с несомненностью устанавливается связь их с контактами и в частности с дисло- 
кационными зонами, по которым происходило более энергичное пневматолитическое 
и гидатогенное воздействие кислых магм. В этом отношении образование лазурита 
совершенно отвечает той теоретической картине, которую так талантливо нарисовал 
Брёггер. 

Месторождение по р. Тултую (Тулунтую). 

Это небольшое месторождение, открытое Пермикиным, лежит в 4 — 5 верст, 
выше слияния этой реки с рекой Харгантой, на правом берегу и, невидимому, 
генетически тесно связано с месторождением по р. М. Быстрой, от которой его 
отделяет хребет из мрамора. Лазурит в этом месторождении оказался низкого ка- 
чества и, потому, работы вскоре были прекращены. 

Копи по р. Слюдянке. 

Река Слюдянка берет начало в Хамар-Дабане и в верхней части своего 
течения течет в скалистых, безлесных берегах, книзу постепенно одевающихся 
живописной и дикой растительностью. Русло ее каменисто, состоя из огромных 
глыб мрамора и гранита. Но описанию II ер ми кина, «в конце июня и июле 
воды увеличиваются, а от дождей с неимоверной скоростью возвышаются от 1 до 2 
и 3 арш., и в это время река катит камни от 50 до 100 пуд., а от сего шум 
бывает оглушительный, и в это время весьма ощутительно трясение берегов». 

Еще задолго до открытия здесь коренных месторождений жители Еултука, 
после спадения вод Слюдянки, отправлялись партиями для сбора валунов цветного 
камня в выносах реки, от устья на 8 в. вверх (не выше); они с успехом про- 
давали их селепгинским инородцам и заграничным монголам, беря за фунт хоро- 
шего .ляписа Юр. серебром (Сельский). Долгое время коренные месторождения 
лазурита не могли быть найдены, но в поисках за ними сначала в 1813 г. 

*) Многочисленные другие указания, напр. на горы Тунки, притоки Вилюя, р. Киренгу и пр. 
вряд ли заслуживают внимания. , 



Семпликевич, а потом в 1816 году командированный за цветными камнями «уче- 
ный австриец» Мор открыл месторождение светлого неоднородного лазурита и глав- 
колита среди нагроможденных скал и отвесных теснин реки. На основании найден- 
ных в архиве б. кабинета донесений Мора и Сибирякова можно сейчас 
наметить места находок Семпликевича и Мора, лежащих в 20 — 25 верст, 
выше устья. О них мы находим весьма интересное описание Злобина [17]: 

«Серовато -белый чиполин речки Слюдянки не менее известкового камня зани- 
мателен по разнообразию своих минералов. В нем находятся месторождения глав- 
колита в виде небольших гнезд, соединенных между собой клюфтами тальковатой 
слюды и тонких прослойков, которые разделяются на большое расстояние пережи- 
мами. До сего времени, на протяжении верст, месторождений главколита 
открыто 5 (пять); они всегда отделены от гнейса пластом господствующей породы, 
и свойственны, судя по известности их в сие время, тому пласту чиполииа, кото- 
рый составляет постель гнейса. Тальковая слюда служит к ним путеводителем, 
она весьма тонким прослойком тянется иногда на разстоянии полуверсты и более. 
С появлением главколита оказываются и гнезда белого зернистого чиполина, 
с весьма мелкими блестками серебристой слюды, которая, по разрушении, оставляет 
точки йшлезняка и придает породе цвет желтовато-белый. Главколит в самом место- 
рождении разбит щелями на плоские, угловатые куски, величиною не более 5 вершков; 
иногда лежит он в слоях актпнота и листоватого талька тонкими подосками, 
тянупщмися на несколько футов. Лучшие массы сего минерала встречаются всегда 
у прослойков талька и тальковатой слюды, которыми он всегда бывает покрыт». 
Можно думать, что іЧ о р и Семпликевич действительно открыли коренные 
месторождения лазурита, который упорно смешивался со значительно более редким 
г.іавколитом *), и разведка которого Сибиряковым в 1817 году привела к 
отрицательным результатам. 

Коренные месторождения несомненного лазурита открываются лишь в 1849 году 
горным чиновником В е ц е л е м, по ключу, впадающему в р. Слюдянку справа 
в 2 верст, выше ключа па правом берегу. Повидимому, к этому району относится 
и указание ІІермикина в 1851 году, который отмечает лазурит в 13 верст, 
от устья Слюдянки на левом берегу ее и в 16 верст, от ее вершины в горах 
Хамар-Дабана**). Разведка месторождения не дала благоприятных результатов, 
так как лазурит был очень бледного тона, хотя и встречался вместе с главколи- 
том целой жилой на протяжении 20 саяс. в плотном известняке, вдоль трещины. 
Не этот ли бледный, голубой минерал был принят Мором и Злобиным 
за главколит? Позднее Пермпкин нашел на правом берегу Слюдянки еще 
четыре месторождения, к одному из коих «нельзя достигнуті. иначе, как ползком 

*) Не псіуіючена возможность смешения с голубым светлым апатитом, который встречается 
в виде мелкозернистой массы в верховьях Слюдянки в области контакта известняков и гранита. 

**) Очень трудно согласовать между собой отдельные указания, так как у разных исследователей 
понятие о левом или правом берегах реки понимается различно: сами сибиряки считают от устья 
к истокам, а приезжие обычно применяют общепринятое обозначение в обратном смысле.. 


в прудолжение часа с четвертью, а спускаясь вниз частью на ногах, частью 
катиться на палке». Кроме того, одно месторождение, главным образом главко- 
лита, было открыто им на левом берегу Слюдянки. 

Со всеми этими указаниями впо.гае согласуются данные Чекановского, 
отмечающего, что работы 1851 — 1853 г. г. велись на левом берегу р. Слюдянки, 
в ущелистой пади, и что в его время (1870 г.) сохранились еще остатки изб 
рабочих. 

Хотя, таким образом, мы не можем сейчас дать точного описания отдельных 
месторождений главколита и • лазурита в долине этой реки, тем не менее общая 
картина их и генетическая связь с известняками, гранито-гнейсами и пегматито- 
выми жилами представляется несомненной. Особенно характерным является 
нахождение главколита вместе с байкалитом в самой непосредственной зоне контакта 
известняков с гранитными массами. 

КопипорекеТалой. 

Река Талая впадает в р. ]{ултучную в нескольких стах саженях от устья по- 
следней и течет в узкой долине, обрамленной лесистыми горами. Лазурит был 
открыт здесь еще в 1848 году, хотя уже по описаниям Злобина в 1832 году 
можно было расчитывать найти здесь не только главколит, но и лазурит. Еще 
до приезда Перми кина, здесь было добыто до 40 пуд., но главные работы велись 
в 1852 и 1853 годах и были прекращены — с одной стороны вследствие невысо- 
кого качества материала, с другой — вследствие открытия более богатых копей 
по р. М. Быстрой. 

Само месторождение лежит в 6 — 7 верст, от устья реки в левом утесе, причем копи, 
тянущиеся саж. на 100, расположены на высоте приблизительно 50 саж. над 
уровнем реки; оно вскрыто рядом позднее завалившихся забоев, подробно описан- 
ных в рукописи Чекановского. Очень характерное описание самого месторож- 
дения находим мы у Перми кин а: «жила ляпис-лазуля начало свое берет 
от самой подошвы горы и вверх по горе до 100 саж.; вглубь-же за.іегает не 
более как на одну сажень прерывисто в тресковатом известковом камне». Пер- 
микин хотел уже бросить работы, исчерпав небольшое гнездо, но следуя своей 
идее о связи месторождений лазурита с жилами и разломами земли, он настой- 
чиво продолжал работы и блестяще оправдал свою рабочую гипотезу: 

«Но при последнем шурфе я встретил под разрушенной породой в сплошном 
известняке трещину, стены которой покрыты были графитной пылью. Неожиданное 
открытие трещины побудило меня продолжать работы тем более, что при таких- 
же данных оказалось месторождение лазурита по р. р. Быстрой и Слюдянке. При 
личном моем наблюдении, я тотчас-же приказал моим рабочим углубиться по тре- 
щине; таким образом, почва известняка пробита была до 2 саж., но я не нашел 
ни малейціего признака лазуревого камня. При Ьѵ^сх трудностях подобной работы,. 


я, однако, не терял надежды и продолжал углубляться; на третьей сажени ляпис — 
лазурь стала попадаться небольшими пятнами. Здесь надо было усилить работу 
прибавкою новых людей, и я, с Малой Быстрой переведя рабочих на р. Талую, 
продолжал идти вглубь в том месте, где показались признаки; труды мои не ока- 
зались без вознаграждения: на 5-ой сажени я встретил гнездо лазуревого камня 
до 30 пуд. в одной массе; при выемке камня он распался на куски, так что из 
них годного к употреблению оказалось пудов до 20, остальные-же рассыпались, 
подобно дресве» (Пермикин, 1852 г.). 

На основании данных Версилова и Чек а невского можно нарисовать 
следующую картину месторождения. 

Лазурит связан с известняком, по большей части мраморовидным, в котором 
он или образует отдельные гнезда, или-же в виде обломков заполняет трещины, 
заполненные мучнистыми продуктами изменения известняка. Сам известняк тесно 
связан с гранито-гнейсами, от которых нередко отделен каймой байкалита, а та 
и другая порода прорезаны жилами гранитных пород, явно пегматитового и апли- 
тового характера. Повидимому, эти жилы, носящие местами характер письменного 
гранита, приобретают особый вид, при пересечении известняков, обогащаясь крупно- 
зернистым, серым лунным полевым шпатом. В носледнем попадаются черные ми- 
нералы из группы тантало-ниобовых соединений (по описанию Чекановского, — 
это ортит). Вся эта картина рисует ясный контактный характер месторождения, нри- 
чем лазурит оказывается связанным с трещинами и брекчиями трения, по кото- 
рым, очевидно, шли пневматолитические процессы контакта. Общий характер 
месторождения в деталях рисует нам картину знаменитых копей по р.р. Слюдяпке 
и М. Быстрой. 

Лазурит обильно сопровождается главколитом, который иногда образует скор- 
луповатые скопления с послойным отложением главколита и лазурита разных цве- 
тов, отчасти и роговой обманки (кокшаровита). Спутниками лазурита являются: 
графит, серный колчедан, флогопит, кокшаровит и байкалит. Сам минерал обладает 
приятным цветом лазуревого, фиолетового, малинового и даже зеленого тона, при- 
чем особенно любопытным является «лазурит изумрудного цвета, похожий на пла- 
виковый шпат, который в белокаменном жаре утрачивает свой зеленый цвет 
и изменяется в лазуревый (Пермикин)». Подробное описание внешних свойств 
камней из этого месторождения — находим мы у Нордепшиль да [24] и позд- 
нее у Брёггера [1]. 

Вообще это месторождение не может считаться богатым, но весь характер 
окружающей местности не исключает нахождения здесь новых контактных обра- 
зований и более крупных скоплений этого минерала. 

Месторождение по р. М. Быстрой. 

Река Малая Быстрая впадает в Иркут в 20 верст (по тракту) от Байкала, 
беря начало в скалистых вершинах Хамар-Дабана. Б узкой лесистой долине, 






— 185 — 

покрытой кедрами и елью, заваленной стволами и обломками скал, протекает ее 
течение, то очень бурное в период таяния снегов, то почти исчезающее среди 
нагроможденных глыб, по преимуществу известняка или гранита. 

Вот как описывает Пермикин в 1852 году поиски лазуревых валунов по 
течению этой реки. 

«По берегам, в обнаженных россыпях окатанной горной породы, встречается 
темно-синего цвета ляпис-лазурь, вкрапленный в известковую породу серого цвета, 
нередко смешанный с из- 
вестковым шпатом и без 
оной породы; окрестные 
жители, как инородцы, так 
и русские крестьяне, после 
всякого наводнения, спо- 
собствовавшего передви- 
нуть россыпь камней, как 
в самом русле, так нередко 
обнажить от мха и других 
растений и соров свои бе- 
рега, составляют товари- 
щества из нескольких чело- 
век и стараются одни дру- 
гих опередить осмотром 
1 5 верстного протяжения 
берегов р. Быстрой и вос- 
пользоваться отыском ла- 


зуревого камня; искатели, 
при встрече лазуря, не 
говоря о лучших кусочках, 
не оставляют даже ма- 






;гг 


А 


м 




к А р>т А, а'і иніДц I 

ч 16*1 г. ’ I 

а.,Ъ-Ляпмс.-ААЛь'рь 


< с - Окатаиныь 


ЛеЙШее присутствие в ПОСТО- ]! 0 _ Ксшш оригинального рисунка Г. Перши к ина 1851 г. 

ронней породе лазуревого (уменьшено приблизительно вдвое). Ср. рис. 17. 

камня, который продают 

инородцам, преимущественно Сартульскому роду, за весьма высокую цену от 3 до 

10 рублей серебром за фунт на деньги, а большею частью на мену — бараньих 
шкур, шерсти и прочие домашние потребности >. 

В 1851 году Пермикину удалось здесь найти и коренное месторождение, 
которое в течение двух десятков лет довольно энергично работалось и дало почти 
Ѵіо всей массы лазурита Прибайкалья. Само месторождение лежит в 13—15 вер. 
от устья М. Быстрой и к нему во время работ была проведена колесная дорога, 

11 раз пересекавшая ложе реки. Сейчас к нему можно проникнуть лишь по узкой 
охотничьей тропе, которая ведет по крутым, скалистым и лесистым берегам вплоть 




. ' ). 




до самого месторожденпя, лежащего в 7 верст, выше разделения р. М. Быстрой 
на две вершины. Оно лежит на правом берегу левой вершины, в небольшем рас- 
ширении узкой долины, где и расположены остатки приисковых зданий. Сами копи 
лежат на хребте, почти под самым гребнем, располагаясь по площади до 7.000 кв. 
саж., вытянутой с Ю.-В. на С.-З. Узкая тропка, длиною прпбли.зительно в версту, 
ведет от реки к копям через густую кедровую тайгу, поднимаясь на весьма кру- 
той склон хребта по левому берегу глубокого оврага и пересекая ложбинки не- 
скольких ключей. См. рве. 16 и 17. 

Характер самого месторожденпя ясно вырисовывается из описаний Перми- 
кина, Версилова и Чекановского. Лаззфит приурочен к контактной зоне 
известняков, зажатых в граиито -гнейсы и пересеченных аилитовымн и пегматито- 
выми яшлами. Глубокие дислокационные процессы разорвали массу известняков 
отдельными трещинами, заполненными обломками породы, «мучнистой мякостыо 
и желваками лазурита. Эти скопления брекчий частично связаны, невидимому, с 
самыми контактными и пневматолическими процессами, доказательством чему мо- 
жет служить нахождение в них кристаллической серы, частыо-же с разрушитель- 
ным действием поверхностных вод. 

Очень любопытным для месторождения р. Мал. Быстрой является нахождение 
лазурита в самых полевошпатовых аплитах, ес,ш толі.ко описание Чеканов- 
ского правильно. 

Общий характер нахождения лазурита мы можем видеть из описаний Ней- 
мана (1871 года) и его геологической карты (Архив б. Уделов, 1872). 

«Во, всех северных и северо-восточных шурфах верхний пласт, покрытый 
густою таежною растительностью, при толщине от одного фута до двух с поло- 
виною сажень, состоит из буроватой глины, перемешанной с крупнозернистым 
желтым песком; непосредственно под ним идут известняки, содержащие в себе то 
удлиненные зерна байкалита, то вкрапленные блестки графита. 

«Последний находится иногда в таком количестве, что придает окружающему 
его известняку вид полосатости. Известняки эти белого цвета, большею частью 
кристаллические, весьма редко кристаллизованные, цементом между ними и попа- 
дающимися отдельными -кусочками разложившихся байкалитов слуяшт весьма рых- 
лая, глинообразная белая масса, содержащая в себе довольно большое количество 
слюды >. 

«Что касается нахождения лазоревого камня, то он попадается отдельными 
кусочками только в турфах, глубже-же в известняках-окруженный известковым 
шпатом, кварцитом, воніочи.м камнем и серою, во йсех возможных видах: крапин- 
ками, прослойками, плитками, глыбами, аморфный, крупно-зернистый, кристалли- 
ческий и весьма редко в мелких кристаллах почти черного цвета, имеющих в 
изломе по большей части вид шестпуголиой призмы (очевидно додекаэдра)». 

«Цвет его весьма разнообразен,. начиная от светло-голубого и кончая индигово- 
черным, проникнут всегда в известной степени жилками и кристаллами нолевого 


— 187 — 

шпата, реже кварца, илв-же кристаллами серного колчедана. Залегает он везде 
гнездами и притом крайне неправильно, что весьма затрудняет его эксплоатацию». 

Внешний характер лазурита р. Быстрой подробно описан Чекановским [33], 
^который отметил нахождение нескольких разновидностей: кристаллического, зерни- 
стого и аморфного (очевидно плотного). ^ - 

Цвет лазурита колеблется от темносинего 
почти черного, до светлоголубого, индиго- 
синего, красноватофиолетового и зелено- 
ватого. Нередко окраска неоднородна и 
собрана в отдельных участках зерна или 
кристалла. Особенно часто встречается 
плотный лазурит, «образующий гнезда, 
шары, оболочки, жилки и нитки >. 

Наиболее ценный технический мате- 
риал добывался «из мякоти» отдельными 
желваками до 3 пуд. весом; эти желваки 
одеты бы.ш в оболочку — «кожуху» про- 
дуктов разрушения и прорезаны трещин- 
ками других минеральных видов — «пророс- 
ней», сильно понижавших ценность мате- 
риала. 

В 1858 году Пермикин предлагал 
в большом количестве «фиолетовую лазурь, 
коей в копях много», однако Петергофская 
фабрика по испытании присланных образ- 
цов высказалась отрицательно, указав, 
что фиолетовый цвет наблюдается только 
с поверхности и, к солшенню, по распи- 
ловке кусков, не обнаруживается внутри. 



Заключение, 

Мы видим из сказанного, что азиатские месторождения лазурита имеют ми- 
ровое значение и что при несомненной красоте лазурита интерес к ним со сто- 
роны камнерезной промышленности будет увеличиваться. Весьма желательным по- 
этому является прежде всего детальное изучение несомненно самого богатого и 
прекрасного месторождения в Бадахшане, которое, по всей вероятности, еще 








-188 — 

далеко не исчерпано. Далеко не безнадеяшыми с практической точки зрения ри- 
суются и наши месторождения, которые дают высокохудожественный, но менее 
однородный материал. Перми кин был несомненно прав, указывая, что разведка 
этих месторождений может идти лишь попутно с организацией пробных добыч и 
что правильное коммерческое дело может быть здесь поставлено лишь при орга- 
низации его в большом масштабе, с размахом, которого всегда боялось наше 
горное дело, стесненное в капиталах и пеумевшее подняться выше кустарных 
привычек. 

Приводимые здесь и в следующих томах материалы о Прибайкальских место- 
рождениях дают достаточно данных для выяснения тех первых шагов, которые 
могли-бы быть предприняты в случае организации крупного дела. 


ЛИТЕРАТУРА. 


ХУІІІ. 253, 263, 264, 270, 
«Старые годы» 


Общие данные. 

1. \Ѵ. С. Вгбд^ег и. Н. Васкзіігбт. 2еі1. Г. Кгузіі. 1891. 

(точное минералогическое исследование лазурита разе, месторожд.). 

2. А. Фелькерзам. Лазуревый камень и его применение в искусстве. 

1913. Май. 22-32. 

3. Н. Н а V а г (і. Вісііопп. (іѳ ГатеиЫет. 1890, том I, слово Ьаріз— Ьагиіі (историч. сведения). 

За. А. Ферсман. Самоцветы России. Петр. 1920. 58—71. 

Средняя Азия. 

4. Марко Поло. Путешествие. Перевод Минаева. 1902 г., стр. 64. (Копи Бадахшана). 

5. ВоеИнз (ІеВооІ. Сештагит еі ІаріФ Ьізіогіа. 1636. р. 273. (бе Іарібе Ьагиіі). 

6. А. Внгпез. Ееізеп іп Ігкііеп. 1841. II. 160. (Бадахшан). 

7. \Ѵ о о 4. Еіѵег Охиз. ЬопФ 1841. 263—266, (издание 1872. 170) (Бадахшан). 

8. А. Семенов. Мир ислама. 1912. I. 311 (сказания о лазурите Бадахшана). 

9. И. Мушкетов. Зап. Мин. Общ;. 1877. XII. 214. (Кульджа— мѳдн. соединения). 

10. Обозрение Коканского ханства. Зап. Географ, общества. 1849. III. 183 (указание на 
Туркестан). 

11. Сборник Матер. Стат. Сыр-Дарьинской области. 1897 г. УІ. 198. (Т ѳ й х — указания на 
Туркестан). 

11а. Для Китая см. РпшреПу. Еарр. Оеоіо^. гезеагск іп СЫпа. 1862—1865. р. 109. ЗтііЬзоп. 
СопІгіЪ. 1867. ^УазЬ. Ле 202. ХЛч р. 109; также Н. ГізсЬег. АгсЫѵ I. АпІЬгороІ. 1878. X. 189. 

Прибайкалье. 

*12. ГегЪег. ХасЬгісМеп іі. 4. ЬаріЗ'ТагиІі. ВеобасЫ-ип^. Сгезеіізсіі. паІиіТогзсЬ. Ггѳигкіѳ. 1787 
I. 402; 1789. И. 198. 

13. Е. Еахтапп. Хеиезіе Хогб. Веіігаде. 1793. У. 302—309 (история откр. лаз.). 

14. Из архива б. кабинета дела 1811—1817 г. о разведках на лазурит по Слюдянке Мора, 
Сѳмплпкевича и Сибиряков а. 

15. Д. С ок о л о в. О нахождении лазоревого камня в России. Горн. журн. 1825. II, 43. 

16. Н. Щукин. Указатель открытий. 1826. 111. 681, (краткие указания). 

17. 3 л о б и н. Горн. журн. 1832. ІУ. 173, 197, 188 (главколит). 

18. Незз. беодпозІізсЬе ВеоЬасМ. еіпег Ееізе ѵ. Ігкнізк паск ЩасЫа. ІаІігЬ. Г. ІѴІіпегаІ. 1827. 
И. 321. (Горн. журн. 1828. III). 

* 19. С. Щукин. СПБ. Ведомости. 1848. 96. 




20. Исс.5едования ляпис— лазуліт. Труды Вольно-Экономич. О-ва. 1848. ЬХХІУ. (1). 69 (внешнее 
описание). 

21. Рукописи П е р м и к и н а из архива Департамента Уделов и Петергофской гранильной 
фабрики, собраные Е. Романовским (1850—1865 г.). 

22. М^еглицкий. Горн. журн. 1855. II. 38—40. 

23. X. М ѳ § 1 і 1 2 к у. ѴѳгЬап(і1. Міпег. ОезеІІзсЬ. 1856, р. 148, 154, (геолог, описание месторожд. 
р. М. Быстрой). 

24. X. X о г (1 е п 3 к і б I 4. ІІеЬег Багпгзіеіп. ВпИ. зос. Хаіпг. Мозсои. 1857. XXX. 213, (мине- 
ралогии. псследов. лаз.). 

25. X. ЛУ е г 8 3 і 1 о іВР. ІЬібеш. стр. 518. 

26. Н, В е р с и л о в.' Описание ириисков лазоревого камня. Зап. Спб. Отд. Геогр. О-ва. 
1857. ІУ. 177. 

27. Ы. Версилов. Описание пр. лазорев, камня. Горн. журн. 1858. I. 193. 

28. Д. Романов. Поездка на прииски лазорев, камня. Русский Вестник, Москва 1859. 
ХХГУ, № 22. 117—138. 

29. А. Ушаков. Драгоценные камни в промышленн. отношении, СПБ., 1862, 310. 

30. Сельский. Зап. Сибирск. Отдел. Геогр. Общ. 1867. IX— X. 527—550 (историческ. 
справки о лазурите). 

*31. Фитингоф. Исслед. местор. онотских нефритов. Прил. отчетам Сиб. Отд. Геогр. Общ.: 
1868. 107—109. 

32. А. Тек ано век ИЙ. Известия Сиб. Отд. Геогр. Общ. Г 1. 1870, стр. 22—28. (Проис- 
хождение и связь с серой}. 

33. Рукопись А. Чекановского. «Последов, месторожден, лазурев, камня». 1871 г. (из 
архива Е. Романовского). См. том II. 

34. О работах Неймана. Отчет Восточно-Сиб. Отдела Географ. Общества за 1871—1872 гг.. 
I. 20-21. 

35. П. Еремеев (по Ч ѳ к а н о в с к о м у). Зап. Минер. Общества 1872. УП. 402 (кристал- 
лографич. опис.). 

36. А. Ч е к а н о в с к и й. Геологическ. псследов. в Иркутской губ. 1874. Зап. Сиб. 0. Геогр.. 
Общ. 1874. XI. 211. (Геологическ. опнсааве копей). 

37. А. Патопгеі Пе з-С 1 о і 2 е а и х. ВпП. зос. тіпёгаі. Егапсѳ. 1883. УІ, 27, (парагенезис) 

38. П. Еремеев. Зап. Мин. Общ. 1884. XIX. 192, (крист.). 

39. П. Е р е м е е в. ІЫсіет. 1887. ХХШ. 373, (крист.). 

40. В. Лагу с. Эрик Лаксман. СПБ. 1890, стр. 183, 192, 226, прим. 567, 588, 589, (история 
поисков). 

41. В. Обручев. Зап. Сиб. 0. Геогр. Общ. 1890. XXI. № 5, стр. 59. (Дета.™ое описание). 

42. А. Чероки й— К, Риттер. Землеведение. СПБ. 1894. 119, (сводка литерат.). 

43. М. П ы л я е в. Драгоценные камни. 1896. СПБ. 312, (неполная сводка). 

44. П, Д р а в е р т. Протоколы засед. Общ. Естествоиспыт. Каз. Унив. № 216. 1904. ХХХІУ. 
1902—1903 (посещение копей М. Быстрой). 

45. М. Папе г. Ебеізіеіпкипбе. 1909. 541. 

46. А. Ф е р с м а н. Крист, діонсида из месторожд. лазурита. Изв. Академ. Наук 1910. 465, 
(парагенезис). 

47. Очерк местор. драгоценных камней в Нерчинск, крае. СПБ. 1912. 65, (лазурит на 
Китайской границе), 

48. А. Ме истер. Предварительный отчет об псследов. в районе р. Слюдянки. Изв, Геолог. 
Комит. 1915. ХХХІУ. 577. 

49. П. В а л ь д е н. Паука и Жизнь— Эрик Лаксман. Петр. 1919. II, стр. 46, (о роли Л а к с м а н а. 
открытии лазурита). 



Под именем обсидиана (бутылочного камня, смоляного камня, перлового камня, 
исландского агата) подразумевает природное вулканическое стекло различных оттен- 
ков, чаще всего черного, черновато-серого, красного и реже зеленого цвета (мол- 
давит). В больших кусках он темен и непрозрачен, но в тонких — просвечивает, 
имея чаще всего пепельно- бурый тон; в шлифовке кабошоном для мелких вставок 
отливает иногда красивым серебристым или шелковистым блеском, вызываемом 
мельчайшими пузырьками воздуха, вытянутыми по одному направлению. Камень этот 
ценился еще в древности, причем из него вытачивались различные украшения; 
ценился и использовался он и первобытным человеком для наконечников стрел 
(напр. в Мексике). В настоящее время его применения весьма ограничены, главным 
образом идет он для мелких траурных украшений. На Московской Политех- 
нической выставке в 1872 г. бьин выставлены весьма изящные вставки из 
Кавказского обсидиана. В 1914 — 1916 г.г. фирма Верфель в Петрограде 
применяла его для яичек и художественных мелких поделок, переливаіопщх при 
повороте камня. Несомненно, что в будущем этот камень будет использоваться 
больше, хотя его хрупкость застав.чяет обрапщться с ним очень осторожно, 
как с настоящим стеклом *). 

У нас в России главные месторождения известны нам на Кавказе, в Забай- 
кальской области и на Охотском побережье; одно время обработка его для чаш и 
подобных оЪІеіз йе Іихе велась в Тифлисе. 

Кавказ. ' Богатые месторождения Закавказья (весьма многочисленные) 
известны в Эриванской губ. и Карской области, отчасти и в Тифлисской губ. 
Необходимо выделить следующие: 

а) по р. Абаран, близ с. Баш - Абаран, Ново - Баязетского уезда, Эриван- 
ской губ., — черный с красными полосами; 

б) близ с. Ново-Николаевска, между ст. Эйляр и Сухой - Фонтан того-же 
уезда — серый и бурый, частью полосатый. Очевидно, сюда-же относятся нижесле- 
дующие указания, взятые из архива б. Уделов. 

*) Наиболее богатыми месторождениями, кроме Мексики, считаются Липарские острова и 
Исландия (спсландский агат»), где запасы этого минерала настолько значительны, что цена на него 
•останется надолго весьма низкой и будет зависеть главным образом от стоимости фрахта. 






191 


1 


Близ дер. Николаевки Эриванского уезда, в 34 в. от г. Эривани находятся 
очень богатые месторождения. По инициативе Деп. Уделов Эриванский губернатор 
в 1884 году отправил на осмотр их инж. Швачкина, и на основании его 
данных сообщил, что «в означенной местности обсидиан встречается в изобилии и 
притом весьма разнообразных цветов, начиная от черного до светлобурого. Здесь 
им было добыто 7 кусков обсидиана цвета черного, сероватого, синеватого, черного 
с бурыми полосками и пятнами и черного с тонкими белыми полосами; размер 
взятых образцов доходил до 13 вершков, но не до 1-го аршина, как просил Деп. 
Уделов, потому что месторождение камня почти не тронуто и хотя ему (инженеру 
Швачкину) приходилось добыть ломом куски в 1 аршин и более, но они 
большею частью давали массу трещин и, следовательно, становились негодными к 
обработке на станках гранильной фабрики. Если-же открыть ломку обсидиана в 
означенном месторождении, на что потребуется затратить несколько сот рублей, то 
можно приискать куски обсидиана и значительных размеров». Добытые куски весом 
до 29 иуд. были отправлены в Петергоф на фабрику. 

в) близ с. Еарс, в 12 верстах от Еагызмана, Еарской области, — черный и 
красный. 

Забайкалье. Особенно приходится отметиті. так называемый кулибинит 
из Еокуйской горы около Нерчинского завода; типичный кислый обсидиан с харак- 
терною отдельностью и красивым сероватозеленым или зеленоватобурым цветом 
стекла; известны и винножелтые разности с сильным стекляным блеском, чаще 
зернистой и натечной структуры. Попадаются места большой прозрачности, 
могущие идти в огранку. К сожалению, месторождение, связанное, повидиному, с 
известняками, совершенно не изучено. По указанию С. Д. Е у з н е ц о в а, кули- 
бинит встречается у Дучарского завода, па Крестовой горе в бассейне Аргуни. 

Охотское побережье и Камчатка. Совершенно особенный и 
весьма любопытный характер имеет огромное месторождение природного стекла — 
мареканита в 18 верстах от г. Охотска на берегу моря, на левом берегу устья 
р. Сухой-Марекаи. Это месторождение, издавно известное, но посещенное впервые 
Э. Лаксманом в 1789 г., а потом Эрмапом в 1829 г., обрапіало на себя 
внимание ряда старых минералогов, а просвечивающие блестящие шарики этого 
стекла широко распространялись в разных музеях. Данные К. И. Богдановича 
показали, что мы имеем дело с крупнейшим излиянием природного стекла, распа- 
дающегося на розоватосветлую основную массу, в которой лежат как-бы обернутые 
в скорлупку піарики пепельнодымчатого, сероватобурого или реже почти бесцвет- 
ного мареканита. 

Минерал шел одно время (в ионце ХТШ века) для поделок, но незначи- 
тельная величина зернышек, не свыше 1 сайт, в диаметре, и большая хрупкость 
не могли дать ему широкого распространения. Особенно пенились в огранке камни 
кирпичного цвета, иногда с черными пятнами. В Петербурге и в Иркутске его 
продавали как шлифованный горный хрусталь. 


■ 


I 


— 192 


Наконец, весьма распространенными являются обсидианы на Камчатке, 
где местное население еще на памяти русских выделывало изделия (ножи и 
стрелы) из местного обсидиана,^ не говоря о более старых орудиях каменного 
яека [15]. 


ЛИТЕРАТУРА. 

1. В. с е в е р г и н. Минералогический Словарь. 1807. П. 162, (общие сведения). 

Кавказ. 

2. Воскобойников. Горн. журн. 1830. И. 322. 

3. Донесение инж. Швачкина. Архив Петерг. Ф. 1834, іш. Л'® 22/е, стр. 23. 

4. М. Мельников. Марекашіт и обсидиан Кавказа. Зап. Мин. Общ. 1891. XXVIII. 203. 

5. Меллер и Денисов. Полезн. пскоп. Кавказа. 1900. 376. 

Забайкалье. 

6. Щеглов. Указ, открытий. 1827. ІУ. 356, 371. 

7. М. Мельников. Зап. Мин. Общ. 1891. ХХУШ. 317—344. 

8. С. Кузнецов. Нерчинский округ Кабинета. Хабаровск. 1913, стр. 53. 

Охотское поб. и Камчатка. 

9. Раііаз. Хеие Когб. Веііга^ѳ. 1793. V. 290—300. 

10. Ьахшапп. Хене Хогсі. Веііга^е. 1793. У. 310. 

11. В. Лагу с. Эрик Лаксман. СПБ. 1890, стр. 222 и прим. 629 (со старой литературой о 
мареканите). 

12. Еромеов. Зап. Мин. Общ. Щ71. УІ. 433. 

13. ѴГ. ^и(1(і. Он тегекапііе а. ііз аіііез. Оеоіод. Ма^аг. 1886. III. р. 241, (с лнтерат.). 

14. М. Мельников. Мареканпт. Зап. Мин. Общ. 1891. XXVIII, стр. 195—202. 

15. К. Дитмар. Поездка п пребывание на Камчатке. СПБ. 1901. I. 189. 

16. К. Богданович. Заметка о местор. марѳканита около гор. Охотска. Сборник памяти 
Мушкетов а. 1905. 




9 


Асбесты. 

(Акт ИИ о л нт, тремолит, кроки долит). 

Асбестовые минералы, как таковые, почти не могут иметь применения в огра- 
иочном или поделочном' деле, но за то некоторые их разности или включенные 
в кварц, или позднее заполненные кварцем или другими видами кремнезема, дают 
красивые и довольно высоко ценимые камни, 

1. Особую группу составляют так называемые <иволосатики>, которые стол 
любимы у нас па Урале и представляют иглы и нити разных минералов, в том 
числе актинолита и тремолита, заключенные в прозрачном горном хрустале. Пре- 
восходные образцы этого камня, идущего преимущественно для пресспапье или 
печаток, встречаются в различных россыпях Среднего Урала. 

2. Вторую группу составляют параллельно-волокнистые разности асбеста, 
проникнутые кремнеземом и дающие тот красивый шелковистый отблеск, который 
является причиной их назваивя; кошачьего, соколиного или тигрового глаза. У нас 
эти разности неизвестны, хотя в литературе попадаются указаиия на кошачий 
глаз в Забайкальской области на горе Е о в р и г и и а (?). 

3. Совергаеино особый характер и.меет волокиистый или плотный родѵзит 
(главкофан) из Енисейской губернии, подробно описанпый И с к ю л е м * **) ). 

Этот красивый синий камень обычно встречается в мягких волокнистых мас- 
сах (жилами до 2 вершков), пе могущих идти для поделок илн огранки, но, пови- 
димому, в этих же месторождениях встречаются и совершенно плотные ];)азностй, 
без определенной волокнистой структуры. Такой образец был передан бывшему 
директору Петергофской гранильной фабрика В. М остов е н к о, ко торый дал 
выточить из него темиосинее яичко с несколько неравномерной, но очень красивой 
сероватосиней окраской *’). 

Повидимому, мы имем здесь дело с довольно ценным, еще неиспользованным 
поделочным материалом с будущим. 


*) В. Искюль. О родузите с р. Аекыз. Изв. Акад. Наук 1907. Ср. П. Ч я р в и н с й. Изв. 
Вост.-Сиб. Отд, Гѳогр. Общ. і9')7. II, вып. 3 стр. 31. 

**) Это яичко храиится в Минералогич.. Музее Академии Наук. Согласно опрсделевням 0. Л. 
Б р и н к с н, удельный вес его оказался равным 2,69, что отвечает содержанию в кварце роду за га в 
количестве около десяти проц. 


285-13 


Эти два минерала неразрывно связаны друг с другом не только в обслуааі- 
вапии доисторической культуры человека, но и в самих природных условиях обра- 
зования. Оба они отличаются исключительной вязкостью, чем, очевидно, и обра- 
тили на себя внимание первобытного человека и что связано с их внутренней 
спутанно-волокнистой структурой. Красивый травянозелеиый или серозеленый той 
в одних случаях, ыолочнозеленый или сероватый цвет в других, приятное, воско- 
подобное иросвечпвание и большая способность к полировке, при довольно значи- 
тельной твердости и однородности, делают из нефрита и жадеита выдающийся 
поделочный материал, высоко ценимый народами Востока, где не только добыча, 
перевозка и обработка, по и владение изделиями из него долго являлось прерога- 
тивой короны *) **). Еще и сейчас Китай является страной, наиболее ценящей густо- 
зеленые или молочные тона этих минералов, а у народов Азии с ними связывают 
иредставления мистического характера и население делает из него амулеты. 
В последние годы XIX столетия, центром обработки камня, помимо Китая, 
являлась, Петергофская гранильная фабрика, достигшая изумительного совер- 
ніенства в обработке этого вязкого и твердого камня, изделия из которого можно 
видеть во дворцах Петрограда и в Эрмитаже. Фабрикой употреблялся с одной 
стороны «Мургабский нефрит» (см. стр. 195)— сероватомолочный камень из Тур- 
кестана, очень твердый, но приятной мягкости, прозрачности, однообразного тона, 
С другой стороны — шел камень Прибайкалья, преимущественно густозеленых 
тонов с черными пятнами или точками, иногда со слоистой или складчатой струк- 
турой. Особенно ценились на фабрике для флорентийской мозаики теневые сорта, 
которые обнаруживали переходы от зеленого к яркожелтому или серому, и ко'горые 
могла идти на лист).я, стебли и т. п. 

До пятидесяты е годов в І^оссию проиикаі но очень дорогой цене нефрит 
Босточиого Туркеста н, у, ііитіщесятых годах находки П е р м и кипа дали гра- 
нильной фабрике свыше 650 пудов ценного камня в кусках до 50 пуд. весом; 


*) Нередко в промышленности под именем жадеита подразумевается благородный змеевик, что^ 
однако, неправильно; настоящий жадеит является минералом из группы пироксенов с физическими и 
техпнческими признаками, близкьми к нефриту. 

**) Китайские посольства обычно преподносили царям нефритовые изделия (напр. Китайское 
осольство в 1895 г. преподнесло Николаю второму фельдмаршальский жезл из нефрита в золотой 
равѳ). 





одновременно с этим А л ибер представил Лондону (1862) и Парижу красивые 
валуны и гальки этего камня*). Позднее стали проникать в Россию отдельные, 
небольшие партии камня, частью из Туркестана, большею частью с Онота, пока 
в самом конце девяностых годов фирма Верфель в Петрограде, но соглашению 


'С казной, не об‘единила в своих руках дело поисков **) и добычи камня, моно- 


полизировав его и свезя в Петроград до 3.000 пуд. валунов разного сорта***). 
В 1889 горн. иняс. Комаров продал на Петергофскую фабрику около 105 пудов 
І^в 213 кусках) хотанского нефрита, частью луковозеленого, серого и дымчатозеле- 
иого цвета морской воды (по цене 123 р. за пуд). Именно этот нефрит и получил 
на фабрике неправильное название Мургабского (см. выше), тогда как был лично 
прийезен Кома р о в ы м из строго определенных месторождений Восточного Тур- 
кестана (см. стр. 198). Таким образом, почти весь мировой рынок исключительно 
обслуживался камнями этих двух главнейших районов распрострапения нефрита. 

Вобгцем, применение камня весьма разнообразно, начиная с монолитов, иду- 
щих для надгробных памятников (гробница Тамерлана) и. саркофагов, кончая вазами, 
'чашами, тарелками, кувшинами, оЬдеЩ (іе Іихе, мелкими безделушками п украше- 
ниями, великолеиными браслетами, реже камнями для брошек и колец. 

Если мы исключим Новую Зеландию с ее богатством нефрита и Бирму с ее 
жадеитоМі то перед нами останутся две главнейших области распространения этих 
камней: Китайский Туркестан (и соседние с ним провинции іл'итая) и Прибайка-нье. 
Если мы еще упомянем о минералогически интересных находках нефрита на Урале, 
то этим будет исчерпан список главнейших областей, лежащих в сфере интересов 
русской науки и русской камнерезной промыш-іенностп. Многочисленные другие 
указания, как-то на Амур, Онон (в Забайкалье), Горную Бухару или Лену очевидно 
не заслуживают никакого внимания, хотя неоднократно приводятся в литературе ****). 
Надо иметь в виду, что на Востоке часто отождествляют место приобретения камня 
л; местом его нахояідения, что, очевидно, совершенно неправильно. 


м жадеит в И^птакісксі^гіа 

Огромная область богатейших месторождений нефрита **"**) в Средней Азии лежит 
целиком на Китайской территории, но так как значительное количество этого ма- 
териала обслуживало рынки нашего Туркестана,'' было бы уместным кратко коснуться 


*) Свои запасы по отъезде в Париж А л и б е р продал В е р ф е л ю, причем уступил ему в 1878 г. 
и большой валун в ЗОО пудов по цене 18 р. за пуд. 

Для этой цели фирма имела своего уполномоченного в Иркутске Н. Кайданова. 

За Кабинетом при этом осталось 3 больших валуна, лежащих в строго отмеченных местах 
горных рек. 

Особенно осторожно приходится относиться к указаниям в старой литературе ввиду неопре- 
деленности понятия о нефрите, прилагавшегося к веществам разного состава. См. В. Сѳвергин. 
Словарь минералогический. СПБ. 1807. II. 152.' См. также Е і 8 с 1і ѳ г [1], стр. 283, 326 след. 

***'■''*) Лучшее русское собрание образцов нефрита Малой Азии см. в Музеуме Горного Института. 
К у п ф ф е р. Катал. 1911, стр. 423. 

13* 


, 1 ^ 





этих месторождений, имевших столь большое значение в искусстве Востока. При 
этом, однако, надо иметь в виду, что все указания на нахождение нефрита на. 
русской территории по ІІянджу или в Горной Бухаре нс получили ни одного указания, 
сколько-нибудь заслуживающего доверия. Особенно часты указания на ^арваз, где 
будто-бы по рекам собирались даже голыши «.іесЬте»; но все эти данные неііро- 
I верены. 3 1896 году была снарянгена в район Пянджа специальная экспедиция 
иод пач. подполковника Барщевского, которая должна была в Дарвазе, а 
также на противолежащем берегу Афганской земли (в левых Дарвазах) проверить 
находки нефрита, якобы сделанные в 1891 году этим лицом. Однако, проникнуть 
в эти места ему не удалось, и эксиедицзя занялась исследованием долин неко- 
торых речек Дарваза и в частности кишлака Джарф (у горного ручья Хост-Роги и ’ 
в верховьях р. Вяпдж). Эти исследования обнаружили лишь мягкие змеевики, 
которые иногда употреблялись местными обитателями д.тя небольших по.дделок в 
китайском вкусе. Столь лге безрезультатны были попеки экспедиции в Самарканд- 
ской области Пенджекенского участка, в двух местах у кишлака Бору и по ручью 
Саиги-Шаба, верхнему притоку Нофип-Дарыі, выше озера Нофии. 

Таким образом, все эти попытки оказались неудачными, о чем можно судить 
ІЮ самому донесению полк. Барщевского, которое приводится в четвертом 
томе полностью; но необходимо отметить, что как упомянутая выше экспедиция, 
так II другие поиски изалсдователей без специальной подготовки не могут окон- 
чательно решить вопроса в отрицательном смыс-ле и лишь после сериозных работ 
специалистов можно будет говорить об отсутствии нефритовых месторождений на 
территории Росси.і п.ні Горной Бухары. 

Из нефрита на Востоке выделывают не только изделия культа, но и ряд 
незатейливых уі;рашенпй домашнего обихода, парадные блюда, мундштуки. Вплоть 
до начала XXIII века этот камень здесь обозпаоался именем яспие — яшма, что 
необходимо иметь в виду при чтении старых авторов (іазрія ѵігііііз); у китайцев 
он называется ию или ию-тчи (тчи — ^^обозііачает камень), иногда у монгольских 
народов встречается обозначение «ках» [12] *). 

Месторождения великолепного нефрита, невидимому, рассеяны на огромном 
протяжении северных и южных склонов Куеи-Луня, начиная с Раскем Дарьи 
(приток р. Яркенда) на западе и кончая конями китайской ирошшции Гаш.-су на 
востоке. Этот камень являлся здесь объектом большой торговли и из этих центров 
Восточного Туркестана он проникал по торговым путям в Бнтай, Индию, Русский 
Туркестан и Персию. Первым центром добычи п обработки нефрита являлся район 
Яркенда и Хотана, откуда ежегодно караваны верблюдов вывозили в Пекин высоко- 
ценные и.зделия из камня. Ю. Риттер па основании описаний конца XV ІИ века 
рисует картину добычи голышей со дна реки при помощи рядов рабочих, но 
ощущению скользкости ноги безошибочно определявших на дне реки Хотака пен- 
ный валун нефрита. Наиболее богатым является район р. Каракаш (Гулбашен), 

*) См. А; Ферсман. Самоцветы России. Петр. 1921. 87. 




тде еще с нача.іа XIX столетия описано было богатое коренное месторождение 
нефрита — серозелееого, зеленоватого и чистозедсного цветов, залегаюнщго среди 
кристаллических сланцев. Месторождения усиленно разрабатывались до 1864 года 
и давали огромное количество весьма ценного материала. 

Е этой же облас;ги относятся месторождения Раскем-Дарі.и, на юг от Яркенда, 
посещенные с опасностью для жизни Громбче неким [17] в 1888 году; они 
нриаарежат прекрасному, темнозелепому нефриту, тогда как в ближайшей 
к нему местности но р. Тунге встречается зеленоватый :кадеит. Добыча здесь в 
Х^ТІІ веке была настолько велика, что будто бы ежегодно из Яркенда отправля- 
лось в Пекинский дворец до 300 пудов этого минерала в кусках разной величины. 

Эти последние местороащеиия лежат в Восточном Памире и являются наиболее 
западным пунктом нахождения нефрита в Азии. Далее на восток они тянутся, 
согласно наблюдениям К. Во г д ано в и ч а, по северному и южному склонам Куеи- 
Луня, вплоть до провинщш Гань-су, где в отрогах Нян-Шаня мы находим наибо- 
лее восточный пункт всей этой нефритовой полосы *). Здесь же в провинции 
Гань-су расположены и мастерские но обработке нефрита, находящиеся в торговой 
связи с другим центром зеленого камня — с лежащей южнее китайской провин- 
цией Юнь-нан. Эта область является крупным торговым центром, куда 
стекается на барках ценный жадеит пз Северной Бирмы н откуда камень или 
об[іаботаннос изделие направляется в Кантон. Все указания па нефритовые место- 
рождения Юнь-нана, невидимому, ошибочны и должны быть отнесены к Бирме. 

Таким образом устанавливается непрерывная цепь передвижения нефрита 
в камнях или изделиях из района Хотана - Яркенда через Кашгар илп Бадахшан 
в русский Туркестаы и через Гань-су к крупным торговым центрам Восточного 
Китая, в Пекин, Кантон и Чифу. 

Повидимому, вторым, более самостоятельным районом камня является юг 
Китая, начиная с провинции Юнь-нан, снабжающей Кантон бирманским жадеитом 
п иснользуюпщй для его нодделок мягкий агальматолит из ряда месторождений, 
лежащих на побережье, против Формозы. Наконец, 'север Китая — Монголия и 
Манджурпя — частично обслуживались камнем из Еуен-Луня и, повидимому нефри- 
товыми голышами Прииркутского района, откуда сойоты продавали лазурит для 
.китайских чйыовішков, нефрит ы агальматолит с р.р. Онота, Велой и Бибоя. 

Значительные изменения в использование этого камня внесли шестидесятые годы, 
когда из Восточного Туркестана были изгнаны китайцы и одновременно с этим 
прекратилась добыча нефрита и жадеита в отрогах Куен-Луня. Ее современное 
состояние нам совершенно неизвестно и, повидимому, влияние на рынки камня 
Европы и Америки весьма незначительно **). 


См. Магии. Сотрі. гѳгкі. 1891. СХІІ. 1153. 

В копце восьмидесятых годов форме Верфел ь предлагали псфрит но цене 2000р. за пуд. 


Последние сведения о ноложеішн добычи мы имеем для девяностых годоВу 
тогда Степной Генерал-Губернатор сообіцил о состоярни рынка (1888); 

«Кашгарский консул донес мне, что в настоящее время добыча нефрита в округах Хотанском 
(преимущественно) и Яркендском составляет свободный промысел жителей, при условии однако ж, 
чтобы добываемые ими камни, прежде продажи кому бы то на было, предъявлялись китайскому на- 
чальству, которое покупает для себя лучшие экземпляры. Высшими сортами считаются те, которые 
получаются из реки Каракаш, в Хотанском Округе а именно: камни молочного прсвечнвающего 
цвета с желтыми крапинками іі разводами; цена такого камня, весом около 3-х фунтов, достигает 
40 ямб (около 5 тыс. руб.); камни же более часто встречающегося цвета, но высокого сорта, весом 
в 1 чжин ( 1 % ф.), стоят в Кашгаре но мѳнѳе двух ямб, т. е. около 260 руб. кредитных. 

На Кульчжинских рынках нефриты высших сортов совсем не встречаются». (Архив Уделов). 

в 1889 году через Поклевского-йозелл была предпринята Петергоф- 
ской фабрикой закупка нефрита в Хотане и Яркенде, при чем ппж. Комарову 
удалось добыть 2ІЗ образцов камня разных тонов с Кара- Каша, Ерун-Каіна и 
верховий первой реки у горы Мерджай. Вся эта экспедвция обошлась казне свыше 
17 тыс. рублей. 


Нефрит в Прибайкалье. 

См. карту на стр. 202, составленную с небольшими исправленилыи іі дополнительными значками 
по Перми кину (1852 г.). 

Нефрит исключительной красоты нз этой области оставался для жамнерезной 
промышленности долгое время неизвестным и на мировом рынке вііерые появился 
только, повидимому, под влияипем с одной стороны двух пионеров ІІрибайкалі)Я — 
А л и б е р а и II е р м и к и н а, с другой — изделий Петергофской гранильной фабрики, 
обративших на себя внн.маііие на промышленных выставках в Лондоне (1862), 
Париже (1867) и Вене (1873). К этим же годам относятся и первые более 
точные литературные сведения об этом камне, привлекшем к себе молодого 
А л ибер а, благодаря энергия которого в Лондон п Париж попали первые зе.геные 
блестящие голыши. До этого времени русский нефрит считался очоііь ред- 
ким и мог использоваться только в ювелирном деле, но начиная с 50-х годов 
прош.ііого столетия, благодаря изысканиям П е р м и к и и а, он стал попадаться сот- 
нями пудов. Еще задолго до оффициалыюго открытия этого минерала, он был 
известен в украшениях сойотов, посившнх его на шее (у женщин) или на ремне 
(у мущин]. Находки нефрита известны также и в ряде могп.іыіиков Сибири *). 

Глухие известия о нефрите распростраиены бы.ш еще в 20-х годах XIX века; 
о нем писал еи(е ІЦукпн, будто бы собирая массами валуны нефрита но 
Оноту и но Бпбою [25]**). Позднее кратко упоминалось у Муіикетовл [4,5], 
Ко вер ско го [29], новее .эти литературные данные были весьма отрывочны 


*) Ср. паходку нефритового доло'іа у села Преображенского по Нижн. Туигузке и в окр. 
Красноярска. См. Н. Р і з с Ь е г. Агсіііѵ б. АпЫгороІ. 1Ь79. X. 353, а та^-жо Е і 8 с Ь е г. Перйгіі и.. 
Засіеіі. 1880. 399. 

'**) Скорее г^чь идет об агальматолите, известном по Бибою, а не о нефрите.. 



и неясны, в то время как подробные донесения пионера и главного исследова- 
теля всей этой области — Перми кина таились в архивах*), а позднее ошибочно 
считались погибшими вместе с ценной картой при пожаре Иркутска. В литературе, 
указывались: Иркутская губ., Еултук, Слюдянка, Батогол и другие места, и лишь 
постепенно, под влиянием сведений П е р м и к и н а, выяснялась область распро- 
странения нефрита по р.р. Оноту, Охолголу, Урику и притоку Еитоя. 

В 50-х годах Перми кин собрал до 700 пуд. (с 1851 г. по 1863 
доставлено 687 пуд.) нефритовых окатышей и перевез пх на Петергофскую гра- 
нильную фабрику; ценность этого груза, обошедшегося не более, чем по 40 руб. 
за пуд, можно видеть из того, что до открытий П е р м п к п н а Петергофская 
гранильная фабрика покупала нефрит Туркестана для флорентийской мозаики 
по 1000 руб. за пуд. Надо удивляться той энергии, с которой работал Перми- 
к и н, так как из большинства мест вывозить нефрит можно было только зимой, 
отправляя специальные партии по замерзшим рекам, и только по Оноту часть 
нефрита удавалось частично сплавляті> на плотах. 

После 11 е р м и к и н а его наблюдения были проверены и дополнены Черским, 
Богдановичем и Я ч е в с к и м. Первый сделал важное указание, что ряд 
образцов, принятых П е р и и к и и ы м за нефрит, оказался лишь змеевиками, и 
что единственное несомненное месторождение, открытое им, это р. Даялок, где, 
повидимому, находилось коренное месторождение, скрытое растительностью тайги. 
Однако, наиболее важным явилось обследование Л. Я ч е в с к о г о, ездившего за 
нефритом для саркофага А..тександра ІИ, и Е. Богдановича. Е сожалению, 
Я ч е в с к и й не оставил сколько-нпбуді. подробных сведений и его печатные 
заметки, которые имеются в протокола.х заведений Минералогического Обп^ества, 
не дают картины достигнутых им результатов; в них сначала глухо указывается 
на существование не менее 4 коренных месторождений [37], а потом нри 
исследовании 1897 г. указывается одно коренное местороиадение; к сожалению, 
Ячевский не только не успел до своей смерти дать подробного описания этого 
интересного месторождения, но, повидимому, даже несколько скрывал точные дан- 
ные о нем, обидевшись на Кабинет, не пожелавпшй продолжать поиски нефрита, 
так как камень этот вследствие своей мрачности не понравился вдове Александра Ш 
Марии Федоровне. Вследствие этого, насколі.ко я могу судвчъ по частным раска- 
зам Верфеля н Полещука, Ячевский передал более точные данные о 
месторождении небольшой группе .іиц — Верфелю, Брейтфусу и др., сдав 
им не только фотографии местности, но и точные карты течения реки Хара- 
Джелги. Таким образом сведения об этом месторождении сделались коммерческой 
тайной, и, вероятно, по этой же причине ничего не сообщил в печати о них и 
инж. Н. Щукин, посетивший верховья Урика в 1907 году. Только в 191У году 


т *) Единственные данные о его работах и очені» интересные выдержки вз его дневников 
помещены в Журнале Мин. Внутр. Дел за 1852-ой год [2і]. 


при просмотре архивов б. Кабинета ішж, Бацевич нашел интересные документы, 
приводимые в четвертом томе полностью. Хотя в них тоже нет подробного отчета 
об исследованиях, но все же из приложенных карт Урика и Оеота видно место 
нахождения главных валунов нефрита и сама р. Хара-Джелга, а также и то, что 
Я ч е в с к и й возил на месторождение ген.-майора Фабрициуса, чиновника 
особых поручений при кабинете. Я ч е в с к и й на основании своих псследовани й 
пришел к выводу о возможности добыть глыбы вполне подходящих для саркофага 
размеров, а командированный вслед за ними (в 1898 г.) с Еолыванской фабрики 
уставщик И в а ч е в осмотрел течение Онота и открыл прекрасные валуны, но 
установил исключительную трудность и дороговизну доставки их к линпи железной 
дороги. 

Командированный вместе с ним в тот район Баторов, в качестве комис- 
сиоиера Главного Управления Уделов, сообщил ряд дополнительных сведений, 
о которых мы находим в Архиве Уделов интересные данныя, сообщаемые вместе 
с данными Ивачева и Ячевского в приложении ІѴ-го тома. Из этих 
данных мы только заимствуем указание на то, что экспедиции по Оноту встре- 
тили ряд камней, общим весом свыше 2000 пудов. 

Найденные нефриты как в коренном месторождении, так и в крупных валу- 
нах, но испытании в Екатеринбурге и в Петергофе оказались не очень высокого 
качества, неровных тонов, в виду чего 16 января 1899 г. последовало «высо- 
чайшее соизволение на прекращение поисков>, а мииистерство земледелия открыло 
несъ район для частной горнопромышленности, сохранив для кабинета лишь три 
больших валуяа. На основании этих постановлений, очевидно, Ячевский и 
счел возможным передать добытые им сведения частной кампании, а Баторов 
частично продолжал свою деятельпость и выслал в Петергоф и к Верфелю неско.іько 
сот пудов нефрита. 


Месторождения и свойства. 

На основании имеющихся данных, часто противоречивых и далеко неточных, 
можно парнсовать нижеследующую картину распространения нефрита в Прииркут- 
ском районе. 

Знаменитые месторождения лежат в трудно доступной области Саянских 
отрогов, в том узле долин и горных хребтов, с которых стекают; Хорок, Даялок, 
Оспа и текущий на юг в Китой ручей Сахангер. Эта область, образующая верх- 
нее плато Саян с оголенными гольцами и альпийскими лугами, нил:е покрытая 
густой кедровой тайгой, занята по преимуществу кристаллическими слаоцами с 
лодчиненеымп змеевикамй и амфиболитами. К этим последним породам и прихо- 
дится приурочивать месторождения нефрита, очевидно, залегающего здесь в усло- 
виях, почти тождественных с месторождениями Средней Азии. К сожалению, у 
нас сейчас нет ясной картины этих месторождений и .мы можем имеющиеся све- 


дения сгрупиаровать лишь по течениям отдельных рек, (см. прилагаемую карту 
Пермикана); коренпые месторождения замечаются по Даялоку и по Сахап- 
геру (окоичательио не доказаны) и па притоке Хорока.; в воде валунов нефрит 
известен с несомненностью по Урику, Хороку, Даялоку, Оноту, Оспе, Сахангеру 
и отчасти по Китоіо, т. е. в верхних частях бассейнов Урика, Онота и в мепыпей 
степеніі Кнтоя. 

Во всех этих областях нефрит обладает приблизительно одинаковыми свой- 
ствами, и лишь по У раку намечается существование белой разности со строением 
ішроксенового характера. В общем Прииркутский нефрит несколько отличается от 
Туркестанского, представляя несколько менее плотную массу со следами сланце- 
ватости и большим содержанием железа и хрома. Может быть последним примесям 
обязан он своими красивыми, иногда яркозелеными, иногда слишком темными 
тонами. 

Цвет сибирского нефрита колеблется от темвозеленого с хлопьями более 
густого тона вплоть до светлозеленого, серого, или даже «молочного» о синеіш- 
тыы отливом. В общем окраска очень разнообразна, разнообразно и микроотроение, 
делающее из Сибирского нефрита первоклассный и недостаточно оцеоепный поде- 
лочный камень. Е тому же значительная величина глыб, при большой однород- 
ности, позволяет применять его монолиты для очень крупных нзде.іий. Уже в 
1852 г. Перми кин указывал, что этот камень может сделаться предметом 
вывоза заграницу, в Китай, и просил через генерал-губернатора навести в Китае 
об этом «правку; при этом он отмечал предложение одного китайца ввести нефри- 
товые деньги в форме круглых пластин трех ра.эрядов. 

1. Р. Урик, нравый приток р. Белой. 

По Урику, особенно в его нижнем течении, неоднократно указывались валуны 
пефірита, коренные месторождения которых, однако,, лежат, очевидно, в верхові>ях 
р. Хорока и Дая.іока, слияние коих в обра-зует р. Урик; течение этой реки почти 
не обследовано исс.іедователям 0 , так как местами она проходима лишь по льду 
зимой, тогда как летом река нредставляется бурным потоком с водопадами п нере- 
катамй и стеснена местами обрывистыми берегами. 

Отсюда П е р м и к и н описал светлозеленый беловатый нефрит, точное место- 
нахождение которого однако, он, не сообщает. 

2. Р. X о р о к, правый приток Урика, начинающегося пос-ле слияния Хорока с Хаи- 
шиной (или Холншном) и Харгой, Коренное месторождение Хара-Джелги (илп— -Желги). 

Здесь в вершине ручья Хара-Желгп, впадающего с правой стороны в р. Хорок, 
Л ч е в с к и й нашел коренные выходы нефрита, представляющего изменение актино- 
литового сланца среди метамор<|>ических пород. Мощності. отдельных залежей пре- 
восходила 4 метра. К сожалепиіо, до последнего времени иикаких более точных 
сведений ие было опубликовано, нодоясеиие самого ручья в точности нигде на картах 
не было отмечено, а б. Кабинетом и Л. А. Яче-вским скрывалось. В 1913 году 






— 203 — 


В е р ф с л ь получил отвод па это коренное месторождение, причем в заявке отвода 
было сказано, что ручей Хара-Желга втекает справа в Хорок, а месторождение 
лежит от устья в 4 в. 420 саж., где н было отведено свыше 3 десятин для 
эксплоатащш. Это месторождение В е р ф е л ь прозвал «Елисаветинский прийск» . 

В 1919 году при изучении Архива б. Двора инж. Бадевпч нашел ряд 
донесений, о которых говорилось выше, и карту р. Урика,,. с панесепиея на ней 
релье(|)а, притоков и самого коренного месторождения, составленную на основании 
экспедиций Л. А . Я ч е в- 



ского 1895 — 1897. 

Хотя подробного отчета 
и не нашлось, тем нс 
менее из карты можно 
видеть, что сама река 
Хара - желта впадает 
справа в Хорок выше 
Даялока верст на 80 
и выше речки Колбы 
верст на 10. Месторо- 
ждение лежит в вер- 
ховьях на правом берегу 
и отАіечено как на ма- 
ленькой сводной карточке 
составленной по Іі е р- 
м и к и н у, так н на 
специальный копии с 
карты Ячевского (умень- 
шенной в 2 раза). Изу- 
чение образцов нефрита 
.этого месторождения, 
после распила, произве- 
дено было В. В. М о с то- 
вен к о п привело к 
установ.іению невысокого качества камня. 

3. Р. Даядок, правый приток р. Урика. 

Бурная река местами несет валуны нефрита огромных размеров, очень увели- 
чивающиеся к истокам реки, где их вес достигает 50 пуд. На основании характера 
этих валунов И е р и и к и и (а с ним согласился и Черский) наметил вероят- 
ное местонахождение коренного месторождения, .скрытое лишь растительностью. 

4. Р. О №0 т и Оси а. 

Онот составляет в сунціости нижнее течение Оспы и обычно отмечается как 
главный район раснространения нефритовых валунов. Епщ в 1824 году здесь. 


ііыше устья В. Біібоя, отмечались в изобилии валуны этого камня. Позднее и 
Оспа и Опот подверглись подробному изучению со стороны П е р м и кина и 
Л ч е в с к о г о, причем последним глаіпіым образом было осмотрено верхнее тече- 
ние, т. е. то, которое носит название Оспы. Оспа и Опот текут по бурным порогам *) 
из окатанных галек, среди которых П е р м и к и п находил валуны нефрита до 
50 пудов веса, а Н. ІЦ у к и п отмеча.і до 600 пуд. весом. Доставленные сверху 
валуны П е р м и к и н у удалось сплавить вниз на плотах па протяжении 70 верст. 
Живописно описывает ІІермикин свое трудное путеіпествие в !851 году среди дикой 
природы, выше области лесной растительности, среди постоянных дождей. Особенно 
меняется картина выше впадения Охолгола, где вместо гранитов появляются те 
кристаллические сланцы, которые, по его совершенно справедливому миению, 
ЯВ. 1 ІЯЮТСЯ носителями нефрита. 

«Ог устья Бибоя он поднялся вверх по Оноту на 5 верст и потом продолжал путь сше далее 
верст на 25, с трудом ііролагая себе дорогу по болотистым и лесистым местам. Тут, видя, что с 
вьючными лошадьми идти далее пег возможности, он решился основать главный свой стан, который 
€лужЕл-бы людям И лошадям постоянным убежищем и откуда можно*бы было продолжать изыскания 
по верховьям помянутой реки. Затем, 25 июня, в сопровождѳнпп одного из мастеровых Нерчинских 
заводов к вожака из зпаюпшх местность тунгусов, оп проехал около 15 верст вверх по Оноту, за 
устье реки Булурдывтуя, впадающей в Опот с левой стороны; но здесь остановлен бы.? утесом, 
выдававшимся в самую реку н препятствовавшим проезду. 

«Пространство, которое надлежа.чо ему проходить, было самое затруднительное; ибо местность 
^ыла топкая, горы чрезвычайно скалисты, и во многих местах должно было прорубать лес п лесные 
завалы. Наконец, 28 числа, он спустился с хребта к роке Оноту, при устье реки Большого-Нарина, 
впадающей с левой стороны в Оаот, пройдя, таким образом, от устроенного им стана более сорока верст. 
Вслед засим, перешел он реку Нарин в брод, при самом ее устье, и, осмотрев берега на расстоянии 
полуверсты, увидел дельный, без всяких трещин, кусок нефрита сБетлозелоного цвета, с вкраплен- 
ными в него черными штрихами, имевший вид валуна и примерно до 50 пудов весу. Потом, пройдя 
еще с нодверсты и осмотрев все побочные места, ол нашел другой кусок ровного сиетлозѳлоного 
цвета, длиною в и толщиною в 54 аршина, весом примерно около 20 пудов, и невдалеке от этого 
последнего еще третий кусок, самого лучшего достоинства, весом в 4 пуда 2 фунта. Не доволь- 
ствуясь таким успехем, или, лучше, ободренный им к дальнейшим поискам, он отпра^углся еще выше 
осматривать берега Онота с его выкатами, и, в недальнем от прежних мест расстоянии, нашел 
новый, четвертый кусок нефрита, светлозеленого цвета, в 20 пудов, и несколько меньших кусков не 
столь хорошего достоинства. Затем пробр.авшись еще выше, верст около семи за речку Цитан, уже 
не находил более нефритов; за то продолліал попадаться ему камень, который считает он за вѳр- 
антнк, и темноцветный тальк, просвечивающий в кромках густым зеленым отливом». 

П е р м и к и II уже решил, что нашел коренное месторояеденяе и хотел 
заняться извлечением нефрита, но неояшданное обстоятельство нарушило все его 
планы и чуть не погубило всей партии. Лошади с'ели все сухари, и несмотря на 
ненастье надо было скорее возвращаться вниз к стану. Это путешествие на 
наскоро сколоченных плотах едва пе стоило ему жизни и лишь с большими 
лишениями добра.чся он до своих товариш,ей. 


*) Низкая вода на Оноте в апреле и мае, н особенно с половины августа до ледостава. 
Однако, уже с половины августа выпадают снега. 

В архиве б. уделов найдена подробная карта р. Онота, составленная на основании экспедиций 
,1. Ячевского 1895—1897 годов. Название Оспы начинается выше впадения р. Богдашіш. 


Первая неудача заставпла его вторично искать счастья и вот как он 
описывает это второе путешествие: 

«К устью Ыарпыа возвратился я 5 августа и отправил вверх по Оноту шесть человек рабочих 
строить плоты для сплава найденных камне»; но каждодневные дожди много тому препятстовази. 
К 9 августа, однакож, два плота были готовы; на один поместился я сам с двумя рабочими, а яа' 
другой штейгер со всею командой. Сложив камни, которые были поближе к мосту сооружения плотов, 
'мы пустились далее, собирая прочие по попутностш 

«Плавание было неизъяснимо затруднительно: сплошные пороги, подводные ^камня, которых 
нет никакой возможности миновать, останавливали нас почти на каждой полуверсте п вынуждали 
иногда бродить целые дни в воде, для снятия плотов с каменной преграды. Наконец, 12 августа, я 
опередил версты па четыре плот штейгера, как вдруг сильным падением воды плот мой ударило об 
острый угол утеса. Почувствовав в тот же миг разрушение плота под моими ногами, я быстро вско- 
чил па степу утеса, уцепился за камень, торчавший над бездною воды, п с величайшим трудом 
заполз па приплечеиь этого камня, где и встал уже вне всякой опасности: но один из рабочих упал 
в воду и сделался жертвою ее стремительности; другой, по счастью, запутался в бревнах, за^^которые 
потом ухватился обеими руками и плыл таким образом с полвсрсты: тут посадило его на мель, и 
он, благодаря Бога, спасся от гибели. Нефритов утопили мы в этом месте, в четырех кусках, до 
30 пудов. Второй ПЛОТ; с большим трудом и опасностью, удалось спустить на канате. 

«Пройденные таким образом двадцать пять верст были для пас, впрочем, самые трудные. 
После случившегося несчастия, 17 августа достигли мы устья Нарипа, п, докончив строившиеся 
там плоскодонные суда, нагрузили на них 140 пудов нефритов. Пудов до 100, в осьмн кусках, оста- 
влено нами, по неудобству сплава, на берегу Онота, выше устья Иарина. 

«На семидесяти-верстном плавании Ояотом попадались нам бесчисленпые подводные камня; 
суда наши часто ударялись о скалы, и несколько раз едва но были опрокинуты стремительным тече- 
нием; однакож вся беда ограничилась утратою немногих камней». 

Из этих описаний мы видим, что наибольиіее количество нефрита попадалось 
пемиого выше устья р. Б. Нарииа, т. е., как раз на том месте карты иа стр. 202, 
где стоит надпись «р. Онот». 

Что касается до самой реки Осп ы, то опа в среднем течении непроходима, 
а известна лишь в верхнем п нгжнем течеппях, где еще II с р м и кипу попа- 
дались небольшие гальки и валуны нефрита. В верхнем течении, выше водопада 
Терского, валуны достигают 1 сазкеіш в диаметре, и, но мнению Я ч е в с к о г о, 
где то здесь было близко коренное месторождение, может быть но левому притоку 
Оспы Хэртэ-Желга или Ихэхэр. Площадь, на которой должно находится здесь 
коренное месторождение нефрита, не свыше 10 — 15 кв. верст и, очевидно, что 
в будущем оно будет найдено. 

Здесь же в верхнем течении Онота в 1898 году командированный с Еолы- 
ванской фабрики И в а ч е в нашел огромные глыбы весом в 300 — 600 пудов, 
по доставка их оказалась почти невозможной. При объявлении всей этой местности 
свободной для частных промыслов за кабинетом были оставлены лишь три валуна 
в 600 — 700 п. весом каждый. По реке Оноту в 190.7—1913 годах ВерфеліО' 
было иредоставлсио 5 отводов, нриблизительно по 4 десятины каждый, с уплатой 
в год 5 р. за отвод п 30 р. за право разведки. Частично это право, в виду 


несоблюдения каких-то формальностей, оспаривалось Иркутским горным уиравле- 
пием "). 

5. Р. Охолгол (сливаясь с Оспой, дает Оеот). 

О месторождении нефрита по этой реке мы имеем интересные данные в 
докладной записке ІІермикина, 9 ноября 1852 года, за № 85; 

«От устья Охолгола, вливающейся в Онот с левой стороны, вверх по Оноту характер горно- 
;::іхіенных пород совершенно изменился; вместо огромной величины выставившихся граіштов, зава- 
лявших русло Оеота. в которые вода бьет с оглушительным шумом, являются совсем иные россыпи, 
состоящие из окатанных мелких камней грубого мрамора, сиенито-гранита, роговой обманки и того 
вида горнокаменпон породы, которую я признал за сопутствующую семейству нефритов. Резкое 
изменение горных пород заставило меня обратить особенное шіиманпе на речку Охолгол, и ^ 
решился осмотреть ее обегоятельнее, имея в предмете в особенности открытие месторождений 
нефрита. Намерение мое было пѳ безосновательно, ибо многие пз найденных мною камней этой породы 
на россыпях обеих речек, представляли собою экземпляры такого рода, как будто-бы они в недавнее 
время были отторгнуты ог их месторождений, и вода еще не успела окатить их со всех сторон. 
ІІрошѳд небольшое расстояние, от устья рѳкп Охолгола, я встретил опять иную горную местность. 
Берега речки представляют из себя ущелье (щеки), коего отвесные стопы заслоняла собой дневной 
свет, русло речки загромождено огромнейшими гранитами, каких мне еще не случалось видеть». 

«Здесь, так же как и в Оноте, я местами нашел ту породу, которую ранее сего встречал 
совутствующую нефриту. Следя эти породы по узким россыпям Охолгола, я, наконец, обрадован 
был прекрасною находкою. В 2 верстах от устья я встретил больщон кругляк нефрита, весом при- 
мерно до 25 пудов чистого зеленого цвета с темными оттенками, который, судя по его поверхности, 
может быть отличным материалом как для флорентийской мозапкн, так равно и для других поделок. 
Выше сего места, вворх по течению р. Охолгола, порода, сопутствующая нефриту, встречалась 
роже на протяжении 35 верст и самый нефрит в кусках также попадался незначительной величины. 
Во соображению моему, находимые куска нефрита, большой величины, ниже устья Охолгола, по 
Оноту, принадлежат выносу Охолгола, а не Оноту. В верховьях своих р. Охолгол разделилась па 
два потока, из которых левый в каменных породах своих не имеет и следов присутствия нефрита. 
По правой лее вершине рѳчкн, в версте от соединения двух течений, в самом русле, я нашел в 
больших кусках три нефрита и несколько кусков этого-же камня меньшей величины, все они были 
темного цвета с зелеными прожилками». 

«Отсюда недалеко верховье р. Охолгола, взбираясь по течению ее все выше и выше, я, нако- 
нец, достиг но прямому нанравлешію обширной котловины, простирающейся в длину верст на 10 и 
Б ширину на 4 версты. Котловину эту облегают гребни гор уже меньшей величины, в ней поме- 
щаются иескрлько озер, которые можно назвать резервуаром вод, куда стремятся снежные воды 
глазного кряжа и откуда вытекает р. Охолгол. Здесь я встретил 4 зимних юрты русских сойотов, 
имеющих происхождение от того-л^е племени, кочующих в окрестностях озера Косогола и принадле- 
жащего Китаю. Инородцы эти перекочевали сюда на время для звериных промыслов. От іікх-то 
через моего волсака, узнал я, что система этих мелких озер имеет одно название Ирленко. 

«По всем моим соображениям, на котловину Ирленко более, нежели на какую-нибудь другую 
горную местность, должно обратить исключительное внимание, принимая в основание многие данные, 
я полагаю, что выносы нефрита сделаны были водным путем и что в этой горной площади должно 
заключаться его месторождение. 


*) ііз копий отводов привожу нижеследующие вынисьи (точное положение отводов на карте мне 

Беизвесгао)* 

Прииск Онотский 1-ый (1913)— в 4 в. выше устья р. Хуан-Хушу и в 25 в. ниже верпшпы ее. 

» > 2-ой (1913)— в 4 в. 166 саж. выше устья р. Хуан-Хушун и 24 в. 334 саж. 

ниже ее вершины. 

При век Ояотстгий 3-Ё (1913)— в 6 в. ниже устья р. Хуан-Хушук и выше водопада на 5 в. 

» » 4 ыЁ (1907)— в 3^4 в. от устья р. Худжиртейгол и в 60 саж. от «Страшного 

брода» в очень трудно доступной местности, 

' Прииск Онотсйий 5-ый (1913)— в бѴі в. выше устья р. Дэдэ-Михалка (Верхней) и в рас- 
схоянйи 90 саж. ниже местности «Чертовы ворота». 






«Котловину Ирленко я осмотрел оеноватэльно во многих ее местах; вся эта горная площадь 
покрыта толстыми сдоями моха; разрывши его, я нашел, что поверхность котлованы состоит боль- 
шею частью из разрушившихся остроугольных камней тех-же пород, какие встретил я в пади 
р. Охолгола. Надо полагать, что эти гольцовые озера, расположенные в котловине, лежат в отрогах 
•Саяна весьма возвышенно, ибо, как я упомянул прежде сего, здесь нет кроме мхов и сланцевой 
породы кедровника, никакой более тучной растительности, и 26 июня, во время моей там бытности 
•снег лежал во многих местах значительными толщами, а по речкам накипни льда местами также 
еще но растаяли:^. 

6. Р. Сахангер (Саган-Хар ши Цагань-Харн), левый приток реки Еитоя. 
В верховьях этой реки, П е р м и к и п, по его словам, среди змеевиков открыл 
коренное месторождение нефрита, что, однако, опровергалось позднейшими изеледова- 
телямп *). Во всяком случае, область этой реки заслуживает самого подробиого иссле- 
дования, что можно видеть из приводимой ниже подробной выішскп из докладной 
записки Пермикииа от 13 августа 1853 г.; 

«Я нашел узкую горную долину речки Сахангер, лежащую в самой возвышенной части гор 
юго-восточного склона реки Китоя; речка Сахангер составляет собою один из верхних притоков его 
и отстоит от озера Ильчпра в 40 верст, откуда первоначальные воды берет река Иркут; в обнажен- 
ных береговых горах этой речки, я встретил различные видоизменения мраморов или доломитов, 
весьма хорошего достоинства; они представляют собою огромные утесы, но обе стороны почти 
перпендикулярно опустившиеся к речке; от ее устья на протяжении 10 верст далее залегает змеевик, 
тоже различных видов, между коимп встречаются пропластки камня, проникнутого медною зеленью 
л близко подходящего к исчезнувшей породе Вер-Лытик. 

«Осматривая левый берег реки Сахангер а, я нашел и тот камень, о существовании которого 
сообщил мне ясашной - В и н о к у р о в. Судя по видовым признакам этой породы, я отношу ее к 
семейству тальковых, именно к одному из его видоизменений, известному в науке под именем 
51 а р м о л и т а (ложного жада), который заключается нетолстыми прожилками в змеевике; в тех-же 
змеевиках я встретил породу, называемую пимелит, который до сего находим был с хризопразом 
в Силезии. Между мраморами и змеевиками правой стороны рѳчки находится в связи утес конгло- 
мерата, в высокой степени интересный с той стороны, что гальки крупные, связанные цементом, 
.состоят из бесчисленных вариаций пород: мрамора, змеевика, частью нефрита, но последнего весьма 
редко, и других камней, поражающих резкою пестротой своих бесчисленных теней и представляю- 
щих из себя прекрасную мозаику; подобного мне, при обозрении горных местностей, еще нигде не 
случалось встречать, который в крупном виде составляет богатый материал для раз.личиых поделок, 
„как-то: полов и украшении стзн; в молких-же изделиях, по крупному слолсению галек, особенной 
красоты не представляет. Далее местность левого берега р. Сахаыгера, прийіерно в Іо верстах от 
устья, состоит из огромного утеса, подножие коего состоит из породы рыхлого песчанника пепель- 
ного цвета; масса эта чем выше — тем тверже, и вершима утеса прорезана толстыми прослойками 
кварца, а за йоследними — северная часть утеса состоит на большое пространство нз темнозеленогб 
нефрита, границы коего оставлены мною не иссдедоваииыми. 

«Ист никакого сомнения, что здесь нефрит находится іі в других смежных горных местностях. 
В прошедшие два лета (1851 п 1852 г. г.), отыскивая нефрит, при всем моем старании, я никак не 
мог открыть месторождений его, осматривая северо-западные склоны тех-я;е самых Саяно-Тувкин- 
екпх гольцов, по непроходимым дебрям р. р. Онота и Охолгола, и труд мой остался тщетным; но & 
этот год, в отношении нефрита желание мое увенчалось успехом: система месторождения нефрита, 
для последователей— мпоіо первым открыта». 

ІІовидимому, действительно нефрит встречается в верховьях притоков (левых) 
Китоя, так как Верфелю был доставлен из верховий Еитоя белый молочный 
нефрит, ныне хранящийся в Минералогии. Музее Академии Наук. Еак будто-бы 


■*) Вряд -ли Пермикин ошибался, что можно видеть нз тоео, что агент фирмыВерфеля в 
Иркутске К а й д а л о в, по словам владельца этой фирмы, действительно открыл месторождение 
светлозе.л8пого нефрита по р. Кнтою. Точное месторождение остается для меня неизвестным. 



к. положите^іьному ответу склонялся и Я ч е в с к и й, котортлй не только был на 
этой реке, по и нашел заруГжп II ер ми кин а на деревьях: собранные им два не- 
больших валуна напоминали нефрит, по, к сожалению, остались неисследо- 
ванными, а 110 смерти Я невского не были разысканы. 

Нефрит Урала "). 

Указания на нефрит Ура,'іа попадаются в литературе, особенно старой, 
довольно часто, однако, к ним приходится относиться особенно осторожно и еще 
в 1882 году ряд таких указаний был опровергнут анализами М у ш к с т о в а 
[4 — 5]. Тем не менее нефрит, действительно, встречается на Урале и изучен 
в работах Кротова [42] и Мануровского [43]. Первое описание 
касается Мулдакасвской дачи, второе — района Кундравов, откуда еіце лет семь 
тому назад мне приходилось видеть довольно красивый отполированный кусок 
нефрита в руках Миасского торговца Иванов а. Повидимому, распространение 
этого камня не должно ограничиваться этими двумя районами, и весьма вероятно 
открытие новых месторождений в районе амфиболитовых сланцев и змеевиков 
Южного Урала. При этом не исключается и нахождение здесь практически при- 
годных разностей. 

Первый район лежит в Наралинских горах и в верхнем течении р. Малый 
Иремель; нефрит лежит в виде широких, плоских глыб на контакте змеевика и 
сліодисто -кварцитового сланца; в изломе оп голубовато-серый или зелеиовато-серый,. 
в полированном виде приобретает темпо-зеленый цвет. Большое содержание железа 
обусловливает очень темный той породы Практическая цоиность месторождения 
неизвестна, так как, к сожалению, іиікакіі.ѵ разведок предпринято не бььзо. Изме- 
ненный в тальк нефрит известен и из Нерво-Павловского рудника в 25 в. на Юг 
от Миасса [42]. 

Близкого характера нефритовая порода из более южных месторождений района 
Кундравов, относительно которой М а и у р о в с к и й сообщает, что она залегает 
отделі.иыми шлирами в превращенном в змеевик перидотите, являясь таким образом про- 
дуктом метаморфизации диоіісидового пироксена. Найден был пефрит нескольких видов 
лишь в вершине г. Большой Бикиляр, в 10 в. на Юго-Запад от с. Кундравов. 
Общее распространение его неизвестно, но, судя по имеющимся пока образцам, 
практического значения он но имеет, хотя именно в этом направлении желателішы 
специальпые исследования. Часть нефрита более темно-зеленого цвета, отличается 
ііетлсобра.зііой впутренпей структурой, более однородна и прозрачна и, потому 
па нее при ее особенной вязкости следует обратить особое внимаипе *) **). 

*) Иатересно указание на нефрит на Кавказе, будто бы найденный по реке Вондуто в Кабарде {.•'). 
Интересно было бы проверить это указание [44]. 

**) Необходиио иметь ввиду ряд указаний на нефриты России, основанные на неверных опре- 
делениях: так в Музее Академии Наук нефрит из Ольхона в Монголии оказался рраземом, а светло- 
зеленый нефрит в Берлинском Минералогическом Музее из окр. Ііег езоиского том зеленоватым плот- 
ным везувианом, который был в 1916 году химически доказан М а .м у р о в с к и м. См. Ріясііег. к 
с. р. 360. Мамуровский. Труды Мин. и Геол. кабин. Моек. Увив. Москва. 1916. 1. 





209 


ЛИТЕРАТУРА (главнейшая), 

1. Н. Гізсііег. ^ерЬги и. ^а(1еі1;. 8ши^. 1880. 14; 326—333. 

2. Ы. Г і 8 с Ь е г. Міпегаіо^.— агсііаеоіод. ВегіѳЬіш^еп г^ѵізсЬеп Азіей, Еигора и. Ашег. ^"еиез 
^аЬ^Ь^и•Ь 1. Міпегаі. 1881. II. 199. 

*3. А. Меуег. ІасІеИ и. ХеріігіюЬ^есІе. РиЫісаг, ЕХппо^г. Мизѳиш. Бге8(1. 1882. 

4. В. Б е к п И, М у ш к е т о в. Нефрит и его месторожд, Горн. журн. 1882. II. 375. 

5. V/. Веек 11 . I. Ми 8 с 1і к е Іо II. Неѣег ХерЬгіІ и. з. Еа^егзШиеп. Ѵегііапйі. Міп. 
ОеяеІІзсЬ. Реі. 1882. ХУШ. 1. 

*б. А. В. Меуег. Херіігіі; и. ^а(іеі1і. Вегі. 1891. 

*Т. 6-. Е. Кип 2. Іпуезіідаі. апЛ Зіи^іез іп 4а(1е. 1896. 

8. М, В а и;е г. Есіеізіѳіпкопсіе. 1909, 564. 

9. А. Семенов. Мир Ислама. 1912. 1. 319. 

10. М. В а и е г. Херіігіі и. ^а(іеі1;. Б о е И ег’з НапсІЬ. I. МіпегаІсЬ. 1913. II. 1. р. 649,(.іитература, 
генезис., анализы). 




Средняя Азия (главнейшая). См. также 4, 5, 8, 9, 10. 

11. Марко Подо. Путеш. Перевод Минаева. СПБ. 1902. 64. 

12. А Ь е 1.— Е ё т и 8 а 1. Нізіоіге (1е Іа ѵіПе (іе КЬоІап. ЕесЬегскез з. іа зиЬзІапсе тіпёгаіег- 
ріеггѳ сіе Ли еі зиг Іе .іазрѳ (Іез Апсіепіз. 1820. 117—239, особенно 126, 133, 162, 168', 217, 233. 

13. С. Е і и ѳ г. ЕгЛкипЛе Азіепз. 1837. V. 380—389 (очень важное описание копей Хотана 
и истории исследования нефрита). 

14. ЕеПепЬег^. УеіѣапЛІ. зсітеіг. ХаІигІогзсЬ. (ІезеІІзсЬай. 1868. 38—66. 

15. 8с1і1а^іп1і\у еіі. ПеЬег ХерЬгіі, Ласіеіі ипсі Заиззигіі іт КипІшп^еЬ. біІгип^зЬег. Вауг. 

АкасІ. \ѴІ88еп8СІі. 1873. 2, 227. ^ 

16. ЕісІіІЬоІеп (Зіоііска). УегЬапсИ. (1ѳ88е1І8СІі, Егйкипйе. Вегііп. 1874. 6—7, 186, 
(Хеіізсіі. Л. (1. §соІо§. (тезѳІІзсЬ. 1874). 

17. И. Мушкетов. Заметка о нефрите и жадеите с Восточн. Памира. Изв. Географ. Обіце- 
ства. XX У. 1889 г., стр. 454 (Г р о м бл е в с к и й). 

18. К. Богданович. Местонахожд. нефрита в Куень-Луне. Зап. Минер. Общ. 1892. XXIX, 
стр. 153—162. 

18а. А. Р я б и н и н. О нефрите на могиле Тамерлана. Сборы, памяти И. М у ш к е т о в а. 1905. 67./ 
Саяны. 

19. Н. Щукин. Указат. открытий. 1826. III. 682. 

20. Ковригин. Горн. журн. 1835. III. 513. 

21. Новейшие сведения о нефрите. Журнал Министерства Ваутр. Дел. 1852. ХХХУП. Л* 2, 
стр. 170—186 (о работах Пѳрмикина). 

22. Копии архивных материалов Пермнкина. 1852 — 1865 г. 

23. Н. Щукин. Лгурн. Мин. Внутр. Дел. 1858. ХХУШ. 3, стр. 7, Ю. 

24. АИЬегГ^ Еа шіпѳ (іѳ дгарЫіе а ЗіЬёгіѳ. Раг. 1865, стр. 70, 72. 

25. Ф и т и н г о ф. Исследов. месторождений Онотск. нефритов. Прилож. к отчетам Снб. Отд. 
Географнч. Общества за 1868. 107—109. 

"^26. РеІІепЪѳг^. УегЬапШ. 8сІі\ѵеІ2. ХаІигІогзсЬ. СезеІІзсЬ. 1870. 138 (валуны из Иркутска). 

27. А. Агггипі. ХеіІзсЬг. I. ЕіЬпоІ. 1883. 181, (микроструктура сибирских нефритов). . 

28. А. Ч ѳ р с к и й. Изв. Сиб. Отд. Географии. Общества. 1886. ХУ1. 278. 

29. Э. К о в е р с к и й. Заш Мин. Общества. 1893. XXX. 487. 

30. К. Богданович. Записки Мин. Общества XXXI. 1894. 421, (предварит, отчет). 

31. Ч е р с к и й-Р и т т ѳ р. Землеведение Азии. 1894. 317. 

32. К. Богданович. Горный журн. 1895. 1У. 387—419, (подроби, обследование) (—Л? 34), 

33. Л. Я ч е в с к и й. Зап. Мин. Общ. 1895. ХХХІУ. 36. 

34. К. Богданович, Геологич. исследов. Сиб. жел. дор. 1897. II. 204 (=]\« 32). 

35. Л. Ячевский. Испыт. сопрот. нефрита. Изв. Общ. Горн. Инж. 1897. УІ. Лз 2, стр. 1—3. 
(нефрит Онота). 

36. Л. Я ч ев с кий. Геологическ. исследов. по .гинии Сиб. жел. дор. СПБ. 1898. 14—16. 

37. .4. Ячевский. Зап. Минер. Общ. 1898. ХХХУ, прот. 13, 27, 61. 

285-14 




І 

'Ж- 


■' л™;. 


ІА 


Ш' 







';Т: 


I ■ 


л.>:ч 


?' ) ж 


I ! 'г 


37а. М. Фабрициус. Поездка в Саянский край. Изв. Геогр. Общ. 1893. ХХХІУ. 798; 1899 
ХХХТ. 98. 

38. Е. Р о м а н о в ски й. Коренное месторождение нефрита. Зап. Мин. Общ. 1898. ХХХУ. 
стр. 43. 

38а. Б. Васѳнко. Испытание нефрита в ыѳхан. лабор. Изв. Собр. Пнж. Путей Сообщ. 1899 
2. 37—38. 

39. И. Щукин. Краткий обзор поездки па коренн. мѳстор. нефрита в верх. р. Онот и Урика. 
Изв. Вост.-Сиб. Отд. Геогр. Общ. (1905) 1908. ХХХУІ. 85. 

40. А. Ф ерем а н. О жизни и деятельности Пермикина см. Самоцветы России. 1920 

стр. 124. " 




І-Т 


Урал и Кавказ. См. также 4, 5. 

41. Б. Кротов. Прот. Каз. Общ. Естествоиспыт. 1913. Х? 282, (нефрит на ІО. Урале). 

42. Б. Кротов. Труды Общ. Естествоисп. Казаеск Унпв. 1915. ХЕУП, стр. 154. (ІО. Урал). 

43. Л. Мамуровскнй. Мѳстор. нефрита на горе Бикиіяр. Изд. Литогеп, Москва, 5. 1918, 
стр. 1—52. (Урал).; 

44. ѴегЬапб. Міпег. ѲезеІІзсЬ. 1843. 121, (нефрит на Кавказе). 







Орлец (родонит). 


Подобно селениту, лазуриту и малахиту, орлец один из наиболее типичных 
и ценных русских поделочных камней, почти не имеющий себе соперников на 
земном шаре. До сих пор были известны для практических целей месторождения 
в Австралии и около Куммингтона в штате Массачузетс, где добывался годный 
для поделок камень, приближающийся по красоте и сочности тона к Уральскому; 
но во всех остальных известных месторождениях родонит встречается в разностях, 
не имеющих никакого практического значения, как поделочный материал. 

Повидимому, орлец сделался известен у нас в половине ХУШ века, и уже к 
1765 г. относятся два превосходных обелиска, украшающие вестибюль Эрмитаяса и 
переделанные позднее в канделябры. Долгое время камень отожествлялся с роговиком 
и яшмою, что мы видим из упоминания Севергинав 1807 г. о роговике 
«алом, прекрасно политуру принимающем, с черными марганцевыми дендритами»., 
Б ХѴі и вХ'ѴІІвеках словом «бакан» как будто обозначался сорт алмаза, тогда 
как в начале ХѴІІІ оно стало прилагаться, повидимому, к орлецу. 

В России с ор.адцом, иногда называвшемся «рубиновым шпатом», а у местного 
населения прямо «красным камнем», связан ряд крупнейших образцов русского при- 
кладного искусства, и потому, на нем и на будущем значении этого красивого красного 
камня необходимо остановиться более детально. 

Из русских орлецовых изделий прежде всего известен знаменитый саркофаг 
Марии Александровны из монолита, чисто розового цвета, в 680 пудов (см. том 
третий), украшения на саркофаге Александра ПГ, поразительные чаши, вазы и 
другие изделия в Эрмитаже. Из орлеца был изготовлен цоколь сеней в Храме 
Вознесения в Петрограде, а также оба клиросных иконостаса, подробно описываемые 
в третьем томе. 

Особенно знаменита чаша, выставленная на Всероссийской Выставке в 
С.-Петербурге в 1870 г. и работавшаяся в течение 30 лет; менее хороша была ваза, 
преподнесенная австрийскому императору. Кроме того всем хорошо известны мелкие 
изделия и поделки; коробочки, чернильницы, пепельницы, подсвечники, ножики,. 


пресспапье, печатки и др. мелочи, которые выделывались кустарями и мастер- 


скими Екатеринбурга из второсортного материала, с большим трудом получаемого 
из отбросов Екатеринбургской гранильной фабрики или тайком покупаемого у 
крестьян дер. Седельниковой. 


14 * 


т 








ш.- 


“/•Г;- Г 








Почти вся мировая промыіменность по обработке этого красивого камня 
сосредоточена была на Екатеринбургской и Петергофской гранильных фабриках и 
в частных мастерских Екатеринбурга. 


Цвет орлеца — розовый, вишневый или малиновый, иногда с переходом в буро- 


ватый; при общей непрозрачности этот камень обладает приятным просвечиванием, 
придающим ему глубину и особенную сочность тонов. Изредка в нем проявляется 
слабая слоистость со сбросами, напоминающими сбросы напр. Ревиевской яш.мы, 
реже ложно видеть пятнистое строение, немного напоминающ